anvictory.org » Актуальное, Будни Россиянии, Видео, Главная тема, Политика » Песня российского чиновника — Семён Слепаков — Путина боюсь, Путин всех боится, Песня про откат

Песня российского чиновника — Семён Слепаков — Путина боюсь, Путин всех боится, Песня про откат

Семен Слепаков — Песня российского чиновника from Anvictory on Vimeo.

 

«Путин страшный, очень страшный — я его боюсь!»

А с ютуба эту песенку уже удалили, сами знаете кто).

UPD: вконтакте тоже почистил видео)

UPPD: Песня-приквел: Путин всех боится

 

Семён Слепаков буквально несколько часов назад исполнил отличную, злободневную песню — Песня российского чиновника, где смог передать все плюсы и минусы русского презрения к власти. В этой композиции Семену очень точно удалось показать наше общество, и как относится народ к чиновникам, Путину и все что связано с этим…

Текст песни:

Произошел в моей жизни быстрый карьерный рост, Я занимаю в России очень высокий пост,
Мимо меня протекает денег огромный поток, И иногда я себе позволяю из потока сделать глоток

Есть у меня самолеты, яхты и острова, И в жизни одна забота — Родину распродавать,
Навек обеспечены дети, пристроена вся родня, Но есть один человек на свете, который пугает меня

Когда в стране наступает очередной трындец, Таких как я вызывает он в свой мрачный дворец,
И, крепко сжав ягодицы, мы слушаем строгую речь, И ждем напряженно кого покарает сегодня Домоклов меч

ПРИПЕВ:

Путин страшный, очень страшный, я его боюсь, Я почти привык, но каждый раз в штаны мочусь,
Я вагонами ворую, как пчела тружусь, И при этом все сильнее Путина боюсь!

Стараюсь на совещаниях сидеть я с таким лицом, Как будто все эти годы был в церкви святым отцом,
Мой взгляд выражает смирение, я словно в раю херувим, И правой рукой прикрываю на левой часы Вашерон Константин

Когда на глаза случайно я попадаюсь ему, Мне кажется, что детишек я больше не обниму,
Не буду бежать по пляжу за стайкой игривых путан, Не выстрелю в глаз бармену за плохо помытый стакан,
Не буду пытать служанку, охотиться на тигрят, Согласитесь, что жалко вдруг это все потерять,
Обидно на празднике жизни остаться вот так не у дел, Неужто у нас в правовом государстве возможен такой беспредел

ПРИПЕВ…

В испуганном состоянии живу уже много лет, Я жду каждый день наказания, а наказания всё нет,
Я жду его в Куршавеле и на Мальдивах жду, Я жду его в Средиземном море с яхты справляя нужду

Охваченный диким страхом я весь погряз в грабеже, Краду я с таким размахом, что даже стыдно уже,
Вот раньше я крал осторожно, а щас обнаглел совсем, И не заметить уже невозможно моих двух ходовых схем,

В стране объявлена, вроде, борьба с такими как я, Но я еще на свободе, и здесь же мои друзья.
Где логика я не вижу, над этой загадкой бьюсь, Ведь я же так всю Россию спизжу, пока я его боюсь

ПРИПЕВ..

 

Добавлено: И еще одна любимая всем песенка про откат

Тэги:

Комментарии

46 комментариев на “Песня российского чиновника — Семён Слепаков — Путина боюсь, Путин всех боится, Песня про откат”
  1. Георгий:

     
    Doctor Pilz
    l               ***
    Я  начинаю  сей  мой  труд,
    (К  тому  года  мои  зовут)
    Хочу  я  людям  рассказать
    Ту  правду,  что  сумел  познать.
    В  эпоху  гласности  могу
    (Ведь  о  евреях  ни  гу-гу)
    Я  пятна  белые  убрать, -
    То  есть,  жидов  разоблачать;
    Кого  коробит  слово  «жид»,
    У  Пушкина  пусть  поглядит, -
    Оно  вполне  литературно;
    Еврей  же  возмутится  бурно:
    «Ведь  в  революцию  тогда,
    Мы  запретили  навсегда,
    И  всем  его  употреблять;
    И  стали  за  него  сажать».
    И  правда  семьдесят  уж  лет,
    На  слово  «жид»  лежит  запрет;
    И  про  евреев  все  молчат, -
    (Боится  их  наш  русский  брат)
    А  я,  за  Пушкиным  вослед,
    Бояться  их  не  стану,  нет! 
                     0
    Из  Библии  узнаешь  ты
    Евреев  мерзкие  черты;
    Где  кровь  за  кровь,  за  око, - 
    Религия  у  них  жестока,
    И  очень  кровожаден  бог;
    Ему  приятен  жертвы  вздох,
    И  кровь,  текущая  ручьём,
    И  плоть  горящая  огнём;
    Не  только  кротких  агнцов,
    Но  дев  и  отроков – юнцов.
    (Авраам  ведь  сын  Исаака
    Хотел  прирезать  как  собаку).
    Зарезал  дочь  свою  Еффай,
    (Об  этом  в  библии  читай)
    Чтоб  угодить  евреев  богу,
    И  обеспечить  в  рай  дорогу;
    Еврейский  бог, — как  иудей,
    Такой  же  точно  он  злодей, -
    Жидовской  злобой  наделён,
    И  как  они  завистлив  он;
    Подобен  образом  своим
    Тем,  кто  жесток  и  нелюдим.
     
     
                        I
     -А  настоящий  наш  Творец, -
    Непознаваем  для  сердец,
    И  для  ничтожного  ума;
    Природа  для  учёных, — тьма.
    Для  Бога  мы, — как  муравьи,
    А  у  него  дела  свои;
    Но  в  смертном  страхе  человек,
    Желая  удлинить  свой  век,
    Всё  молится  иным  богам,
    И  верит,  что  воскреснет  сам.
    И  не  дано  нам  то  познать,
    Но  в  вере  легче  умирать.
                          II
    Ты  не  найдёшь  на  всё  ответа,
    Коль  Слово  Нового  Завета
    Когда-нибудь  и  сам  прочтёшь;
    И  Веру  в  Истину  найдёшь.
    Царит  там  только  лишь  Любовь,
    Ничья  не  льётся  больше  кровь;
    Христос  за  нас  её  пролил,
    Грехи  все  наши  искупил.
    Жиды  не  веруют  в  Христа;
    Причина  этого  проста, -
    Как  вызов  им,  у  Яхве  трона
    Уселась  белая  ворона;
    Еврейский  гнев  был  очен  лют,-
    Христа  немедленно  убьют,
    Апостолов  прогонят  вон,
    (Чтоб  сохранить  жидов  закон).
    Имели  к  новому  ученью
    Враги  Израиля  влеченье…
    Евреи  ручки  потирали,
    Когда им щёки подставлляли
    А не по морде били их
    (Читай мой друг библейский стих)
                         III
    Марк Твен    про честность  говорил,
    И  тем  евреев  суть  открыл, -
    Им  выгодно,  когда  они
    Людьми  добра  окружены;
    Дурачить  легче  простаков,
    Опутав  сетью  лживых  слов.
    (Жиды  красиво  говорят,
    Но  дело  чёрное  творят).
    А  вот  ещё  пример,  как  ловко
    Плутуют  в  библии  жидовки, -
    Как  Руфь  Вооза  обманула;
    К  его  ногам  она  прильнула,
    Когда  напившийся,  он  спал…
    Когда  же  он  наутро  встал
    И,  разглядев  свою  девицу,
    Решил:  «Мне  надобно  жениться».
    И  был  к  тому  же  он  богат,
    И  бедной  родственнице  рад;
    Ведь  Руфь  родня  ему  по  крови;
    Совету  следуя  свекрови,
    Она  проделала  сей  трюк, -
    Вдовица  замуж  вышла  вдруг.
                       IV
    А  был  ещё  еврей  один,
    Герой  жидов, — Иисус  Навин;
    Как  негодяй  он  воевал,
    Когда  подряд  всё  истреблял, -
    Младенцев,  женщин,  стариков,
    И  «всё  дышащее»  без  слов.
    В  страну  чужую  он  пришёл,
    С  собой  толпу  жидов  привёл;
    Они,  не  ведая  труда,
    С  добычей  брали  города;
    Чужое  хапали  добро, -  дышащее»тариков,
    треблял, -
    ;
    ,
     
    Дома,  одежду,  серебро,
    Иегову  своего  хваля…
    «Обетованная  земля», -
    То  место  стало  называться;
    Жидовство  стало  размножаться,
    Путём  насилий,  грабежа 
    Коль  память  ваша  не  свежа,
    Читайте  в  библии  о  ней, -
    Жидов  эпохе,  до  судей;
    «Иисус  Навин»  зовётся  книга,
    И,  ведь  последний  забулдыга,
    Был  человек  в  сравненьи  с  ним
    Но  мы  об  этом  все  молчим;
    Ему  лишь  воздают  хвалу
    Попы,  в  молитвенном  пылу.
                        V
    Ещё  из  библии  обман, -
    У  Артаксеркса  был  Аман;
    Царю  вернейший  он  слуга,
    Но  служба  была  недолга;
    Военачальником  он  был,
    И  горячо  народ  любил,
    Который  от  жидов  страдал;
    И  царь  Аману  приказал:
    «Жидов  немедля  перебить,
    Народ  от  них  освободить».
    Но  у  царя  была  жена,
    Жидовка  юная  одна,
    Но  он  об  этом  и  не  знал,
    Когда  невесту  выбирал…
    И  был  ещё  там  Мардохей, -
    Эсфири  близкий  иудей;
    И  стали  думать  и  гадать,
    Как  лютой  смерти  избежать,
    И,  поскорей,  путём  обмана
    Убрать  врага  жидов, — Амана.
    И  вот  придумал  Мардохей, -
    Созвать  на  царский  пир  людей,
    И  пригласить  туда  Амана
    Из  войскового  стана.
                     VI                
    А на  пиру  попал  Аман
    В  уже  расставленный  капкан;
    (Когда  Эсфирь  он  стал  просить,
    От  гнева  мужа  защитить).
    Она  же  сделала  всё  так,
    Что  изнасиловать  бедняк
    Её  как — будто  бы  хотел…
    И  царь  спектакль  сей  узрел!
    Тотчас  повешен  был  Аман;
    И  ликовал  евреев  стан…
    С  тех  пор  и  празднуют  «Пурим»;-
    Что,  значит  всех  мы  «обдурим».
    Жид  Мардохей  почтён  в  веках, -
    Царя  оставил  в  дураках.
    И  Сталин  с  Берией  хотел
    Евреев  выслать  в  их  удел;
    В  далёкий  край – Биробиджан,
    За  трусость,  подлость  и  обман.
    А  перед  этим,  свет  очей, -
    Хотел  повесить  он  врачей,
    Что  были  главные  в  Кремле,
    И  прах  жидов  придать  земле…
    Но  вдруг  внезапно  умер  он,
    Рукой  неведомой  (?)  сражён…
    И  вновь  евреи  спасены
    От  рук  разгневанной  страны.
    Мой русский друг на ус мотай……
    Почаше библию читай.
                    VII                 
    А  есть  ещё  еврейский  миф;
    Собой  смазливая  Юдифь,
    Проникла  ночью  в  стан  врага;
    В  шатре  разделась  донага
    И  соблазнённый  полководец
    Тотчас  упал  в  любви  колодец…
    Под  утро  Олоферн  устал,
    Наверно  безмятежно  спал,
    Когда  Юдифь,  схвативши  меч,
    Сумела  голову  отсечь, -
    И  отнести  к  своим  назад,
    У  крепостных  повесить  врат…
    И  враг,  напуганный  бежал…
    И  вновь  Израиль  устоял…
    Из  Библии  другой  сюжет
    Прольёт  нам  на  жидовок  свет;
    В  бою  Сисара  был  разбит,
    И  с  поля  боя  он  бежит;
    В  шатёр  он  к  женщине  вбежал
    И  быстро  спрятать  умолял;
    А  Иаиль, — её  был  дом, -
    Его  укрыла  под  ковром,
    Затем,  приставив  кол  к  виску,
    Сисары  смертную  тоску
    Утешила  во  время  сна,
    Ударом  молота  она…
    А  тело, — выдала  врагам.
    (Урок  коварнейший  вождям).   
                          VIII 
    Теперь  вернёмся  в  наши  дни;
    Жидовки-жёны,  все  они
    У  наших  признанных  вождей;
    То  Жуков,  Молотов- злодей,
    И  даже  маршал  Ворошилов;
    Не  утаить  в  мешке  им  шила
    Коль  жёны  заговор  плетут, -
    Вот,  Крым  евреям  отдадут,
    Сначала  выселив  татар…
    (Жидов  коварнейший  удар!)
    Их  Берия  разоблачал
    За  то  и  жизнь  свою  отдал.
    У  Сталина, -  жидовка  Роза,
    Над  ним  нависшая  угроза,
    Но  вождь  об  этом  не  узнал, -
    Он  редко  Библию  читал…
    (Очнулся  он  уже  в  раю…
    Лови  читатель  мысль  мою!)
    В  Америке,  стране  закона, -
    Жидов  четыре  миллиона,
    Плетут  уж  заговора  сеть, -
    Как  шар  земной  им  одолеть;
    Жидов-банкиров, — несть  числа, -
    Им  всем  богатство  принесла
    Их  хитрость  древняя,  они
    Коварным  паукам  сродни,
    Что  прячутся  по  дырам,
    И  нынче  правят  миром.
                     IX  дышащее»тариков,
    треблял, -
    ;
    ,
     
    Жиды  в  России  уж  давно,
    И  дело  делали  одно;
    Для  счастья  якобы  людей, -
    Убили  несколько  царей,
    И  множество  их  верных  слуг;
    И  клялся  жид,  он, — русским  друг;
    Так,  чтоб  создать  евреев  царство,
    Он  рушил  наше  государство.
    Историю  мы  с  детства  знали,
    (Её  мы  в  школе  изучали), -
    Но  неизвестно  было  в  ней,
    Как  на  Руси  возник  еврей;
    Учебники  жиды  писали, -
    Об  этом  скромно  умолчали.
    Страницу  заднюю  открой, -
    Жидов  увидишь  целый  рой;
    А  в  революции  копнуться, -
    Опять  одни  жиды  найдутся;       
    Их  были  полчища  тогда,
    Когда  в  Россию  шла  беда;
    На  белых, — красных  натравили,
    И  пол-народа  перебили;
    Где  были  царские  вельможи, -
    Теперь  жидов  возникли  рожи;
    Красиво  говорить  умея, 
    Уселись  на  народной  шее.
                        X
    Рядились  в  разные  одежды,
    И  им  поверили  невежды;
    И  свергли  батюшку-царя;
    Но  жизни  новая  заря,
    Обещанная  им  жидами,
    Не  ожидаема  и  нами;
    И  миф  еврейский, — коммунизм,
    Изношен  ныне  как  марксизм.
    Вот, — Троцкий,  Каменев,  Бухарин,
    Зиновьев,  Радек,  Ленин-барин,
    Свердлов,  Урицкий,  Коллонтай;
    (Самца  ей  только  подавай)
    Вот  Равич,  Стасова, — их  рожи
    На  остальных  жидов  похожи,
    Которых  я  не  в  силах  счесть,
    (Они  в  истории  все  есть)
    Юровский- жид,  друг  Ильича,
    Убил  царя,   его  врача,
    А  заодно  и  всю  семью, -
    (Тогда  в  ту  ночь  июльскую);
    Свердлова  выполнил  приказ,
    А  жид  тот, — Ленина  наказ. аменев,  Бухарин,
    ;
     
                        XI
    На  Петроградской  стороне
    Жиды  теперь  живут  одне, -
    Где  раньше  проживала  знать;
    Её  велели  расстрелять
    Руками  русских  дураков,
    (Опутав  сетью  лживых  слов)
    Жиды – марксисты  вожаки,
    И  прочие  политруки.
    Евреи  любят  быть  в  тени, -
    И  днём  невидимы  они;
    И  гадости  творят  не  сами, -
    Чужими  действуют  руками;
    Врагов  своих  поссорят  вмиг,
    И  кто  их  подлость  не  постиг,
    Те  убивают  уж  друг  друга,
    (Утратив  разум  с  перепуга).
    На  свете  много  разных  наций, -
    (Как  у  еврея  ассигнаций)
    И  каждый  труженик  народ,
    За  счёт  свой  собственный  живёт;
    Народы  вместе  жить  стремятся,
    Евреям  надо  разбегаться, -
    Чтоб  кровь  народную  сосать,
    И  деньги  в  свои  центры  слать.
                         XII
    И  средь  евреев  есть  таланты,
    Но  сможешь  распознать  обман  ты,
    Когда  узнаешь, — в  сей  момент
    Есть  у  еврея  конкурент,
    Который  всем  его  умнее
    И,  превзойти  его  не  смея,
    Плетёт  еврей  интриги  нить, -
    Чтоб  конкурента  устранить;
    Глядишь,  и  нет  уже  бедняги, -
    Окончил  дни  свои  в  «Гулаге»  
    Кто  был  в  команде  палачей
    И  русских  убивал  людей?
    (Когда  был  вождь  товарищ  Сталин,
    И  дни  репрессии  настали,)
    То  Гертнер  Софочка,  Фигур,
    И  Яков  Меклер,  Гейман, — Чур!
    Одних  евреев  имена!
    Чур,  чур,  меня  ты  Сатана!
    Потом  же  строй  их  поредел,
    (Товарищ  Сталин  преуспел)
    Одних  казнил,  других  сослал,
    Но  всё  же  их  не  доканал, -
    Они  жестоко  отомстили;
    Его  же  позже  отравили
    При  помощи  одной  из  дам, -
    Как  говорится  «Аз  воздам».
                       XIII
    Эйнштейн, — еврейский  чародей,
    Дурачил  долго  всех  людей;
    И,  вроде  физиком  он  был, -
    Но  опыты  не  проводил;
    В  бюро  патентном  он  торчал,
    Чужие  мысли  обобщал;
    Атомной  эры  на  заре, -
    Он  обокрал  Пуанкаре,
    И  доказал  что  дважды  два
    Равно  пяти;  Во,  голова!
    Картину  «царственный  младенец»
    Не  расшифрует  даже  немец, -
    Её  похвалит  только  жид;
    Малевич  кистью  шевелит, -
    И  пустотой  дурачить  рад,
    Малюет  «Чёрный  он  квадрат»,
    И  в  раме, — больше  ничего
    (С  мозгами,  верно,  не-того);
    Но  знают  люди  на  земле
    О  голом  сказку  короле;
    А  был  ещё  один  нахал, -
    Жид  по  фамилии  Шагал,
    (Взахлёб  хвалят  его  евреи)
    Писать  картины  не  умея,
    Он  оказался  плодовит;
    Но  от  его  мазни  тошнит;
    Хотя  жидовствуют  «эстеты»:
    «Он  гений  всей  нашей  планеты»;
    И  у  жидов  заморских  штатов, -
    В  цене  стряпня  дегенератов.
                        XIV
    Но  всё  ж  в  семье  не  без  урода,
    И  средь  еврейского  народа, -
    (По  пальцам  можно  перечесть)
    И  музыканты  даже  есть;
    Врачи  зубные,  адвокаты,
    Но  не  увидишь,  ты  лопаты
    У  них  в  ручонках  никогда;
    Всё,  шахматисты,  вот  беда!
    Когда  таланты  истребили,
    (Вы  про  Октябрь  не  забыли?)
    То  в  нашу  русскую  культуру,
    Жиды  внесли  свою  халтуру,
    И  стали  петь  и  танцевать,
    И  даже  рифмы  сочинять;
    Уж  как  жиды  в  поэты  рвались,
    И  конкуренты  устранялись,
    Нам  говорит  один  пример, -
    Их  подлых  методов  и  мер:
    Есенин  был  тогда  в  опале, -
    Ему  евреи  приписали, -
    (Вовсю  используя  марксизм)
    Опасный  антисемитизм!
    Ушёл  из  жизни  он  без  слов,
    При  злопыхательстве  жидов.
    И  много  лет  был  запрещён,
    Хотя  Поэт  великий  он.
                       XV
    А  на  эстраде  что  творится!
    Одни  жидовские  там  лица;
    Не  отличит  и  меломан, -
    Где  педераст,  где  наркоман; 
    Вопят,  гитарами  тряся,
    В  поту  и  мыле  морда  вся;
    И  ведь  находятся  дебилы,
    Которым  нравятся  гориллы.
    А  барабанщик,  он  сидит
    В  одной  лишь  майке,  и  стучит;
    И  вся  обрита  голова;
    У  пианиста, — грива  льва;
    А  сзади  девы  подвывают,
    Но  больше  задницей  виляют;
    Ну,  а  солист  экстаза  для,
    Плетёт  ногами  кренделя.
    А  снизу  дыму  напускают
    Глаза  лучами  ослепляют;
    А  как  до  пения  дойдёт, -
    Тогда  певец  козлом  блеёт;
    Или  хрипит  как  граммофон,
    Зато  одет  по  моде  он,
    И  волосатую  ничуть,
    Свою  он  не  скрывает  грудь.
                      XVI
    А  Маяковский  с  Лилей  Брик,
    Давно  был  связан  как  мужик;
    Хотя  у  Лили  Ося  был,
    Но  он  жене  не  запретил;
    Вот  так  и  жили  все  втроём,
    И  был  жидовский  там  дурдом;
    Бордель  не  долго  длился, -
    Поэт  наш  застрелился.
    Об  этом  странно  узнавать;
    Но  если  библию  читать, -
    Авраам  о  Саре,  как  жене
    Сказал:  «Она  сестра  ведь  мне»;
    В  гарем  тогда  её  забрали,
    Еврею  много  денег  дали;
    И  был  тогда  доволен  он;
    И  счастлив  с  Сарой, — Фараон.
    Когда  еврей  ложится  спать,
    Он  простыню  берёт  в  кровать,
    А  в  ней  отверстие  одно, -
    (Законом  то  освящено),
    Жену  он  ею  накрывает,
    Через  дыру  её  сношает;
    (Чтоб  яйца, — Так  открылось  мне, -
    Не  перепачкались  в  говне).
     
                        XVII
    Весь  мир  жидами  заражён;
    (Как  будто  болен  раком  он),
    Творят  уж  чёрные  дела, -
    Их  библия  к  тому  звала;
    И  «богом  избранный  народ», -
    Он  не  молчит,  Уже  орёт:
    «Деньгами  мир  весь  покорим,
    В  рабов  своих  всех  превратим».
    Евреи  действуют  всем  скопом;
    Подкравшись  к  жертве  ненароком,
    Как  вши  кусаются  они, -
    И  вновь  господствуют  одни;
    На  телевиденье  попав, -   
    Диктуют  русским  свой  устав;
    Покрасс  и  Блантер,  Исаковский,
    Кольцов  и  Бабель,  Колмановский,
    И  Дунаевский, — молодец,
    Эстрадной  музыки  отец;
    Утёсов,  джаза  исполнитель,
    Эфрос, — Есенина  хулитель,
    Детишек  идол, — Михалков, -
    Всех  перечислить  нет  уж  слов;
    Куда  ни  кинь, — одни  жиды,
    Халтура  мчится  без  узды.
                      XVIII
    Когда  Распутина  поёт, —
    То  смехом  давится  народ,
    Она  не  пеньем  привлекает,
    А  голой  задницей  сверкает, -
    Кумирша  пьяных  мужиков;
    Вот  балаган,  нет  больше  слов!
    (Итог  печальных  размышлений)
    Где  гнусный жид, -так он там  «гений»,
    Он  к  заключению  ведёт,
    Что  зритель  нынче, — идиот;
    В  мозгах  существенный  изъян, —
    Смотреть  подобных  обезьян…
    А  каковы  же  будут  дети?
    Не  жить  им  лучше  бы  на  свете.
    Коль  в  нашем  Обществе», — Кругом
    Жидовский  уж  царит  дурдом.
                        XIX
    Певиц – жидовок  несть  числа;
    (На  что  их  мама  родила?)
    Хоть  голосов  у  них  и  нет,
    Но  бюст  у  каждой  неодет,
    И  всё  прикрыто  еле-еле;
    Как  будто  вышла  из  постели;
    А  в  клипах  модных  во  все  дни,
    Мелькают  задницы  одни.
    (А  если  очень  повезёт
    Она  и  писькой  вам  махнёт.)
    А  чтобы  скрыть  жидовский  грим, -
    У  них  у  каждой  псевдоним.
    Когда  поёт  Эдита  Пьеха, -
    Народу  просто  не  до  смеха,
    Еврею  верная  жена,
    Жеманна  несколько  она,
    И  о  любви  одна  лишь  тема;
    Эстрады  нашей  хризантема, -
    (Так  критики  её  зовут
    А  может  быть  они  всё  врут)
                          XX
    Вот  Пугачёва, — пьяный  вид,
    Истошным  голосом  вопит,
    Почти  глотая  микрофон,
    (Как  только  терпит  бедный  он!)
    Поёт  всё  больше  о  любви,
    Которой  нет,  как  не  зови,
    Хотя  давно  за  сорок  ей, -
    Но  нет  отбоя  от  мужей.
    По  телевизору  видна,
    И  всё  невиннее  она.
    Чтоб  мужиков  ввести  в  экстаз,
    Трясёт  грудями  на  показ,
    Но  скрыть  не  могут  макияжки, -
    Её  стареющие  ляжки,
    Пытаясь  сделать  пируэт;
    И  голоса  давно  уж  нет;
    Напрасно  напускает  чары, -
    Пора  писать  ей  мемуары.
                    XXI
    Боярский, — псевдо-мушкетёр,
    Он  как  махровый  жид  хитёр,
    Пролез  в  кино  он,  на  экран, -
    Сей  губошлёп  и  таракан;
    Гнусавым  голосом  поёт
    Он  дни  и  ночи  на  пролёт.
    Рекламу  сделали  жиды.
    Но  за  какие  же  труды?
    Он,  если  где  и  выступает, -
    Под  шляпой  лысину  скрывает.
    А  вот  ещё  одна  красотка, -
    Алиса  Фрейндлих  (не  кокотка!)
    В  кино  играет  юных  дам;
    Но  по  заслугам  ей  воздам,
    Зубов  неправильный  прикус
    Имеет  (на  еврейский  вкус)
    Сия  посредственности  жрица, -
    И  в  королевы  не  годится.
    Вот  в  парике  поёт  Кобзон, -
    С  наркотиками  связан  он,
    По  данным  же  израильтян;
    Но  до  сих  пор  он  сыт  и  пьян.
    И  наша  власть,  (туды  их  мать)
    Не  может  всё  его  поймать.
    И  мэр  Лужков  (каков  нахал)
    Его  прилюдно  лобызал…
    Вот  русским  дуракам  пример, -
    Кобзон-то,  он – миллиардер.    
                        XXII
    И  Розенбаум  будет  петь,
    Как  по  стеклу  ножом  скрипеть;
    И  те  слова,  что  про  седло, -
    Как  жмёт  под  яйцами  оно,
    Вот,  Шуфутинский, — тоже  жид,
    Надрывным  голосом  сипит,
    Как  будто  песню  исполняет,
    Девиц  за  жопы  обнимает;
    И  приблатнённым  говорком
    Хрипит  для  тех  кто  за  столом;
    (Стал  в  ресторанах  выступать,
    Где  жрёт  за  наши  деньги  знать.)
    А  телевизор  включишь  ты, -
    Узришь  библейские  черты,
    И  если  диктор  верещит, -
    По  морде  видно,  что  он  жид,
    Желая  русских  научить,
    Как  надо  им  при  рынке  жить;
    Газету  взял  и  там  жиды
    Дурачат  нас  на  все  лады;
    В  кино  пошёл, — И  там  одно
    Плывёт  жидовское  говно;
    Про  педерастов,  шлюх,  ворюг;
    Там  наркоман, – Кобзона  друг
    Там  секс,  насилие,  пальба,
    Бандитов  пьяная  гульба,
    Всё  это  смотрит  молодёжь
    Она  пропала…Не  вернёшь.
                       XXIII
    В  программе  той  «что,  где,  когда; -
    Засело  сорок  два  жида;
    Одеты  в  красны  пиджаки,
    Язык  чесать  все  мастаки;
    Там  Якубович, — хитрый  жид,
    Усами  томно  шевелит,
    Рекламой  мучая  народ, -
    Лопатой  деньги  он  гребёт.
    А  Новикова  денег  ради,
    Елозит  задом  по  эстраде,
    Изображая  бурный  секс;
    (Между  рекламою  «Тампекс».)
    И  сальных  слов  и  поз  сумбур,
    Смех  вызывает  русских  дур,
    Не  понимая,  что  порой, -
    Они  смеются  над  собой.
    Хазанов,  записной  остряк, -
    Народ  высмеивать  мастак;
    Двойное  гражданство  имея
    (На  зависть  всякого  еврея)
    Часами  он  острить  готов,
    На  тему  русских  дураков.
    (А  дураки  те,  сидя  в  зале
    Его  хлопками  одобряли.) 
                       XXIV
    А  вот  Жванецкий, — одессит,
    Он  по  бумажке  юморит;
    Но  чтоб  остротой  насладиться,
    В  Одессе  нужно  бы  родиться, -
    И  если  в  зале  оглянутся,
    Одни  евреи  лишь  смеются,
    А  русский  лыбится  слегка,
    Чтоб  не  прослыть  за  дурака;
    Вот  юморист  ещё, — Шифрин,
    Среди  евреев  он  один,
    Кто  остроумия  лишён;
    Но  он  ни  капли  не  смущён;
    И  с  Евдокимовым  он  славным
    Напрасно  тужится  быть  равным;
    Но  видят  зрители  из  зальца
    То, — Члена  равенство  и  пальца
    Вот  Юрский, — (явно  не  хохол),
    Киноартист,  тупой  как  стол;
    Ему  наступим  на  мозоль, -
    Испортил  Бендера  он  роль,
    Да  и  стихи  читал  гнусаво.
    Поэта  Пушкина,  он,  право.
    Но  с  помощью  жидов-друзей
    Уже  справляет  юбилей.
                         XXV
    Царил  в  театре  Товстоногов, -
    (Наверно  знал  секреты  иогов)
    Евреи  славу  раздували…
    (Его  с  попами  отпевали
    Не  удивленье  христиан)
    А  может,  поп  был  просто  пьян,
    Узнать  по  носу  не  умея,
    Что  он  хоронит  иудея.
    Вот  Валентин,  простите,  Гафт;
    Он  не  дояр  не  космонавт, -
    В  кино  злодеев  он  играет
    И  тем  деньгу  себе  сшибает;
    Хоть  никому  и  не  вредит,
    Но  будьте  бдительны,  он, — жид;
    Коль  с  ним  придётся  повстречаться, -
    Имей  в  виду  здоров  он  братцы;
    А  здесь – артист  Зиновий  Гердт,
    (Простой  среди  евреев  смерд),
    Он  в  памяти  моей  запал,
    Что  Паниковского  сыграл;
    И  очень  точно,  как  в  романе,
    Как  не  отдать  за  это  дани!
    Ещё  за  то  что  воевал, -
    (Конечно,  если  не  соврал.)
                        XXVI
    А  вот  Плисецкая, — она
    В  балете  очень  уж  видна;
    Она  не  столько  танцевала,
    Как  с  молодёжью  воевала;
    Явив  жидовское  коварство,
    В  борьбе  за  призрачное  царство;
    И  уловив  игру  момента,
    Вмиг  устраняла  конкурента…
    Была  еврейская  с  ней  сила, -
    Таланты  многих  погубила,
    Но  в  гору  русские  пойдут,
    Тогда  и  ей  придёт  капут.
    Вот  Смоктуновский, — либерал,
    Нелепо  Гамлета  сыграл, -
    Да  и  в  других  ролях  замечен;
    И  даже  премией  отмечен,
    Но  под  конец  он  нам  соврал, -
    Еврея  бедного  сыграл,
    И  был  еврей  тот  благороден,
    И  в  небожители  пригоден,
    Без  колокольного  трезвона;
    Для  русских, — новая  икона.
                     XXVII
    Вот  Иванов  Иван, — хоть  бей
    Не  признаётся,  что  еврей;
    Хотя  своей  библейской  рожей
    На  русского  он  непохожий;
    И  чтоб  свою  природу  скрыть, 
    Он  паспорт  русский  смог  купить;
    Он  не  один  у  нас  таков, -
    Так  легче  жить  средь  простаков.
    В  квартире  Пушкина,  (и  тут)
    Толпа  жидов  нашла  приют, -
    Желая  русских  научить
    Как  надо  Пушкина  любить;
    А  сами  нам  внушают  враки, -
    Поэты  только  Пастернаки;
    Иль  Мандельштамы  наконец,
    Иль  Бродский, — рифморазма  спец.
    Один  Задорнов  молодец,
    Но  одиночка, — не  боец,
    Когда  кругом  жидов  толпа,
    Хитра,  жестока,  не  глупа…
    Из-за  своей  убойной  прозы
    Он  получает  их  угрозы,
    Из  Брайтон-Бич,  из за  бугра, -
    Жидов  Нью-Иоркская  дыра.
                        XXVIII
    А  вот мордастый  жид   Гайдар, -
    В  приватизации  разгар
    Стал  убеждённо  призывать
    Учитесь  братцы,  воровать;
    Но  крик  тот, — Горе  от  ума,
    Когда  воров  вокруг  уж  тьма.
    Вот  Черномырдин, — он  умом
    Объял  Россию  как  свой  дом;
    На  нефти  жопой  он  сидит,
    И  хапнуть  больше  норовит;
    И  он  богат  как  старый  жид, -
    Ему  «Газпром»  принадлежит. 
    А  вот,  министр  наш  Грачёв, -
    Умней  гораздо  он  ослов;
    По  пьянке  всюду  объявил, -
    Что  он  Чечню  бы  покорил
    За  два  часа;  И  просит  он
    Лишь  только  танков   батальон…
    Минуло  около  двух  лет,
    И  многих  русских  уже  нет;
    Ну,  а  чеченский  же  народ, -
    Вояк  незваных  больно  бьёт…
    Слюну  пускает  в  банках  жид, -
    Когда  же  нефть  к  ним  побежит,
    Чтоб  поскорей  её  продать, -
    Но  сам  не  хочет  воевать;
    Ему  под  пули, — не  с  руки,
    Ведь  есть  другие  дураки.   
                       XXIX
    Бурбулис, — славы  соискатель,
    Марксизма  был  преподаватель;
    Но  позже  Маркса  променял
    На  иноземный  капитал;
    И  нам  грозит,  коль  мы  пьяны, -
    Жидофикация  страны;
    Плюс  рынок,  к  людям  беспощаден,
    И  плюс  еврей,  на  деньги  жаден.
    Куркова  Белла, — не  проста,
    И  хоть  фигурой  не  толста,
    Большой  имеет  аппетит, -
    На  всё  что  плохо  где  лежит;
    И  с  муженьком  своим  на  пару
    Даёт  на  телецентре  жару.
    (Еврейскую  раскрою  шашню, -
    Украли  вместе  телебашню)
    На  телевиденье  жидовки
    Однообразны  как  морковки;
    Все  длинноносы, -   узки  лица,
    (Ну,  как  здесь  с  горя  не  напиться!)
    В  блондинок  крашены  они;
    (Их  глазки  выдают  одни)
    Но  чем  они  не  мажут  рожи, -
    Никак  на  русских  не  похожи.
                         XXX
    А  вот,  экс-мэр,  Попов  Гаврила,
    (Похабнее  не  видел  рыла.!)
    Не  стал  играть  с  народом  в  прятки,
    И  брал  в  открытую  он  взятки;
    Но  воровство  обосновал, -
    «Комиссионными»  назвал;
    Кормясь  из  этого  корыта,
    Он  хвастал  всем  о  том  открыто.
    Филатов, — не  кино-артист,
    Еврейским  носом  он  мясист;
    При  президенте, — атташе,
    Врёт  сколь  угодно  он  душе,
    Речами  лживыми  картаво,
    Куёт  для  президента  славу.
    Там, — Познер,  видео-бандит,
    Из-за  границы  верещит;
    Но  врёт  и  здесь  он  иногда, -
    Когда  прямая  выгода.
    Когда  послушаешь  эфир, -
    Жидами  полнится  весь  мир,
    Тут  и  «Свобода»,  «Би-би-си»,
    Там  русских  нет,  как  не  проси;
    Белогвардейцы  были  в  деле, -
    Но  их  в  борьбе  евреи  съели, -
    Пришили  «антисемитизм», -
    Жидами  созданный  софизм;
    И  так  в  масштабе  всей  страны
    Жидами  мы  окружены.  
                   XXXI
    А  Парамонова,  друзья, -
    (По радио  услышал  я)
    Поедет  скоро  за  границу,
    Чтоб  внешностию  измениться, -
    Подрезать  свой  жидовский  нос;
    И  после  возбудить  вопрос,
    Отбросив  скромно  сантименты, -
    Как  ей  пробраться  в  президенты.
    А  Старовойтова,  она, —
    В  жидовский  ум  погружена;
    По  заграницам  ездит  всласть, -
    За  тем  она  пошла  во  власть,
    Как  клещ  уселась  в  кресле;
    Сказать  по  правде  если, -
    Её,  за  принцип  нагло  врать,
    Хотели  люди  отозвать…
    Мавроди, -  тоже  не  дурак,
    Свой  бизнес  нагло  сделал  так,
    Что  пол-России  обокрал,
    И  даже  в  думе  заседал;
    Туда  же  сватал  он  жену,
    Экс-манекенщицу  одну;
    Глядит  открывши  рот  народ, -
    Какой  же  в  думу  прётся  сброд!
    А  ларчик  просто  открывался, -
    Чтоб  никогда  вор  не  попался!
    Ведь  по  закону  все  они, -
    Неприкосновенны  во  все  дни.
                           XXXII
    Вот,  Лившиц,  правая  рука, -
    (Как  облапошил  дурака)
    Лицу  придав  умнейший  вид,
    Всё  о  налогах  говорит;
    Лапшу  навешивать  мастак, -
    Пенсионеров  лютый  враг;
    Тем  недостатки  объяснил,
    Что-де  стране  не  хватит  сил
    Для  прокормленья  стариков;
    Вот  жидократ! – нет  больше  слов.
    А  вот,  Явлинский, — Иудей,
    По  родной  маменьке  своей;
    Как  Троцкий,  сладко  говорит,
    Но  Русский  люд  его  бежит;
    Но  он  рекламы  сеть  плетёт,
    Глядишь, — в  министры  проползёт;
    Пятьсот  он  будет  править  дней,
    Коль  не  найдётся  кто  умней.
    Картавый  Шохин  также  тут, -
    Нашёл  у  Ельцына  приют, -
    Толкует  всё  про  рынок  он,
    И  ложью  будто  не  смущён…
    И  президентская  вся  рать   
    Горазда  всё  народу  врать, -
    Вот,  тот  «Герой»,  а  тот, – «бандит»,
    Под  танком  сплющенный  лежит, -
    Убит, в  свои  пятнадцать  лет,
    И  из  Чечни  нам  шлёт  привет.
                           XXXIII
    А  Жириновский, — вот,  артист!
    Тот  молвил:  «Папа  мой, — юрист,
    А  мама, — русская,  и  я, -
    Никак  не  жид,  мои  друзья,
    И  никакой  не  идиот, -
    А  чисто  русский  «патриот»;
    И  сомневаться  не  моги,
    Что  будем  мыть  мы  сапоги
    В  Атлантике;  И  буду  я,
    И  вы,  и  мы, — одна  семья;
    Вы  взносы  будете  платить,
    А  я  на  ваши  деньги, — пить -
    Член  расы  «юридической».
    (Как  вошь,  паразитической)
    «А  Митрофанов  Алексей,
    «Мой  зам,  такой  же  он  еврей,
    Евреи  платят  нам,  пока,
    Мы  здесь  валяем  дурака».
    Дерьмо  не  тонет  никогда, -
    Чубайс,  всех  россиян  беда
    Опять  вернулся  в  нашу  власть,
    Чтоб  далее  продолжить  красть;
    Россию,  рыжий,  всю  «обул», -
    Нос  ваучером  натянул.
    Евреев  он  обогатил, -
    Народ  же  по  миру  пустил.  
                     XXXIV
    Вот,  Березовский, — мафиози,
    И  страсти  гложут  его  мнози, -
    Что  можно  где  ещё  украсть;
    Теперь  сама  он  наша  власть;
    И  воровать  гораздо  проще,
    И  рожею  сей  жид  не  тощий;
    Секретом  русских  обладает, -
    Жидам  заморским  сообщает;
    На  нефть  чеченскую  урод
    Уже  давно  разинул  рот.
    Вот,  «новорусские»  банкиры, -
    Жидовской  нечисти  кумиры,
    Вавилов  (надо  же!)  Андрей, -
    Совсем  как  русский,  но, -  еврей;
    Гусинский;  Фридман,-  всех  хитрей;
    Конечно,  Лившиц, -  чародей,
    Как  хитроумно  говорит,
    Но  он  Россию  разорит,
    Жид  Ходорковский  скрыт  в  тени, -
    Хоть  за  язык  его  тяни;
    И  в  думе  полчища  жидов
    Сидят  меж  русских  дураков.
                         XXXV
    А  вот,  российский  наш  «думак»,
    Умом  законченный  дурак;
    Один  соседку  щекотит,
    Другой  же, -  откровенно  спит;
    На  пузе  большинства  никак,
    В  полах  не  сходится  пиджак;
    А  в  хари  сытые  недаром,
    Не  промахнёшься  самоваром;
    Как  только  он  пришёл  во  власть,
    Так  сразу  начинает  красть, -
    Дома,  сады  и  корабли,
    (Пока  жиды  не  увели),
    Чтоб  показать,  что  он  умён,
    Слова, -  «консенсус», — молвит  он;
    «Не  адекватно»,  «Не  корректно»,
    Но  глупость  очень  уж  заметна;
    «Россия, — родина  чудес;
    Вот,  «Властелина»,  Вот, — «Гермес»;
    Кровь  с  лёгкой  Ельцына  руки,
    Сосут  баекиры-пауки;
    А  в  банках, — сплошь  одни  жиды,
    Не  знают  с  Лифшицем  беды;
    Такие  стряпают  законы, -
    Для  воровства  чтоб  снять  препоны.    
                        XXXVI
    Вот,  экс-обкомовский  работник,
    Не  кочегар  он  и  не  плотник;
    Почти  всегда, -  он  полупьян;
    Залез  в  народный  он  карман;
    (Вот,  до  чего  он  докатился!),
    И  даже  где-то  в  пляс  пустился, -
    И,  сохранив  свой  шаткий  трон,
    Вновь  с  радости  напился  он; 
    В  политике  виляет  ловко;
    (Вот, значит  что, — жена  жидовка!)
    Всех  близких  предал  он  друзей;
    Водой,  с  жидами, — не  разлей;
    Он  в  пьянстве  частом  не умерен,
    Народу  врёт,  как  сивый  мерин;
    И,  накачавшись  не  на  шутку, -
    Он  под  евреев  пляшет  дудку.
    А  здесь, — Сванидзе,  жид  один,
    Но  всем  темнит, что  он, — грузин;
    Как  он  от  радости  скакал,
    Когда  Зюганов  проиграл!
    И  веселилась  с  ним  Москва, -
    (Все, — сплошь  жидовская  братва)
    Пролезли  в  тележурналисты, -
    Сионской  музыки  солисты. 
                         XXXVII
    И  Растропович  к  нам,  как  мяч,
    Из-за  бугра  примчится  вскачь, -
    Везде  где  нужно,  побывать,
    И  вновь  в  Израиль  ускакать, -
    Проворна  очень  эта  жаба,
    Когда  история  в  ухабах…
    Они  опять  берут  своё,
    У  нас  у  власти, — жидовьё;
    А  демократии  уловки,
    Придуманы  жидами  ловко, -
    Софизм  сомнительного  толка, -
    То, -  равенство  овцы  и  волка;
    Свободно  волк  овцу  заест,
    И  жрёт,  пока  не  надоест;
    Но,  и  у  овцы  есть  все  «права», -
    Враз  волка  проглотить  сперва;
    А  если  кто  начнёт  вопить, -
    Овец  от  волка  защитить,
    Намордник  на  волков  надеть, -
    Жиды  подключат  свою  сеть
    И  завизжат  на  весь  эфир,
    Что  весь  нарушен  будет  мир;
    Что  смирный  волк, — напрасно  он,
    Прав  человеческих  лишён;
    И  должен  жить,  как  демократ,
    (Конечно,  если  он  богат), -
    Блядей  за  деньги  покупать,
    Ночами  в  казино  играть…
    За  ним  охрана,  как  на  бой, -
    На  «Мерседесах»  прёт  гурьбой;
    А  если  где,  кого  убьют, -
    Всегда  подкупят  весь  наш  суд. 
                       XXXVIII
    А  вот,  свободная  печать,
    Что  вольна  врать  или  молчать;
    За  деньги  может  и  она 
    Из  мухи  сделать  и  слона;
    А  здесь, — поэзии  обзор,
    Одни  жиды, как  на  подбор;
    (О  Пушкине  и  не  слыхать)
    Всё  мандельштамы,  вашу  мать!
    Запуган  русский  обыватель,
    Он, — рынка  хищного  страдатель;
    О  «мафии»  все  говорят, -
    Татар,  чеченцев,  всех  подряд,
    И  «новых  русских»  богачей;
    А  где  же  старый  друг, — еврей?
    Ответ  для  вас  уже  готов, -
    Всем  правит  мафия  жидов.
    Для  русских  есть  у  них  «презент», -
    Наш  полупьяный  президент;
    А  если  он,  когда  не  пьёт, -
    По  телевизору  нам  врёт,
    Что  вот,  начнётся  наш  подъём,
    Покончим  вскоре  мы  с  жульём;
    Но  забывает  нам  сказать,
    Что  должен  он  с  себя  начать, -
    Почаще  должен  трезвым  быть,
    И  реки  крови  осушить,
    И  вспомнить, -  вроде  русский  он,
    И  прекратить  жидам  поклон.
                          XXXIX
    Сейчас  про  гласность  говорят, -
    Большевиков  во всю  клеймят;
    Но  состояло  из  жидов
    Марксизма  большинство  столпов;
    А  клички  русские  они
    Носили  в  грозные  те  дни,
    Чтоб  не  прознал  простой  народ.
    Кто,  и  куда,  их  всех  ведёт;
    А  кто  жидов  разоблачит, -
    То  будет  он  «антисемит»,
    (Хотя  арабский  весь  народ.
    Он  от  семитов  род  ведёт),
    И  получается,  друзья, -
    Что  будто  враг  арабов  я!
    Точнее  будет, — юдофоб,
    Чтоб  бить  еврея  прямо  в  лоб.
    А  если  беден  ты,  мой  брат,
    То  будешь  жизни  сей  не  рад, -
    Копейки  будешь  ты  считать,
    Баланду  жидкую  хлебать;
    Вот,  жидократии  закон, -
    Без  денег  ты  всех  прав  лишён;
    И  в  силе  новый  благовест, -
    Кто  не  работает, -  тот  ест…
    И  если  где  жиды  живут, -
    Везде  народов  кровь  сосут,
    Как  клоп,  ползущий  из  щелей,
    Кусает  тех, кто  поглупей…  
                      XL
    А  Маркс  весь  мир  делил  наш  так, -
    Вот,  тот  богач,  а  тот, — бедняк;
    Ну,  а  евреев  вовсе  нету,
    Хоть  обыщи  ты  всю  планету;
    А  головой  кто  поумнее,
    Тот  делит  так, — мы  и  евреи;
    Все  мы  живём  своим  трудом;
    Евреи, -  славятся  жульём;
    Сначала  Марксом  одурачат,
    Потом  нам  «рынок»  присобачат;
    А  результат  всегда  один, -
    Еврей  богат  как  паладин;
    Нищает  только  наш  народ,
    Идя  за  ним,  разинув  рот.
    Французы  поговорку нам,
    (По-ихнему, — шерше  ля  фам),
    Для  назидания  нам  дали,
    Но,  мы  иначе  разгадали, -
    И  что  украли,  где,  когда, -
    Всегда  ищите  там  жида,
    Иль  миллиарды  в  банке,
    То  ли  в  Чечне  той, — танки.
    И  по-французски  я  твержу, —
    Коль  кража  есть, — «шерше 
                    XLI
    Когда  у  нас  была  Война, -
    То  воевала  вся  страна;
    В  Ташкент  евреи  убежали, -
    Оттуда  русских  вдохновляли,
    От  фронта  заимев  «броню»;
    А  остальную  жидовню
    Уже  в  редакциях  пригрели;
    В  корреспондентах  просидели,
    Они  все  страшные  года,
    Не  видев  боя  никогда.
    Ну,  а  потом,  как  «воевали»,
    Всё  в  мемуарах  описали;
    И  получалось,  что  еврей, -
    Гораздо  русского  храбрей;
    И  Эренбург  «повоевал», -
    Грызть  немцам  глотки  призывал;
    Его  статейки  были  хватки,
    Но  Сталин  дал  ему  по  шапке, -
    Велел  в  газете  написать,
    Не  надо, дескать,  упрощать!
    «Товарищ»  Эренбург  смекает, -
    Надолго  в  прессе  умолкает,
    Ведь  от  таких  его  статей, -
    Сражались  немцы  всё  сильней.
                       XLII
    А  Шостакович,  знать  вам  надо!
    Как  трус  удрал  из  Ленинграда, -
    Тогда,  в  году  сорок  втором,
    Когда  была  война  кругом;
    Всех  немцев  очень  «напугал»,
    Симфонией, что  написал,
    (В  его  отсутствие  сыграли);
    И  немцы  будто  бы  узнали, -
    Жидовской  убоявшись силы,
    От  Ленинграда, — отступили(!)
    А  наш  солдат,  что  воевал,
    В  легенду  эту, — не  попал!
    И  здесь  мне  надобно  сказать, -
    Евреи  могут нагло  врать;
    В  библейских  сказках  сможешь  ты, -
    Узреть  подобные  черты;
    (Иерихонская  труба, -
    Евреев  древних  похвальба)
    Жиды  легенды  сочиняли,
    И  всех  людей  так  запугали, -
    Что  верит  нынешний  простак,
    Что  было  именно  всё  так;
    И  что  еврей  неистребим,
    И  богом  якобы  любим…
                    XLIII
    «На  страже  Родины», — газета,
    (Я  не  открою  вам  секрета)
    Вся  состояла  из  жидов, -
    Сугубо  штатских  молодцов;
    И  вдруг  в  войну  всё  изменилось,
    И  тьма  военных  объявилась
    Во  всей  редакции  тогда, -
    Не  зная  службы  никогда;
    В  атаках  не  кричав  «Ура!» -
    Одним  лишь  росчерком  пера,    
    Они  в  майоров  превратились,
    И  тем  от  фронта  уклонились;
    А  подполковником  стал  он, -
    Сугубо  штатский  жид, -  Гордон;
    Но  был  один  нестроевой,
    Белобилетник,  жид  «больной»,
    От  голода, — почти  лежал,
    Паёк  блокадный  получал;
    И  здесь  жиды  страну  надрали,
    И  в  «Армию»  его  призвали;
    И  он,  не  отходя  от  печки,
    В  войну  на  тёплом  был  местечке;
    Ни  разу  немцев  не  видал, -
    Паёк  военный  поедал…
    Напомню, — то  была  блокада,
    Голодной  смертью  Ленинграда
                    XLIV
    Не  все  в  блокаду  умирали,
    Но  хлеб  на  золото  меняли;
    Так  кто  же  хлеб  тот  воровал,
    Людей  голодных  обирал?
    Свидетели  на  том  уж  свете,
    То  люди  старые  и  дети…
    Жиды  коллекцией  гордятся;
    Но  никому  не  докопаться,
    Откуда  золото  пришло,
    Могилы  прахом  занесло…
    Проснись,  Лаврентий,  нет  уж  сил.
    Не  всех  врагов  ты  истребил;
    Они  сумели  притаиться,
    От  грозной  битвы  уклониться
    И  расцвести  чертополохом…
    Теперь  гляжу  я  с  грустным  вздохом
    Назад,  на  прошлое  страны;
    Смертельно  нынче  мы  больны…
                       XLV
    С  жидами  Гитлер  воевал,
    Но  потерпел  и  он  провал, -
    Они  сумели  все  сплотиться,
    Чужою  кровью  защититься;
    И  Рузвельт, Черчилль,  даже  Сталин, -
    Вдруг  все  жидов  друзьями  стали;
    И  был  Ариец  побеждён;
    (Теперь  жидами  проклят  он.)
    Эйнштейн  тревогу  протрубил,
    И  Рузвельта  предупредил,
    Что,  немцы  всех  опередили,
    И  атома  секрет  открыли;
    И  вот  учёные  всех  стран
    Создали  атомный  таран;
    Так  как  сумели  все  узнать?
    Кто  Гана-физика  тетрадь
    В  лаборатории  украл, -
    Потом  евреям  передал?
    Была  учёная  жидовка,
    В  доверие  пролезла  ловко,
    Профессор  Ганн  того  не  знал, -
    Луизе  Мейтнер  доверял;
    А  повернись  иначе  дело, - 
    И  Хиросима  б  уцелела.  
                     XLVI
    Чтоб  всю  Россию  возродить,
    И  от  жидов  освободить, -
    Был  Сталиным  придуман  план, -
    Переселить  в  Биробиджан,
    И  окружить  двойной  охраной,
    Чтоб  этой  нечисти  поганой
    Нельзя  обратно  убежать.
    Затем  немного  обождать;
    Начнут  евреи  все  метаться,
    Ведь  некуда  им  присосаться,
    И  нету  рядом  дураков,
    Кто  даром  их  кормить  готов…
    И  будет  всё  как  в  ту  войну:
    Освенцим  вспомним,  старину.

    • Аноним:

      что за фигню ты написал?

      • Георгий:

        Это наша русская история, которая всячески
        скрывается жидами,
        которые сейчас оккупировали Россию и грабят
        её по чёрному . Doctor Pilz 20.04.

        • Alex:

          Видел я антисемитов, разных, вплоть до отморозков, сейчас их мало.
           Но у Георгия крыша поехала просто от лошадиной дозы многословия.

          • Alex:

            Кстати, у Путина в ближайшем окружении полдесятка Ивановых

          • аноним:

            alex! Смотри ниже eklmn жид финкельштейн адрес youtube
            очень полезно для твоих девственных мозгов. 

          • eklmn:

            да, сейчас их мало, вы жыды засрали массам мозги педерастией и толерастией ко всему дегенеративному.
            Георгий абсолютно прав в описании паскудной жыдовской натуры.
            Имя им — легион, и что самое страшное, каждая единица этого легиона — боевая!
            Они не ждут приказа сверху, а лезут без мыла во все щели и постели, 
            забивая по собственной инициативе кол молотком в голову спящего противника.
            И Сталин с Лаврентием не совладают с этим легионом, пока не встанет легион на легион.
            Рашко-быдло же восторженно внимает жыдовским шутам,
            потреблятствует в кредит, платя жыдам ссудный процент, и довольно своим существованием по жыдовскому уставу.
            Назначенного евреаналом фюрера быдло любит без памяти.
            При таком раскладе пойдёт-таки б?льшая часть популяции в топку, как задумано евреаналом.

        • Дончак:

          Да,ты прав Вася,но деды и бабушки за них…боятся что пенсию(этот мизер!) небудут платить,а как же мы?!- да х.. с вами говорят трусы старцы!

    • сумаков аркадий степанович:

      Эту поэму надобно читать и выучить наизусть каждому Патриоту Святой Руси. Пусть эта поэма станет частью школьной программы. Детей наших приобщим к святым скрепам . Пусть каждый человек на земле, издали  видит гордого Россиянина. Истинный ответ на вопрос всем жидам. Наши танки легко пройдут все жидовские страны и дойдут до Бискайскага залива. Конечно с дозаправкой и небольшими ремонтом.. С нами Святой Георгий Победоносец!

  2. Георгий:

     
                       XLII
    А  Шостакович,  знать  вам  надо!
    Как  трус  удрал  из  Ленинграда, -
    Тогда,  в  году  сорок  втором,
    Когда  была  война  кругом;
    Всех  немцев  очень  «напугал»,
    Симфонией, что  написал,
    (В  его  отсутствие  сыграли);
    И  немцы  будто  бы  узнали, -
    Жидовской  убоявшись силы,
    От  Ленинграда, — отступили(!)
    А  наш  солдат,  что  воевал,
    В  легенду  эту, — не  попал!
    И  здесь  мне  надобно  сказать, -
    Евреи  могут нагло  врать;
    В  библейских  сказках  сможешь  ты, -
    Узреть  подобные  черты;
    (Иерихонская  труба, -
    Евреев  древних  похвальба)
    Жиды  легенды  сочиняли,
    И  всех  людей  так  запугали, -
    Что  верит  нынешний  простак,
    Что  было  именно  всё  так;
    И  что  еврей  неистребим,
    И  богом  якобы  любим…
                    XLIII
    «На  страже  Родины», — газета,
    (Я  не  открою  вам  секрета)
    Вся  состояла  из  жидов, -
    Сугубо  штатских  молодцов;
    И  вдруг  в  войну  всё  изменилось,
    И  тьма  военных  объявилась
    Во  всей  редакции  тогда, -
    Не  зная  службы  никогда;
    В  атаках  не  кричав  «Ура!» -
    Одним  лишь  росчерком  пера,    
    Они  в  майоров  превратились,
    И  тем  от  фронта  уклонились;
    А  подполковником  стал  он, -
    Сугубо  штатский  жид, -  Гордон;
    Но  был  один  нестроевой,
    Белобилетник,  жид  «больной»,
    От  голода, — почти  лежал,
    Паёк  блокадный  получал;
    И  здесь  жиды  страну  надрали,
    И  в  «Армию»  его  призвали;
    И  он,  не  отходя  от  печки,
    В  войну  на  тёплом  был  местечке;
    Ни  разу  немцев  не  видал, -
    Паёк  военный  поедал…
    Напомню, — то  была  блокада,
    Голодной  смертью  Ленинграда
                    XLIV
    Не  все  в  блокаду  умирали,
    Но  хлеб  на  золото  меняли;
    Так  кто  же  хлеб  тот  воровал,
    Людей  голодных  обирал?
    Свидетели  на  том  уж  свете,
    То  люди  старые  и  дети…
    Жиды  коллекцией  гордятся;
    Но  никому  не  докопаться,
    Откуда  золото  пришло,
    Могилы  прахом  занесло…
    Проснись,  Лаврентий,  нет  уж  сил.
    Не  всех  врагов  ты  истребил;
    Они  сумели  притаиться,
    От  грозной  битвы  уклониться
    И  расцвести  чертополохом…
    Теперь  гляжу  я  с  грустным  вздохом
    Назад,  на  прошлое  страны;
    Смертельно  нынче  мы  больны…
                       XLV
    С  жидами  Гитлер  воевал,
    Но  потерпел  и  он  провал, -
    Они  сумели  все  сплотиться,
    Чужою  кровью  защититься;
    И  Рузвельт, Черчилль,  даже  Сталин, -
    Вдруг  все  жидов  друзьями  стали;
    И  был  Ариец  побеждён;
    (Теперь  жидами  проклят  он.)
    Эйнштейн  тревогу  протрубил,
    И  Рузвельта  предупредил,
    Что,  немцы  всех  опередили,
    И  атома  секрет  открыли;
    И  вот  учёные  всех  стран
    Создали  атомный  таран;
    Так  как  сумели  все  узнать?
    Кто  Гана-физика  тетрадь
    В  лаборатории  украл, -
    Потом  евреям  передал?
    Была  учёная  жидовка,
    В  доверие  пролезла  ловко,
    Профессор  Ганн  того  не  знал, -
    Луизе  Мейтнер  доверял;
    А  повернись  иначе  дело, - 
    И  Хиросима  б  уцелела.  
                     XLVI
    Чтоб  всю  Россию  возродить,
    И  от  жидов  освободить, -
    Был  Сталиным  придуман  план, -
    Переселить  в  Биробиджан,
    И  окружить  двойной  охраной,
    Чтоб  этой  нечисти  поганой
    Нельзя  обратно  убежать.
    Затем  немного  обождать;
    Начнут  евреи  все  метаться,
    Ведь  некуда  им  присосаться,
    И  нету  рядом  дураков,
    Кто  даром  их  кормить  готов…
    И  будет  всё  как  в  ту  войну:
    Освенцим  вспомним,  старину.
    Одни  евреи  помирали, -
    Другие  их  в  печах  сжигали.
    Как  немцы  Тельмана  убили,
    То  всё  союзники  раскрыли;
    Тогда  «свидетель»  тот  возник, -
    Печей  немецких  «истопник»,
    Он  на  суде  всё  рассказал,
    (Из-за  угла  что  увидал)
    Лишь  утаил  одно  еврей, -
    Что  жёг  тогда  в  печи  своей.
                    XLVII
    Кто  предал  Сталина  тогда?
    Страшась  сам  казни  без  суда!
    То  Берия  был, — «верный»  пёс
    Он  тайну  сговора  унёс
    В  свою  могилу  в  тот  же,  год;
    И  был  спасён  жидов  народ.
    Его  же  предал  Маленков, -
    А  их  обоих  «съел»   Хрущёв.
    Тот  сговор  можно  объяснить;
    Жидов  должны  были  казнить
    По  повелению  вождя;
    Здоровью  нации  вредя,
    Все  были  разоблачены, -
    И  дни  их  были  сочтены…
    На  Берию  был  компромат, 
    Убрать  Вождя  и  он  был  рад;
    С  жидами  в  сговор  он  вступил, -
    За  смерть  Вождя  он  всех  простил,
    И  вместе  с  «другом»  Маленковым
    Он  снял  с  жидов  тюрьмы  оковы;
    Они  свободу  получили
    За  то,  что  Сталина  сгубили;
    И  через  месяц  (хоть  бы  хны!)
    Все  были  освобождены…     
                      XLVIII
    Когда  Вождю  всё  доложили,
    (Врачей-вредителей  раскрыли);
    Решил  он  праздновать  успех, -
    И  вскоре  же  повесить  всех,
    А  остальных  жидов,  «шалман»
    Переселить  в  Биробиджан,
    Но  ими  был  опережён,
    И  в  ту  же  ночь  отравлен  он,
    То  была  Коганович  Роза, -
    Вождю  смертельная  угроза,
    Его  столь  юная  «жена»;
    По  Библии  жила  она, -
    И  как  Юдифь  на  Олоферна
    Она  подняла  руку  верно,
    Храня  от  смерти  свой  народ,
    В  тот  страшный  для  евреев  год.
    Жидов  же  сразу  отпустили,
    И  люди  вскоре  всё  забыли;
    А  тех,  кто  смог  глаза  раскрыть,
    Жиды  сумели  устранить…
    Так  слуги  сгинули  Вождя,
    От  пули  смерть  свою  найдя…
    И  здесь  в  истории  провал:
    Кто  это  организовал?
                      XLIX
    Но  вот  закончена  война,
    Теперь  уж  позади  она;
    Из  всех  щелей  жиды  явились,
    И  будто  все  договорились, -
    Давай  скорей  кино  снимать,
    Своё  «геройство»  прославлять;
    И  много  верило  людей,  
    Что был  на  фронте  и  еврей.
    Одни  фронтовики  лишь  знали,
    И  если  вместе  выпивали,
    Солдат  еврея  вопрошал;
    «Ты  на  Ташкентском  воевал?
    А  если  кто  сидел  в  продскладе,
    Или  в  финчасти  при  бригаде,
    Теперь  уже  кричать  привык, -
    Он  тоже,  дескать,  «фронтовик».
    В  Кремле  евреи  окопались,
    (Втихую  Крыма  домогались)
    Татар  переселив  сперва,
    И  не  случилось  то  едва!
    Но  Берия   про  всё  узнал, -
    Когда  жидов  арестовал:
    И  долго  следствие  тянулось,
    Пока  бедой  не  обернулось.
                       L
    Потом  жиды  все  оклемались,
    За  «перестройку»  дружно  взялись
    И  коммунистов  оболгать
    Сумели  вскоре;  (Вашу  мать!);
    Пошли  оравой  диссиденты,
    И  коммунизма  оппоненты;
    Всё  потому,  что  эта  рать
    Хотела  всё  разворовать
    Чтоб  покорить  чужой  народ,
    (Евреев  Библия  зовёт)
    Убить  всех  надо  их  Богов, -
    (Не  разрушая  очагов)
    И  обезглавленный  народ
    Покорно  он  в  ярмо идёт,
    Отныне  в  зомби  превращён,
    И  всем  жидам  покорен  он.
    Евреи  веру  разрушали, -
    Попов  всех  наших  расстреляли;
    Жиды  все  были  «атеисты»
    «Борцы  за  счастье»  и  марксисты;
    Взорвали  церкви  Россиян, -
    Но  синагог  не  тронут  сан
    И  в  революцию,  раввин
    Расстрелян  не  был  ни  один.
                      LI
    Чтоб  оболванить  наш  народ,
    Еврей  теперь  в  «попы»  идёт:
    (Один  наткнулся  на  кремень
    Славянской  веры, — попик  Мень)
    Другие  с  пеною  у  рта,
    Оправдывают  смерть  Христа;
    Но  веры  справедлив  закон,
    И  род  еврейский  проклят  он,
    Вовек,  до  страшного  суда, -
    Нет  им  прощенья  никогда!
    Экономисты  всех  мастей
    Неотличимы  от  блядей;
    С  экрана  упоённо  врут,
    Какие  прелести  нас  ждут,
    В  соревновании  с  Европой
    Жиды  сверкают  голой  жопой…
    А  где  Российская  зарплата?
    Вот  старушенция  горбата, -
    Давно  без  пенсии  живёт,
    Жидам  в  угоду  не  помрёт;
    Ютясь  по  свалкам  как  ужи,
    Зимою  бедствуют  бомжи:
    О  молодёжи  нет  заботы, -
    Для  них  ведь  нет  у  нас  работы
    Чтоб  с  голодухи  не  пропасть, -
    Учиться  им  придётся  красть.
                       LII
    А  бляди  русские  сумели,
    Себя  преобразив  в  модели,
    И  своё  тело,  свою  стать
    Жидам  задорого  продать;
    И  «новорусский»  толстосум,
    Имея  сатанинский  ум,
    Плюгавейший  имеет  вид, -
    Подруги  ниже  он  стоит;
    Теперь  у  нас,  явленьем  часты, -
    И  шлюхи  есть,  и  педерасты;
    Жиды-банкиры  и  бандиты, -
    Их  шеи  галстуком  прикрыты;
    Суды  продажные,  писаки,
    За  деньги  стряпающие  враки;
    Руководящее  звено, -
    Теперь  с  ворами  заодно;
    Уселись  на  народной  шее, -
    И,  врать  без  устали  умея,
    Порочат  Сталина  они
    Все  «перестроечные»  дни;
    Деньгами  в  думе,  (без  обмана!)
    Набиты  каждого  карманы,
    И  всякий  депутат  стремится
    Зачем-то  ездить  за  границу;
    Российской  думы  балаган, -
    Народа  русского  обман.
                      LIII
    Ну,  а  российский  наш  народ
    Отравленную  водку  пьёт,
    И  ест  заморские  отбросы,
    И  курит  с  ядом  папиросы;
    И  нету  дела  никому,
    Что  надо  торгашей, — в  тюрьму;
    В  тюрьме  сидят,  в  чахотке  груди, -
    Несчастья  жертвы,  наши  люди.
    А  прокуроры,  вот,  ведь  братцы,
    Устали  должностью  меняться, -
    Один  чего-то  недокрал,
    Другой  же,  вроде,  взятки  брал;
    Тот, -  для  работы  не  пригоден,
    Тот, — президенту  неугоден,
    Пошла  такая  чехарда, -
    Нет  справедливого  суда.
    Но,  всё  ж  еврей,  известно  мне,
    Один  давно  сидит  в  тюрьме, -
    То  Якубовский,  генерал,
    Кто  книги  ценные  украл;
    Его  не  в  этом  преступленье, -
    Грозит  он  всем  разоблаченьем, -
    Ко  власти  близко  он  стоял
    И  вместе  с  ними  воровал.
                      LIV
    И  прав  историк  Карамзин,
    Который  правду  знал  один;
    «Воруют», — только  отвечал,
    Когда  кто-либо  вопрошал, -
    Чем  заняты  в  России  люди;
    (Мне  кажется,  так  вечно  будет,
    И  что  в  Европе  всем  отвратно, -
    Для  нас  привычно  и  приятно);
    Ещё  мы  водки  много  пьём;
    Невероятно,  но,  живём;
    От  нашей  дозы,  немец  ведь, -
    Тот  может  сразу  умереть;
    А  русским  литр, — хоть  бы  хны;
    (На  пьянство  мы  обречены);
    Жиды  нас  будут  поощрять, -
    Ведь  пьяным  проще  управлять.
    Но  больше  всех  наворовал
    Сам  Меньшиков,  Петра  вассал;
    (По  смерти  много  миллионов
    Нашли  в  туманном  Альбионе, -
    В  заморских  банках  англичан)
    Но  он, — в  героях,  сыт  и  пьян,
    С  экранов  наших  и  не  сходит,
    С  ума  простых  девчонок  сводит. 
                         LV
    Вот  Шуфутинский, тоже  жид,
    Надрывным  голосом  сипит,
    (Как  будто  песню  исполняет)
    Девиц  за  жопы  обнимает,
    И  приблатнённым  говорком
    Хрипит  для  тех,  кто  за  столом.
    (Стал  в  ресторанах  выступать,
    Где  жрёт  на  наши  деньги  знать).
    В  Москве  открыто  казино,
    И  там  жидовских  рож  полно;
    Деньгу  швыряют  игроки, -
    Россию  грабить  мастаки;
    А  днём  им  надобно  суметь
    На  презентацию  поспеть;
    Открыть  для  нищих  богадельню,
    Иль  освятить  с  попом  молельню.
    А  что-ж  молчат  интеллигенты, -
    Советской  власти  оппоненты,
    Они  добились  своего, -
    Теперь  жиды  у  них  ого!
    Проникли  в  властные  структуры
    И  упростили  процедуры, -
    Для  тех  кто  может  воровать,
    Губить  людей  и  взятки  брать!
    Рты  их  долларами  заткнуты,
    А  старики, — полуразуты.
                      LVI
    Креститься  в  церкви  нынче  модно;
    Один  военный,  всенародно,
    Держа  свечу  как  тот  стакан, -
    С  утра  как  будто  полупьян,
    В  Тбилиси  «заново»  крестился;
    С  начальством  местным  породнился…
    Теперь  Борисово  старанье, -
    Принять  евреев  обрезанье,
    И  в  упоении  начать, -
    Талмуд  еврейский  изучать.
    Недавно  был  у  нас  агент,
    Он  жид  советский, — диссидент,
    Щеранский,  бывший  арестант;
    Имел  он  редкостный  талант, -
    Запудрить  мозги  всем  до  века,
    С  правами  будто  человека;
    Он  для  жидов,  себе  подстать,
    Добыл  свободу  воровать;
    Теперь  снуют  туда  сюда,
    Как  крысы  одного  гнезда;
    Они  же  граждане  двух  стран,
    Теперь  всем  ясен  их  обман. 
                      LVII
    Вот  жид  болтает, — социолог
    Иль  политолог,  иль  психолог,
    Или  астролог  наконец, -
    (Сулит  скорейший  нам  пиздец)
    А  там  шаманят  шарлатаны, -
    Что  будто  лечат  наши  раны;
    Так  льётся  опиум  народу,
    Чтоб  позабыл  он  про  свободу.
    Они  нам  правду  не  расскажут
    Из  дали  Ельцина  покажут, -
    Укрыв,  (О,  режиссёра  муки!)
    Его  трясущиеся  руки,
    Пытаясь  русских  убедить,
    Что  может  он  «руководить»;
    А  дочки  «царские»  с  Чубайсом
    Уже  плывут  державным  галсом
    И  делят  уж,  накравши  всласть,
    Гнилую  над  Россией  власть;
    А  Черномырдин,  мыслю  я
    У  них  как  мальчик  для  битья;
    Жиды  без  умолку  галдят,
    Обгадить  Лебедя  хотят.
                   LVIII
    Заокеанский  жид  вещает, -
    Широко   генерал  шагает,
    «Штаны  ему  бы  не  порвать»!
    (Вот  гады  же,  туды  их  мать!) л  шагает,
     вещает, -
    итья;
     
    И  вот  вся  шайка  с  перепуга,
    В  госдуме  прячась  друг  за  друга,
    Закон  хотят  изобрести, -
    Свернуть  чтоб  Лебедя  с  пути;
    (А  может  быть  свернуть  и  шею
    Жиды  ведь  делать  так  умеют)
    Кого  за  доллары  наймут, -
    И  будет  Лебедю  капут.
    Он  оскорбил  Жидовский  род.
    Сказав  «Еврей, — оленевод».
    Тогда  уж  некого  бояться,
    С  Россией  можно  расправляться,
    И  всё  как  прежде,  воровать,
    Валюту  за  границу  слать.
    Своих  детишек  за  границу,
    Вся  кодла  шлёт  уже  учиться,
    (Зазорно  жить  в  своей  стране,
    Им,  перепачканным  в  говне)
    Притом  что  эта  сволота,
    Давно  на  руку  не  чиста;
    Расплата  впереди  маячит, -
    По  ним  давно  уж  пуля  плачет.
                        LIX
    А  Русской  Армией,  как  дурень,  
    Уж  заправляет  жид  Батурин, -
    Сидит  в  Совете  обороны,
    И  смотрят  в  рот  ему  вороны,
    Надев  военные  мундиры;
    «Чем  залатаем  наши  дыры»?
    С  пенсионеров,  как  бывало,
    Всё  сдёрнут  денег  одеяло.
    А  наша  Армия  в  Чечне, -
    Погрязла  в  гнуснейшей  войне,
    По  воле  пьяной  президента,
    И  трезвой  мысли  оппонента,
    Где  две  извилины  всего, -
    Под  той  фуражкой  у  него;
    Чеченской  крови, — реки  там,
    Текли  на  радость  всем  жидам,
    Они  одни  не  унывали. –
    Мошну  деньгою  набивали…
                     LX
    Вот  голубой  экран  горит, -
    А  на  экране  теле-жид,
    Вопит  о  братьях  журналистах
    Пропавших  во  Чечне  гористой;
    Вопит  уж  много  дней  подряд,
    Не  вспоминает  лишь  солдат.
    Которые  в  Чечне  пропали,
    И  никому  не  нужны  стали;
    Когда  прихлопнули  жида, -
    То  началась  тут  чехарда,
    Тотчас  прервали  передачи, -
    И  начали  жиды  судачить
    «Давайте  Ельцина   сюда!
    Пусть  отвечает  нам  сполна».
    И  Черномырдин  прибежал,
    Чтоб  усмирить  страстей  накал;
    Когда  же  русских  убивают, -
    Права  там  даже  не  качают;
    Течёт  как  прежде  сериал, -
    Кто,  где,  когда,  кого  сношал,
    Или  идёт  блядей  показ,
    Иль  как  работает  спецназ;
    Кривое  зеркало  жидов
    Чтоб  нас  морочить  дураков.
                         LXI
    В  кино  евреев  прославляют, -
    Геройской  смертью  «погибают»
    В  войну  великую  жиды,
    И  ложь  несётся  без  узды;
    Один, -  стрелок  на  самолёте,
    Погибнет  в  боевом  полёте;
    Другая, — в  памяти  свежа
    Умрёт  от  финского  ножа;
    Но  всё  придумал  режиссёр,
    И  сценарист,  (ведь  жид  хитёр)
    Одним  лишь  росчерком  пера, -
    Жидов  фантазии  игра;
    Когда  в  войну  кино  снимали,
    То  немцев  в  них  жиды  играли;
    Их  отвратительные  рожи, -
    На  немцев  кстати  не  похожи,
    Солдат  всех  наших  вдохновляли,
    Когда  на  фронт  их  отправляли…
    Зато  жиды  в  тылу  сидели,
    Над  мемуарами  корпели, -
    Плодом  нетяжкого  труда,
    Когда  кругом  была  беда…
                      LXII
    Кино  «Побег  из  Собибора»
    Сняла  жидовская  контора;
    Суть  дела  вкратце  такова; -
    Прочтём  историю  сперва;
    Сумели  пленные  в  войну
    Бежать  из  лагеря;  Вину 
    Своею  кровью  искупить, -
    Охрану  немцев  перебить.
    И  пробиваясь  по  тылам
    Навстречу  шли  своим  войскам…
    Явили  храбрости  примеры,
    Сыны  России, -  офицеры;
    Осталось  мало  их  в  живых,
    Но  не  об  этом  здесь  мой  стих;
    А  что  же  видим  мы  в  кино?
    Там  лжи  и  подлости  полно, -
    И  режиссёр,  по  мере  сил,
    В  жидов  всех  русских  превратил,
    Им  подвиг  пленных  приписал
    И  всю  легенду  переврал;
    Хоть  в  лагере  жиды  и  были;
    (Их  позже  немцы  истребили)
    Но  если  вновь  бередить  раны, -
    Покорно  гибли  как  бараны.
    Герои  лишь  в  кино  они, -
    Там,  ложь  коварной  жидовни. 
                        LXIII
    Коровы  в  Индии  священны,
    И  даже  неприкосновенны;
    Вот,  также,  и  жидов  у  нас
    Никто  не  трогает  сейчас.
    В  кино  еврей  с  врагом  сражался.
    А  не  в  Ташкенте  прохлаждался,
    Укрывшись  липовой  «бронёй»
    А  на  экране, — он  герой.
    А  тот  кто  правду  говорит, -
    Конечно,  он  «антисемит»;
    Жидовка-снайпер, — это  ново,
    Не  помнят  воины  такого;
    Дурачит  режиссёр – еврей
    Особо  молодых  людей;
    Они  бы  очень  удивились,
    На  свет  коль  раньше  б  появились, -
    На  фронте  не  было  еврея;
    Прикинуться  больным  умея,
    Они  все  кинулись  в  Ташкент
    В  тот  тяжкий  для  страны  момент;
    Как  о  покойниках  о  них, -
    Ни  слова,  иль  хвалебный  стих.
                        LXIV
    Американские  жиды, -
    Своею  хитростью  горды,
    Поработивши  свой  народ,
    Разинули  на  русских  рот;
    И  вот,  тряся  своей  мошной,
    Идут  на  Ельцина  толпой;
    А  тот,  храня  невинный  вид,
    У  них  на  службе  состоит;
    Устала  уж  рука  писать,
    И  проходимцев  обличать, -
    Они  всегда  возьмут  своё;
    В  команде  Ельцина,- ворьё,
    Ведь,  всю  Россию  продадут;
    Под  срам  науку  подведут,
    Начнут  по  радио  вещать,
    Что  наступила  благодать,
    Ни  совести  и  не  стыда, -
    Так  было  у  жидов  всегда;
    Как  может  бог  жидов  любить, -
    Не  до  конца  их  истребить, -
    Убийц,  воров  и  подлецов,
    Кровосмесителей,  лжецов… 
    Развратников,  лгунов,  блядей, -
    Мошенников  среди  людей;
    Всем  этим  библия  полна,
    И  пишет  искренне  она.
                       LXV
    Вот  результат  моих  всех  дум, -
    Евреев  сатанинский  ум
    Не  мог  так  просто  появиться;
    Ну,  а  зловещие  их  лица, -
    Напоминают  мне  роман,
    О  появленьи  марсиан;
    Ломаю  голову  все  дни,
    Откуда  засланы  они?
    Ведь  немцы  создали  науку,
    (Которая  прогонит  скуку)
    И  измереньем  черепов
    Распознавали  всех  жидов;
    А  по  носам  их  уточняли,
    По  мочкам  уха  дополняли,
    И  получалось,  что  еврей, -
    Отличен  резко  от  людей;
    И  хромосомы  не  такие;
    И  гены,  вроде  бы,  больные;
    (Открытий  был  недавно  ряд),
    Но  все  жиды  о  том  молчат.
                      LXVI
    По  всей  вселенской  загранице
    Жидовский  произвол  творится,
    Нацистов  ищут до  сих  пор,
    Чтоб  обвинил  их  прокурор,
    Толпа  израильских  жидов,
    Живёт,  однако,  без  судов
    Хоть  их  деянья  нынче  даже,
    Всех  преступлений  мира  гаже;
    Их  и  разыскивать  не  надо, -
    Израиль  полон  этих  гадов.
    Хочу  схватить  я  мысли  нить, -
    Марксизма  корни  проследить;
    Задача  Маркса  мне  ясна,
    Как  в  полночь  яркая  луна, -
    Отвлечь  внимание  умов
    От  мерзкой  сущности  жидов.
    Сам мерзкой  сущности  жидов. -
     
    -
     Маркс, — еврей,  и  он  писал
    Свой  знаменитый  «Капитал»,
    Чтоб  новый  культ  себе  создать,
    И  место  тем  Христа  занять;
    Морочил  долго  он  людей,
    (Критиковать  его  не  смей),
    Но  всё  ж  марксисты  в  злобной  силе,
    Уж  пол-России  перебили;
    Но  до  сих  пор  страдает  мир…
    И  кровь  сосёт  еврей-вампир.
                        LXVII
    Одним  жидам,  конечно,  ведь
    Россию  всю  не  одолеть;
    Они  купили  эту  мразь, -
    Людишек  русских  наших  часть,
    Жидов  умом,  не  по,  рожденью,
    Но  подлецов  по  убежденью;
    И  в  негодяйстве  для  признанья, -
    Им  не  хватает  обрезанья.
    Погибла  бедная  Россия!
    Где  люди  русские, — чужие,
    Жидов  послушные  рабы,
    (Хоть  суждены  им  всем,- гробы)  
    Где  Стенька  Разин,  где  Булавин,
    Где  Пугачёв?  А  где  татарин, -
    Хан  Батый,  кто  велик  и  смел
    Россию  покорить  сумел?
    Кто  нас,  когда,  освободит?
    Иль  неужели  вечен  жид?
                      LXVIII
    Чтоб  мир  народов  смог  бы  жить
    Евреев  надо  истребить, -
    (Их  только  собственной  рукой)
    Когда  жидовскою  толпой,
    Тот  остров  будет  заселён,
    И  окружён  со  всех  сторон, -
    Тогда  возникнет  там  она, -
    Жидов  крысиная  война;
    И  люди  будут  наблюдать,
    Как  жид  жида  начнёт  кромсать,
    Пока  их  гонор  не  угас;
    (Так  было  в  библии  не  раз)
    Иль  заселить  Биробиджан,
    Согнав  евреев  со  всех  стран;
    И  очень  строго  охранять,
    Чтоб  не  сумел  жид  убежать.
    В  районе  будучи  одни,
    Как  вши  подохнут  все  они, -
    (А  вошь  ведь  только  тем  живёт,
    Когда  кого-нибудь  сосёт).
    И  скрипачи  и  шахматисты,
    Врачи,  банкиры  и  дантисты
    И  паразиты  всех  мастей, -
    Не  смогут  кровь  сосать  людей.
     
    Мадагаскар,  по  планам  т.  Гитлера.  и  подохнут  все  они, -
     
    ь
    -
     
                       LXIX
    Страна  преступностью  полна, -
    Повсюду  мафия  слышна,
    Армян,  чеченцев  и  грузин, -
    Невидим  только  жид  один;
    От  «русской»  мафии  страдает,
    Хоть  «Интерполом»  обладает,
    Весь  нынче  заграничный  мир;
    А  «новорусский»  уж  банкир
    Скупил  все  Виллы  на  Ривьере,
    Он  на  наркотиков  афере;
    Все  в  «русской»  мафии, — жиды
    И  маскировкою  горды;
    И,  прячась  за  чужой  спиной
    Вершат  убийства  и  разбой.
    У  них  столица, — Брайтон .
    й
    ,
    - Бич,
    Чумы  жидовской  страшный  бич.
    Товарищ  Гитлер  не  успел
    Жидовский  сократить  предел, -
    Но  только  их  пощекотать.
    Представь,  как  стали  б  воровать
    Жидов  десятки  миллионов, -
    Из  «неочищенных»  районов;
    И  стал  бы  ты,  мой  русский  друг,
    Иврит  учить  бы  в  свой  досуг.
                       LXX
    Солдата  Швейка  уважают,
    Его  остроты  повторяют;
    Известен  Гашек  на  весь  мир, -
    Но  не  евреев  он  кумир;
    Над  пьяным  фельдкуратом  Кацем
    Весь  мир  не  устаёт  смеяться;
    Артистки  венской  оперетты
    Под  юбкой  вовсе  не  одеты, -
    И  бритой,  голою  п….ой
    Сверкали  пред  вояк  толпой,
    Которые  в  рядах  сидели,-
    В  бинокль  радостно  глазели,
    Когда  плясал  кордебалет, -
    Жидовок  жирных,  в  цвете  лет.
    (Их  обезьянами  прозвали, -
    Но…Офицеры  хохотали);
    Жидам  конечно,  не  до  смеха, —
    Скрипят  зубами  (вот  потеха!)
    Но  Гашека, — не  издают!
    Ведь  жид  злопамятен  и  лют.
                     LXXI  ;
    Скажите  братцы  на  кой  х…й
    К  нам  едет  жид,  Натанья – куй?
    Спросить  у  Ельцина  отчёт,
    Как  «бизнес»  у  жидов  идёт,
    У  нас  при  всём  честном  народе;
    Не  обижают  ли  Мавроди,
    И  кто  ещё  из  всех  жидов
    У  нас  остался  без  постов;
    Как  процветают  синагоги;
    Запрещены  ль  другие  боги;
    Зачем  полезли  мы  в  Иран,
    Без  спроса  у  заморских  стран?
    И  в  Сирию  оружье  шлём,
    Без  консультации  с  жидом.
    Ответ  народа  очень  меткий:
    «Приехал  босс  к  марионетке».
    На  флаг  израильский,  не  наш,
    Глядел  умильно  «глав-алкаш».
                      *********
    Жидок-очкарик  Кириенко, -
    Снимать  большой  любитель  пенки,
    Но  пудрил  мозги  комсомолом;
    Сшивая  папки  дыроколом,
    В  ЦК  просиживал   штаны;
    Когда  пошёл  развал  страны,
    Он  быстро  с  партией  простился,
    В  банкира  ловко  превратился,
    Сумев  чего-то  прихватить;
    И  стал  совсем  безбедно  жить,
    Пока  не  грянул  зов  момента;
    Имея  куклу-президента,
    Жид  Березовский,  как  в  войну
    Задумал  покорить  страну,
    Жидовской  власти  подчинить
    И  пост  премьера  захватить;
    А  чтоб  народ  не  разузнал, -
    На  Кириенко  выбор  пал;
    А  президента-дурака,
    Они  используют,  пока
    Тот  водкою  не  обожрётся
    И  разумом  совсем  свихнётся;
    Тогда  ему,  поныв  для  вида,       
    Заклеймят  лоб  «звездой  Давида»,
    Иль  обрезанье  проведут, -
    России  же  тогда, — капут.
     
    На  НТВ  для  дураков, -
    Жидовский  рупор, — Киселёв;
    Сопя  и  шмыгая  ноздрёй,
    Клевещет  на  советский  строй;
    Избрав  еврейскую  судьбу,
    Усами  прячет  он  губу, -
    Доллары  хапает  иуда,
    Ещё  целёхонёк  покуда.
     
    Михалков   Никита, — Жулик  продувной;
    В  царской  он  одежде, -  как  городовой;
    Киноденьги  тратит  он  конечно  зря, -
    Рылом  он  не  вышел  в  батюшку-царя.

  3. Георгий:

    Взорвано  в  России  множество  домов;
    Как  погибли  тысячи, — ребус  для  умов…
    А  в  Рязани  схвачены, — люди,  гексаген;
    Но  молчит  правительство,  нет  и  перемен…
    Двое  суток  думало  и  готов  ответ, -
    «Были  то  учения»,  и  вопросов  нет.
    В  прессе  и  на  видео, — вновь  «чеченомания»;
    Так  шла  президентская,  выборов  кампания.
     
    «Курск», — подлодка  новая,  залегла  на  дно,
    После  взрыва  людям,  было  лишь  одно, -
    От  удушья  трое  суток  погибать;
    И  напрасно  помощи  президентской  ждать:
    Он  в  Крыму  приятнейший  отпуск  проводил, -
    Полным  равнодушием  многих  удивил;
    И  корреспонденту, — кто  вопрос  задал,
    «Лодка  утонула»,  только  и  сказал…
     
    Всплыло  слово  страшное, — мюзикл  «Норд- ост»,
    И  Москвы  правительство, — Кац-Лужков,  прохвост;
    Смерть  чеченок,  зрителей, — Доблестный  спец-наз
    Выполнил  зловещий, -  Путина  приказ;
    Действовали  нагло, — в  роли  палачей;
    Отравили  газом  сотни  москвичей…
    Убивали  сонных,  вместе  без  разбора, -
    Мстителей- чеченцев  и  артистов  хора….
     
     Семьи  без  кормильцев,  не  на  что  им  жить,-
    Жертвам  компенсацию  не  хотят  платить.
     
    28.06.04  .

  4. Георгий:

    Год  прошёл  в  незнании, -
    Кто  же  сжёг  детей
    В  роковом  Беслане,И
    Прячет  палачей?
     
    Почерк  узнаваемый, -
    «Курск»,  «Норд – Ост», «Беслан»,
    Это, — «Несгибаемый», -
    Всех  свобод  гарант.
     
    В  школе, -Дети,  мамы,
    Всех  вместил  спортзал, -
    Их  с  боевиками
    Смерти  он  предал…
     
    Били  по  заложникам
    Танк  и  огнемёт, -
    Был  приказ  безбожника, -
    Был  и  вертолёт.
     
    Это  был  «мочительный»
    Путинский  «сортир»,
    Где  конец  мучительный
    Был  для  всех;  Но  в  мир
     
    Хлынули  без  совести
    Лживые  слова;
    Тот,  на  высшей  должности,
    Виден  лишь  едва…
     
    «Нет, -  Переговорам,
    Всех  мочить  подряд!»
    И  смертельным  хором
    Выстрелы  звучат…
     
    Президент  повторный, -
    Лживый  трус,  подлец,
    Ждёт  его  позорный, -
    От  петли  конец…
     
    Doctor Pilz
     

  5. Георгий:

    Гимн  России.   (Набат)  Музыка  Александрова.
    Слова народные
     
    Отечество  наше  достойно  Свободы,
    Любви  и  Надежды  и  Славы  своей;
    Так  пусть  же  Российские  наши  Народы
    Работают  вместе,  для  счастья  людей!
     
    Припев:
     
    Братья , вставай Славянские,  братья, вставай  Российские!
    Будьте  достойны  Державы  своей!
    Силы для нас  враждебные,  силы  жидов  нечистые,
    С  нашей  дороги  сметайте  смелей!
     
    Вперёд,  Православные,  будем  едины,
    В  борьбе  за  могущество  нашей  страны;
    Ведь  с  нами  Святых  наших  Предков  седины
    И  знамя  Героев  Великой  Войны!
     
    Припев:
     
    Братья , вставай Славянские,  братья, вставай  Российские!
    Будьте  достойны  вы  Веры  своей!
    Силы  для нас враждебные,  силы жидов  нечистые,
    С  нашей  дороги  сметайте  смелей!
     
    Мы  верим  всегда  в  наше  правое  дело,
    И  враг  наш  коварнейший  будет  разбит;
    Победа  за  нами,  вперёд  братья,   смело,
    Пусть  наша  История  нас  вдохновит!
     
    Припев:
     
    Братья , вставай Славянские,  братья, вставай  Российские!
    Будьте  достойны  Отчизны  своей;
    Силы для нас враждебные,  силы жидов   нечистые,
    С  нашей  дороги  сметайте  смелей!
     
     
     
     

  6. eklmn:

    если есть сила, способная противостоять осатанелому евреаналу,
    то это незашоренные евреи, которым удалось противостоять зомбированию и запугиваниям.
    русцкие дорвались до потреблятства, работать лень, всё по фиг. 
    оккупированные народы выживают приусадебными участками,
    ненавистные рюсцким мигранты за гроши пашут на тяжелых и грязных работах.
    Так что вся надежда на таких евреев, как Семён Слепаков.

  7. Динамит:

    С чего ты взял, что Слепаков еврей?

    • eklmn:

      извиняй, заголовок попутал.
      подразумевался Михаил Новицкий на антирежимных демонстрациях,
      начиная с «медведю — писец», и до «пукин всех боится».

  8. Георгий:

    Doctor Pilz
     
    Михалков   Никита, — Жулик  продувной;
    В  царской  он  одежде, -  как  городовой;
    Киноденьги  тратил  он  конечно  зря, -
    Рылом  он  не  вышел  в  батюшку-царя.
    Вместо  громогласа, — Жидкий  тенорок,
    Только  свою  пошлость  показать  он  смог.
    А  в  любовной  сцене,  где  Паратов  он, -
    Страсть  изображает  цветом  он  кальсон,
    «Утомлённый  солнцем»  хочет  доказать,
    Что  ещё  способен  сексу  подражать.
    Кто с ним не согласен, бьёт того ногой,
    Чувствуя охрану за своей спиной.
    Он чужой народу, для властей он свой,
    Ловко набивает свой карман деньгой.

  9. Георг:

    ПРОТИВНО БЫЛО СЛУШАТЬ!!! ЭТОТ СЛЕПАКОВ — ПУТИНОПРОПАГАНДОН! 100% ЕМУ КРЕМЛЬ ЭТУ ТУФТУ ЗАКАЗАЛ, ЧТОБ НАШ ТУПОЙ ОХЛОС В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ СХАВАЛ ПРОПИСНУЮ ИСТИНУ6 «ЦАРЬ ХОРОШИЙ — БОЯРЕ ДЕРЬМОВЫЕ., ВОРУЮТС!!!» ВСЕ ЭТИ АКТЁРИШКИ ПРОДАЖНЫЕ! ПУТИН — ЭТО МЕДИОПРОЕКТ!!! КАК У ПЕЛЕВИНА! ЗА ЧТО И ПОПЛАТИЛСЯ АКТЁР ПАНИН — СПАРОДИРОВАЛ «ПУТИНА-МУТИНА» В «ПОКОЛЕНИИ ПЕПСИ»!

    • Doctor Pilz:

      По поводу «хорошего царя,»
      По еврейским законам , он ,- еврей, так как его Мать-
      Шеломова Мария «Ивановна»(?) — еврейка, Мария-
      библейское еврейское имя (см. Мать Христа)
      Шеломова, от еврейского Шелом или (Шолом- мир вам!)  
      «Ивановна», это отчество добавлено по советским законам,
      У всех евреев было только 2 ( два имени)
      Внешность Шеломовой Марии можно увидеть на фото
      Типично еврейское лицо. (см. википедия фото Вова с матерью)
      Doctor Pilz.
       

    • ингогнитум.:

      Ничего подобного. Его многие песни про Путина цензурят и по ТВ не показывают.

  10. eklmn:

    из завещания Березы:
    3. Возлагаю на своего лондонского юриста обязанность предоставить прессе
    через месяц после моих похорон документы, уличающие Пукина

    во взрывах домов в Москве и начале чеченской войны.
    В причастности к убийству А.Собчака, В.Илюхина и других, не согласных с его политикой,
    а также в иных, финансовых и политических преступлениях.
    Документы должны быть предоставлены СМИ для безвозмездного пользования,
    чтобы правду узнало максимальное количество граждан РФ и всего Мира.
    В январе 2013 года я имел телефонную беседу с секретарем Пукина Песковым
    и рассказал ему о своем намерении обнародовать имеющиеся у меня
    подлинные документы о перечисленных выше преступлениях
    .

    Также я сообщил о имеющихся в моем распоряжении подлинных документах
    о тайных офшорных счетах Пукина и его окружения во всех офшорных зонах Мира,
    составляющих в сумме колоссальные цифры.

    Данные денежные средства украдены у граждан России.
    Песков передал мне приглашение Пукина вернуться в Россию
    и обсудить в неформальной обстановке имеющиеся у меня документы.
    Я отказался, и теперь ФСБ следит за мной
    тут, в Лондоне.

    Поэтому я готов ко всему, и пишу это завещание в здравом уме и трезвой памяти,
    полностью отдавая себе отчет в возможностях кремлевских карликов.
    На здоровье я не жалуюсь, никогда суицидальных наклонностей не имел,
    и не собираюсь брать на себя такой грех.
    »

  11. Svjatoi:

    Перестал Слепакова уважать,
    просто он захламляет эфир и не прогрессирует.
    Скорей сливает протест.
    Бесславно кончит

  12. Doctor Pilz:

    Зря стараетесь, не дождётесь!

  13. Иван:

    Нигде в интернете не нашёл ни имени ни фамилии
    матери шелоиовой марии неужели мама вовы никогда
    не рассказывала сыну о его бабушке?

  14. Иван:

    Кто может ответиь, с кем и зачем приезжал пукин
    в израиль в 1967году(ему15 лет)

  15. дядя петя:

    Ваня, я ддумаю для того чтобы сделать юбряд
    обрезание вове, который родился в  октябре 1952г
    а в то время евреев  выталкивали из трамваев за дело
    о врачах вредителях  в сопровождении мамы, для которй
    это был страшный грех ,необрезанне еврейское дитя.  

  16. eklmn:

    «Кульминацией стало выступление Насрального. Его встретили не просто овациями, а восторженным воем.
    И что он сказал? Сказал, что лично он заперт в угол и будет бороться до конца, поскольку отступать некуда.
    Мелковато...Ну ладно, сказал и сказал. Все равно толпа чествовала его, как вождя.
    И как поступил вождь, когда сошел со сцены?
    Его обступила толпа бесновато-восторженных поклонников, а когда он выбрался из нее,
    то побежал прочь по болотной улице и спрятался за спины ОМОНа.
    Они благодушно расступились перед «вождем» и отсекли остальных.
    Борцы с режимом, по-моему, не прячутся за спины ментов от народа.»
    http://www.mk.ru/politics/russia/article/2013/05/06/850983-itogi-bolotnoy2013-begstvo-navalnogo-i-proklyatie-oppozitsii.html

    жыд Финкельштейн откровенно опускает гойских «мужиков»
    (http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=4JVtZuKRcgQ , 39:55)
    «Мы очень веселимся в Пасху, когда мы крадем гойских детей.
    Эй, вы знаете, я знаю, что вы знаете, потому что я слышал это на вашей программе,
    что мы воруем от 100 до 300 тысяч детей в год ТОЛЬКО В ЭТОЙ СТРАНЕ.
    И мы выпускаем из них кровь в наших синагогах, и мы смешиваем ее с мацой,
    а потом выбрасываем трупы в бойни, которые нам принадлежат, и мы перемалываем их
    в фарш для колбасы и гамбургеров. Макдональд — одна из наших любимых торговых точек…»
           следующий комментатор задает справедливые вопросы:
     TheZero43, 4 дня назад.
    «Нет еврейского вопроса, есть гойский вопрос. Все, о чем он рассказывает, делается руками гоев и шабесгоев.
    Вот и решайте, кто виноват. Кто делает, кто позволяет делать, закрывает глаза, или тот, кто принимает, что дают?
    Или тот кто предлагает? Перекладывая вину на евреев, не решаешь свою проблемму предательства заветов предков.
    Уж предки не позволяли случиться тому, что случилось.»

  17. Динамит:

    Так что, по-твоему евреи ни в чём не виноваты?

  18. Аноним:

    не путай божий дар с яишницей, при чём тут национальность,жид-это состояние душы!а этого добра на просторах снг  европейский союз и тд.

  19. Игорь:

    По-моему Антон, ты возомнил из себя Галича. Твои песни, такое же говно, как и то о чем ты поешь; не сказать еще хужей.

  20. Игорь:

    Ты опять Семен немножко,
    Все ж хватаешь через край.
    Видно ж морду на картошке,
    Нет…, омаров подавай.

  21. Игорь:

    Песня Семена Слепакова. Дубль 3
     
    Я родился в общем-то не очень давно,
    И поэтому уж с детства я ел говно.
    Так вошло оно ко мне в плоть и кровь,
    Рвется из щелей, из всех, вновь и вновь.
     
    Ел говно, когда в стране был застой,
    В перестройку тоже обед такой.
    Вроде при Борисе еды полно,
    Но зарплаты нет, так что ел говно.
     
    Вот пришел к нам Путин, но все равно,
    И с утра, и вечером, я ем говно.
    Не подумайте, право, что это мой сбрык,
    Просто к говну я с детства привык.
     
    А сегодня я возглавляю скетчком,
    Вроде бы и можно жить огурцом.
    Спел бы что-то путное, но не дано.
    Потому что с детства я ел говно.

    • сумаков аркадий степанович:

      Так рад, что нашёл Вас, простые Русские патриёты. Запомните, что Карамзин сказал: Петр Первый сын жидовки Нарышкиной, а Николай Второй, нет. Его за это  убили жиды, Щорс и Белобородый. Хотели заполучить алмазы, а царевны эти алмазы умно скрыли и сейчас они все у Путена хранятся..

      • ингогнитум.:

        Эээм… Ты за Путна? Тогда запомнился : патроты , это те, кто любит просто свою родину и хотят, чтобы она процветала. А те, кто орёт» Путин молодец», это уже ура-потреоты. Им бы просто поорать. Они закрывают на всё глаза. Можете мне не верить… Но я так считаю.
         

      • KISA:

        Да ! Только ПУТЕНА С ТОБОЙ ХРЕН ПОДЕЛИТСЯ! С простым русским ПАТРИЁТОМ! Потому что -ВЫУЧИ РУССКИЙ ЯЗЫК! Н Е У Ч !!!

  22. KISA:

    Браво! Хоть кто -то умеет писать! Спасибо)))

  23. KISA:

    А у нас всегда кто то виноват! Не евреи, так американцы.Не американцы, так хохлы. Когда же , мы научимся сами отвечать за свои косяки? А?

  24. Олег:

    ВСЕ ПРАВИЛЬНО И СПРАВЕДЛИВО   ПО ПРАВДЕ
     

Оставьте комментарий