anvictory.org » Аналитика, Главная тема » Геополитика метамфетамина

Геополитика метамфетамина

30 сентября 2013 года была показана последняя серия культового сериала «Во все тяжкие» («Breaking  Bad») – про отчаянного учителя химии Уолтера Вайта, решившего заняться производством метамфетамина. Сериал снискал бешеную популярность, заработав миллионы поклонников по всему миру и практически рекордный балл «9,5» в рейтинге IMDb. Но куда печальнее, что настоящий «главный герой» сериала – метамфетамин – популярен столь же сильно.

 

Наркотик 21 века

Почему Уолтер Вайт выбрал для быстрого обогащения именно метамфетамин? Ответ на этот вопрос состоит из нескольких пунктов:

- потому что это на данный момент самый популярный наркотик в мире, уступающий лишь марихуане. В это трудно поверить обычному человеку, который давно и прочно связал слово «наркотики» с опиатами – но это факт: в мире сейчас приблизительно 30 миллионов метамфетаминщиков, в то время как совокупных потребителей героина и кокаина, по данным ВОЗ, всего около 20 миллионов.

- потому что метамфетамин изготавливается полностью из синтетических компонентов, не нужны ни листья коки, ни опийный мак, ни конопля. А это значит, что сокращается потребность в опасном трафике нелегального сырья, и нарколаборатория может быть в значительной степени автономной, приобретая часть химикатов «серыми» схемами, а часть – синтезируя своими силами.

- потому что метамфетамин обходится покупателю дешевле, чем другие наркотики, а его выраженный эффект длится достаточно долго. Кроме того, несмотря на безусловный вред для здоровья, метамфетамином достаточно сложно произвести смертельную передозировку – а это значит, что новички меньше боятся его пробовать, а «опытные» могут употреблять годами, исправно пополняя карманы наркодельцов. Выгодно!

 

Нарко-геополитика

В мире наркобизнеса происходят сокрытые от наших глаз тектонические изменения. На смену одним потокам наркотраффика приходят другие, что напрямую отражается на враждующих центрах влияния мировой преступности, спонсировании терроризме и геополитике.

Итак, что же мы видим? На карте резко выделяется «голубые» Китай, Япония и вся юго-восточная Азия – новый мировой центр наркоторговли. Афганские поля опийного мака? Плантации коки? Старо, вчерашний день! «В чем прибыль, брат? – В метамфетамине!».

Чтобы читатель осознал, о каких поистине чудовищных деньгах идет речь, когда говорится о глобальном наркобизнесе, вот рейтинг самых доходных рынков планеты за 2011 год:

- Рынок нефти – 3 триллиона долларов/год

- Рынок вооружений – 1,5 триллионов долларов/год

- Рынок наркотиков – 500 миллиардов долларов/год

Итак, наркотики занимают третье место, опередив даже — с трудом верится! — рынок контрафактной электроники, алкоголя и сигарет с доходом в 250 миллиардов.

Главный вывод из этого – основным производителем самого популярного наркотика 21 века стал Китай и страны Юго-восточной Азии. Львиная часть мировых потоков нарко-денег замыкаются на этом регионе, помогая китайской экспансии во всем мире. А это значит, что контроль США над этой сферой, ранее базирующийся на лояльных правительствах стран Латинской Америки (кокаин) и штыках американской армии в Афганистане (героин), начинает исчезать…

 

Инструмент прогресса

Если понимать «прогресс» не в наивно-оптимистичном смысле, а как общее имя для глобальных перемен, выгодных одним силам и катастрофических для других, то именно наркотики стали отличным изумительным инструментом такого прогресса.

Наркотики и наркотизация – это, без преувеличения, главный нерв современного мира.

Почему?

Начнем с того, что современный человек чудовищно несчастлив. Полный стрессов мир, навязанный недостижимый стандарт потребления, как следствие – изматывающая работа, окружающее общество взаимного отчуждения – все это гонит людей в поисках способов забыться или, напротив, получить новый заряд сил для своей безумной гонки. Первое дает героин, второе – метамфетамин. Так или иначе, наркотик или венчает сумасшедший цикл трудов современного человека, или входит в него как необходимое звено.

В этом контексте запрет наркотиков не останавливает рост их употребления, но создает, с одной стороны, исключительно выгодную среду для  получения больших барышей от их продажи, а с другой – удобный репрессивный повод, оправдывающий любые действия государства.

Именно поэтому борьба с наркотиками стала эффективным инструментом экспансии и глобализации. Американское Агентство по борьбе с наркотиками (DEA) имеет право действовать и применять силу на территории Мексики и других латиноамериканских государств. Президент Мексики Кальдерон для борьбы с наркокартелями использовал армию.  Почему невозможен следующий шаг – не справляющейся с задачей мексиканской армии помогает не только DEA?, но и полноценная армия США?

Почему нельзя представить себе войны, поводом для которых станут не только подозрения в наличии оружия массового уничтожения, но и обвинения в участии того или иного режима в распространении наркотиков? Или даже без обвинения режима – просто, взять и накрыть ракетой здание в чужой стране, где, предположительно, может быть нарколаборатория? И что тогда остается от международного права и суверенитета?

Наркотики и наркобизнес удобны всем: одним – как способ нажиться, другим – как повод для агрессии, репрессий и экспансии. И часто – это одни и те же люди.

Почему бы не позволить китайскому мету поступать в США как на самый богатый рынок, нажиться на этом, а в нужный момент объявить Китай виновником «наркотической агрессии» и «угрозой национальной безопасности»?

Иван Чижиков, специально для Anvictory.org

Комментарии

1 комментарий на “Геополитика метамфетамина”
  1. редеркоскоп:

    если ты не убиваешься — то ты лошара галимая, помни об этом

Оставьте комментарий