anvictory.org » Главная тема, Исламизация » Восточная Европа: последний барьер между христианством и исламом

Восточная Европа: последний барьер между христианством и исламом

  • Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан — восточный соперник европейской элиты. Никто в Европе, кроме него, не говорит о защите «христианства».
  • «Прибывающие люди воспитывались в условиях другой религии и представляют принципиально иную культуру. Большинство из них не христиане, а мусульмане… Это очень важный вопрос, потому что сама Европа и европейская идентичность опираются на христианство», — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.
  • Последний шанс сохранить корни Европы вполне может быть у бывших коммунистических членов ЕС — тех, кто победил османов в 1699 году и теперь чувствует угрозу в культурном отношении со стороны их наследников.
  • Киприоты знают гораздо больше о последствиях культурных столкновений, чем бюрократы из Брюсселя. Спросите об их храмах на турецкой стороне острова; сколько их осталось?

 

Судьба Австрии сейчас под угрозой.

Возможно, это совпадение, но кардинал Кристоф Шенборн, архиепископ Вены, которому прочили должность следующего Папы Римского, выбрал 12 сентября, годовщину осады Вены, когда османские войска Турции почти завоевали Европу, чтобы высказать очень драматичный призыв спасти христианские корни Европы.

«Многие мусульмане говорят, что с Европой покончено, и действительно хотят этого», — сказал Кардинал Шенборн, прежде чем обвинить Европу в том, что она «забыла своё христианское самосознание». Затем он осудил возможность «исламского завоевания».

Конрад Песендорфер, глава австрийского бюро статистики, сказал, что к 2030 году 40% населения Вены будет иностранного происхождения из-за внутренней демографической ситуации и миграционных потоков (60,000 прибывших всего за один год).

После падения Константинополя в 1453 году большая часть христианского населения Восточной Европы столетиями жила под исламской оккупацией, особенно во времена Османской империи. Теперь, кажется, время вернулось в 1683 год, когда османская армия стояла у ворот Вены.

Не случайно ожесточенное сопротивление восточных европейцев стало основной помехой для единой реакции со стороны Европейского Союза на миграционный кризис. Именно эти восточные государства заставили канцлера Германии Ангелу Меркель остановить массовый поток мигрантов. В настоящее время мигранты продолжают прибывать в больших количествах туда, где нет границ и ограничений. Только в августе в Италию приехали 23,000 мигрантов.

Брюссель нагнетает пропагандистскую войну, чтобы представить западных европейцев, которые одобряют миграцию мусульман без прохождения ими проверки, как толерантных людей, а восточных европейцев — как сборище ксенофобных фанатиков, если не сказать неонацистов.

Образованной элите Европы не помешало бы прислушаться к восточным братьям. Эти страны, как ни странно, являются ядром «новой Европы». Это последние государства, которые присоединились к европейскому проекту и вырвались из авторитарных режимов, что, должно быть, и возродило их. Политика Брюсселя теперь толкает этот Восточный блок назад, под сферу влияния России.

Нежелание восточных европейцев открыть двери многочисленным мусульманским мигрантам можно объяснить экономическим кризисом, падением уровня рождаемости, их относительной однородностью общества, преследованием христиан при коммунизме, воспоминаниями о конфликте с исламом в Средневековье и попыткой Брюсселя навязать культурную программу. Европейский парламент, по сути, постоянно принимал резолюции, заставляя консервативных восточноевропейских стран-участников, таких как Польша, Венгрия и Хорватия, узаконить однополые браки и аборты по предъявлению требования.

Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер назвал его «Виктатор» Орбан, однако премьер-министр Венгрии дерзко приступил к строительству стены на границе с Сербией. Когда коммунизм пал, Венгрия стала первым государством, которое открыло железный занавес и выпустило людей. Сейчас это первая страна, воздвигающая ограду, чтобы никого не впускать. Орбан также планирует установить дополнительный забор вдоль границы.

Орбан — восточный соперник европейской элиты. Никто в Европе, кроме него, не говорит о защите «христианства». «Вышеградская-4», союз Чехии, Польши, Болгарии и Словакии, хочет различать христианских и мусульманских иммигрантов. Орбана поддерживают венгерские епископы, выступающие против радушной политики Папы Римского Франциска по отношению к мигрантам.

В статье в газете Frankfurter Allgemeine Орбан написал:

«Прибывающие люди воспитывались в условиях другой религии и представляют принципиально иную культуру. Большинство из них не христиане, а мусульмане… Это очень важный вопрос, потому что сама Европа и европейская идентичность опираются на христианство».

Непокорность Орбана началась ещё в его студенческие времена в 1989 году, когда он был на похоронах Имре Надь, который возглавлял антисоветское восстание 1956 года. Орбан имел смелость потребовать вывода коммунистических захватчиков.

Позже Орбан привел Венгрию в НАТО.

Сын коммуниста и кальвинистки, Орбан женился на набожной католичке и имеет пять детей. Тем, кто сомневается, является ли он реакционером, Орбан отвечает: «Я ем с вилкой и ножом, но не следую господствующим тенденциям». Для него Европейская комиссия — своего рода новое политбюро. «Мы не позволили Вене диктовать нам свои правила в 1848 году, а Москве в 1956 и 1990 годах, — сказал Орбан. — И теперь не дадим навязывать нам правила ни Брюсселю, ни кому бы то ни было».

Речи Орбана наполнены отсылками к истории, например, когда он попросил венгров действовать с той же отвагой, проявленной их предками «в войне с Османской армией».

Конституция Венгрии уникальна для Европы; она защищает «жизнь с момента зачатия» и говорит, что браки могут заключаться только между мужчиной и женщиной.

Подход Орбана приняли и другие бывшие коммунистические страны ЕС. Президент Польши, Анджей Дуда, жаловался на «приказы» Брюсселя принять мигрантов, бегущих на континент с Ближнего Востока и Африки. В то же время лидер польской партии Закон и справедливость, Ярослав Качиньский, обратился «к старой исторической точке зрения, в соответствии с которой Польша является оплотом христианства на Востоке и должна спасти Европу от самой себя».

«С момента принятия христианства в 966 году Польша часто играла роль оплота этого вероучения», — сообщает Crisis Magazine.

«С момента прекращения наступления монголов в битве при Легнице в 1241 году и до спасения Европы от мусульманской колонизации, когда король Иоанн III Собеский разбил турок в 1683 году, это только усилилось. Коммунизму не удалось уничтожить польский католицизм, когда Иоанн Павел II был избран Папой Римским в 1978 году и способствовал развитию движения Солидарности, которое играло важную роль в разгроме коммунизма. В последнее время польские иммигранты заполняли пустые места в Западной Европе. На синоде Ватикана о семье польские епископы были одними из самых ярых защитников традиции».

восточная европа против исламизации

Премьер-министр другого восточноевропейского государства, Роберт Фицо из Словакии, заявил, что его страна будет принимать только христианских беженцев, что исламу «нет места» в его стране, и что «мультикультурализм является фикцией».

Президент Чехии, Милош Земан, также против мультикультурализма. Даже Сократис Хасикос, министр внутренних дел Кипра, сказал, что его страна будет принимать беженцев, но ему хотелось бы, чтобы они были христианами. Для многих киприотов линия, которая делит остров на две части, является границей между греческим христианством и турецким исламом, точно так же, как Берлинская стена была границей между демократией и коммунизмом.

Как отметили в престижном американском католическом журнале First Things. «в Венгрии, Хорватии и других странах Восточной Европы происходят революции за ценности семьи, жизни и повторного обнаружения христианских корней».

Нравится это или нет, но последний шанс сохранить корни Европы вполне может быть у бывших коммунистических членов ЕС — тех, кто победил османов в 1699 году и теперь чувствует угрозу в культурном отношении со стороны их наследников.

Киприоты знают гораздо больше о последствиях культурного столкновения, чем бюрократы Брюсселя. Спросите об их храмах на турецкой стороне острова; сколько их осталось?

А еще стоит спросить себя кому выгодна исламизация Европы?

 

Перевод anvictory.org. При копировании ссылка обязательна!

Комментарии

Оставьте комментарий