anvictory.org » Новости » Нация против диктатуры, к годовщине румынского восстания

Нация против диктатуры, к годовщине румынского восстания

Однако вследствие незрелости гражданского общества, неразвитости русского национального самосознания, предательства элит и последовавшего в 1993-м государственного переворота в России установился режим, в одинаковой степени антинациональный и антидемократический. При этом по разные стороны баррикад у нас оказались разведены сторонники свободы (т.е. либералы и демократы) и националисты – первые у нас традиционно впадают в русофобию, вторые патологически симпатизируют авторитаризму. С точки зрения европейского опыта это нонсенс: трудно найти страну, где бы требования свободы сочетались с презрением к собственному народу. И именно отсутствие здорового национально-освободительного движения являлось залогом русофобской и авторитарной политики в России.

 

Тем не менее, события уходящего 2010-го года внушают оптимизм: русское национальное движение наконец начало соединяться с освободительно-демократическим. Размах протестного движения в этом году превысил все показатели после 1993 года. Всё чаще на многотысячных акциях националистов можно увидеть вполне демократические лозунги, а на самих акциях можно видеть всё больше простых горожан, в хорошем смысле обывателей, в то время как процент субкультурщиков (скинхедов, сталинистов, клинических антисемитов и прочей экзотики) в среде националистов неуклонно снижается. Национальное движение приобретает всё больше черт русского гражданского общества. С другой стороны, всё больше либералов начинает отказываться от русофобских демшизовых догм 90-х и признавать правоту ряда тезисов националистов. В этом году открытое сотрудничество националистов с другими сегментами политического пространства наконец перешло в практическую плоскость. Попыткой навести такие мосты и повернуть энергию стихийного национализма в конструктивное русло стало создание нами Русского Гражданского Союза, в основу идеологии которого был положен демократический национализм без примесей тоталитаризма.

 

Волна национально-освободительных революций, сметавшая контролировавшиеся из Москвы диктаторские режимы, рано или поздно должна была докатиться и до самой Москвы. В 1993 году этот процесс в России удалось немного заморозить, однако это не сняло основных противоречий в отношениях между народом и государством, их лишь загнали вглубь. Рано или поздно развязка должна была наступить. В этой связи полезно изучить сценарии, по которым происходило завоевание народами Восточной Европы национальной свободы. Условно их можно разделить на польский и румынский сценарии. В 1989 году польское коммунистическое правительство, понимая, что дальнейшие репрессии лишь приведут к большой крови, добровольно пустило оппозицию на выборы. Таким образом был обеспечен мирный переход страны к демократии. В том же 1989 году диктаторский режим Чаушеску сделал ставку на террор и репрессии в борьбе с оппозицией и недовольным населением, что послужило лишь эскалации конфликта, в результате которого сам диктатор и его репрессивный аппарат были уничтожены физически. Сегодня нас интересует именно румынский сценарий, поскольку слишком многие члены российских элит и кланов испытывают иллюзии, будто репрессии могут помочь им в удержании власти. Тем более актуально это накануне 2011 года – года парламентских выборов, возможно, последнего шанса реализовать в России польский сценарий.

 

Перейдём собственно к Чаушечку и его режиму.

 

 

Каким парнем он был

 

 

В 1970-е годы высокие цены на нефть позволили Чаушеску расслабиться, укрепить свою власть. Было взято большое количество кредитов на Западе и создана некоторая видимость стабильности, которая само собой ставилась в заслугу именно “гению Карпат”, а не рыночной конъюнктуре (что нередко встречается у разного рода нефтегазовых патриотов). Президент и его окружение утопали в роскоши, на которую шла значительная часть румынского бюджета. Вокруг режима само собой сформировался пул придворных лизоблюдов, наперебой воспевавших гений Чаушеску как «Основателя истории», «Нежный поцелуй Родной земли», «Провидца будущего». Однако в начале 80-х цены на нефть резко пошли вниз и суверенный диктатор увидел, что у Румынии колоссальный внешний долг, а кредиторы требуют платить по счетам.

 

Началось налаживание тесных контактов с восточными диктатурами, на базах госбезопасности начали активно тренироваться арабские наёмники. Как известно, многие режимы любят привлекать инородцев на случай акций гражданского протеста, так как отсутствие кровной, культурной и иной близости с гражданским населением психологически облегчает полицаям применять по отношению к нему крайние меры.

 

При этом у Чаушеску сохранялись довольно тёплые отношения с США, последние активно поощряли его дистанцирование от СССР и экономическую политику, которая выражалась в приоритете выплаты внешнего долга и экспорта нефти и игнорировании бедственного положения населения.

 

Конечно, ни одна диктатура не обходится без маниакальной подозрительности диктатора: Чаушеску убрал с руководящих постов всех потенциальных оппонентов и конкурентов, заменив их посредственными, зато лояльными карьеристами, в том числе своими родственниками и прочими “детьми друзей одноклассника национального лидера”. Но главной опорой режима конечна была местная помесь гестапо с НКВД – спецслужба “Секуритате”, не уступавшая им по жестокости, а порой и превосходившая. В области пропаганды методы также были вполне узнаваемые: голодному населению телевидение показывало постановочные визиты гения Карпат в магазины, куда к его приезду завозилась продукция.

 

В таких условиях национальное восстание было вопросом времени.

 

Параллели нынешней эРэФии с Румынией времён Чаушеску довольно очевидны: приоритет обязательств перед западными партнёрами над обязательствами перед собственным народом, тотальная зависимость от экспорта нефти при загибающейся промышленности, постановочные телеобращения доярок к президенту, передача силовым структурам карательных функций, привлечение инородцев в качестве наиболее жестоких и лояльных карательных отрядов. Ну и конечно не стоит забывать о прослойке прикормленных охранителей, угадывающих в любых народных недовольствах происки вражеских агентов, мечтающих свергнуть горячо любимое Начальство.

 

Тут нужно сказать пару слов о том, как обычно готовятся военные перевороты. Обычно на территорию противника забрасываются листовки (конечно сейчас в чести всякие интернеты), в которых рассказывается о шикарной жизни вождей на фоне общего обнищания простого народа. Что самое забавное, если бы оранжевые агенты мирового империализма готовили вооружённое восстание в современной России (отечественные охранители очень любят бредить этим сюжетом), они бы оказались в крайне затруднительном положении: в России 1% населения владеет 90 процентами национальных богатств и остальные 99% населения об этом прекрасно знают. Вся работа по дискредитации элит с блеском проведена ими самими. Яхты олигархов, гулянки высших чиновников в Куршавеле, особняки в Лондоне, золотые унитазы и дорогие машины туповатых деток “очень уважаемых людей” – это уже давно вызывает бессильную злобу большей части населения. Про мигалки и спецсигналы на дорогах я уже даже и не говорю. Стремление самоутвердиться за счёт унижения народа у многих явно перекрывает инстинкт самосохранения.

 

 

 

Начало восстания

 

Первое восстание вспыхнуло в декабре 1989 в городе Тимишоара в знак протеста против депортации пастора Ласло Тёкеша, этнического венгра. Обвинения, которые предъявляли пастору, не могут не вызывать у рядовых граждан РФ чувство стойкого дежавю: обвиняли его в «разжигании межнациональной розни» и деятельности вразрез с интересами государства, поскольку тот передавал информацию о положении дел с правами человека в Румынии за рубеж.

 

Прихожане образовали живую цепь вокруг квартала, к ним примкнула масса прохожих, в основном студентов. К вечеру первоначальный предлог собрания уже был забыт: выступление приобрело откровенно антиправительственный характер и толпа отправилась жечь райком партии. Демонстрацию удалось разогнать, однако на следующий день протестующие собрали уже пять тысяч участников и райком был взят.

 

И тут режим принял роковое решение: на разгон отправили армию с приказом стрелять на поражение. Тем не менее, это лишь подлило масла в огонь: 20 декабря собралось уже 100 тысяч человек. Как известно, когда государство начинает убивать, оно всегда называет себя Родиной. Для подавления протеста были сформированы отряды рабочих, которых отправили в Тимишоару «бороться с хулиганами» и вообще благородно негодовать по поводу происков вражеских агентов. Однако ставка на патриотизм и поддержку курса партии и правительства себя не оправдала, так как эти отряды сами в результате присоединились к протестующим.

 

Как тут не вспомнить события в карельском городке Кондопога. Тогда, помнится, главный агитпропец всея РФ Михаил Леонтьев требовал стрелять в толпу, потому что бунт – это очень плохо и может расстроить Начальство. Наивный Михаил не понимал, что если бы его мудрых советов тогда послушали, через несколько дней благодарные россияне наверняка обеспечили бы ему почётное место на фонарном столбе с хорошим видом на Кремль.

 

Характерна и неистребимая страсть охранителей всех времён и народов сводить любые проявления народного недовольства к проискам вражеских разведок и разжиганию всяческой розни. Для примера, заговор мирового империализма отечественным охранителям виделся: в народных протестах во Владивостоке в декабре 2008-го, в Кондопоге, Пикалёво (далее везде), в выступлении против коррупции в МВД майора Дымовского и других силовиков, в акции на Манежной площади (кто же ещё может поссорить братские русский и кавказские народы?) и так далее. Видимо, нашим охранителям в детстве не читали сказку про лживого пастушка, который всё время кричал “волки!”… Румынское восстание – хороший пример для наших упёртых государственников, чем их шпиономания может для них самих закончиться.

 

 

 

Бои в Бухаресте

 

На следующий день, 21 декабря, Чаушеску в целях поднятия рейтинга выступает перед зданием ЦК Компартии в Бухаресте на “стихийном” митинге трудящихся против беспорядков в Тимишоаре. Порядок организации таких митингов в поддержку партии и правительства современным гражданам России хорошо знаком: согнанные пинками студенты и бюджетники с проправительственными плакатами в зубах и штатные патриоты в толпе, скандирующие что-то там про единство партии с народом.

 

Однако ставка на покорность и безропотность народа снова себя не оправдала: крики агентов “Секуритате” начал заглушать недовольный рёв толпы. Людей прорвало. Согнанная массовка начинает скандировать проклятия Чаушеску и требовать ответа за кровь демонстрантов в Тимишоаре: “долой Чаушеску!”, “свободы и справедливости!” (последний лозунг кстати очень похож на лозунг русских национал-демократов – Нация! Свобода! Справедливость!). Началась стрельба. Всю страну, замершую у телевизоров, словно бьёт током: началось! Это чувство кстати ощутили многие, кто был на Манежной площади 11 декабря:началось, можно! Жители Бухареста?начали стекаться?в центр города?- видеть происходящее и участвовать в нём. После нескольких неудачных попыток успокоить толпу руководство партии было вынуждено покинуть трибуну.

 

И тут диктатора снова ждал неприятный сюрприз: военное руководство отказалось подавить демонстрацию. Чаушеску сделал ставку на террор: генерал Миля, глава военного ведомства, был арестован сотрудниками "Секуритате" и тут же расстрелян. Однако и это не помогло. Введённые в Бухарест войска потеряли управление и начали брататься с народом. Военное руководство, видя бесперспективность войны против собственных граждан, стало переходить на сторону народа. Протестующим удалось захватить телецентр. В эфир было выпущено простое сообщение: «Диктатор свергнут».

 

Как это часто бывает, зов крови оказался для солдат важнее приказа начальства. Как раз на этот случай Чаушеску был подготовлен чрезвычайный «План А» – подавление народных выступлений с помощью ближневосточных наёмников. Арабские террористы из числа “Секуритате” начали наносить в разных частях города удары с целью спровоцировать армию на кровавое подавление восстания. Тем не менее, вместо того, чтобы согласно задумке диктатора топить восстание в крови, солдаты не поддались на провокацию и начали истреблять карателей Чаушеску по всему городу.

 

Столкновения продолжались до глубокой ночи. Вечером 21 декабря толпы восставших рабочих и солдат блокировали Дом Правительства, где находился Чаушеску. 22 декабря рано утром сотни тысяч румын вновь собрались в центре Бухареста. Народ начал штурм здания и чета Чаушеску была вынуждена бежать из столицы на вертолете. Оставшийся в столице генералитет армии и госбезопасности перешёл на сторону Фронта Национального Спасения, попутно отдав приказ на задержание беглого вождя.

 

Теперь немного об исторических параллелях. В этом году мы впервые столкнулись с феноменом русских партизан. Приморские партизаны – это первый случай открытой вооруженной борьбы русских против режима и государства, которое они традиционно полагали своим. Более того, это имело любопытное продолжение: в Орле действовала группа националистов уже во главе с майором ФСО, которые проводили нападения на пункты милиции. И уж если сотрудники спецслужб готовы к вооружённому противостоянию с режимом, который держится на их штыках, то что уж говорить об армии. Особенно после известной “благодарности” режима тем, кого он повёл наводить конституционный порядок в Чечне: Аракчеева, Худякова и других Армия не забудет. Примечательно, что в этом году военные (а именно десантники) впервые активно включились в политическую борьбу и начали заявлять политические требования.

 

Тут нельзя не упомянуть новые обвинения в адрес полковника Квачкова, который якобы готовил вооружённый переворот с помощью арбалетов. Конечно, арест Квачкова больше похож на борьбу с экстремизмом для галочки. Но раз кому-то предъявили эту дежурную галиматью в качестве отчёта о проделанной работе, значит, среди элит и влиятельных кланов есть люди, всерьёз опасающиеся и верящие в возможность скорого вооружённого переворота. Опять же нельзя забывать о странной смерти оппозиционно настроенного полковника Полянского, который пользовался огромным авторитетом в Армии.

 

Что всему этому могут сегодня противопоставить? Во-первых, симуляция народной поддержки в виде различных кремлинюгендов. Более того, одна из задач движения НАШИ, открыто не деклариуемая, но в общем-то не особо скрываемая, это физическое противостояние бархатной революции в России. Эту информацию мне в своё время сообщили независимо друг от друга сразу несколько комиссаров движения НАШИ и она подтвердилась в день парламентских выборов 2007 года: вечером этого дня переулки, площади и территории, прилегающие к станциям метро, в центре Москвы были заполнены тысячами нашистов, готовыми, по их словам, дать отпор то ли оранжистам, то ли фашистам, то ли ещё кому-то там. Понятно, чего опасались: поскольку результаты подсчёта голосов были не то, чтобы несколько искажёнными (как на Украине накануне оранжевой революции), а вообще не имели отношения к реальности, разумно было ожидать выплеска на улицы народного недовольства. Другое дело, что никаких массовых акций протеста никто не готовил и манёвры кремлинюгендов носили скорее характер тренировки и отчёта перед заказчиком. С прицелом на будущее. Этим объясняется периодическая активность нашистов: несмотря на то, что движение скорее мертво, один-два раза в год нашисты проводят многотысячные акции с абсурдными лозунгами (наподобие их акции 4 ноября), на которые автобусами свозят подростков со всего ЦФО. Смысл их прост и лежит за рамками декларируемых целей (например, якобы отобрать бренд Русского марша у националистов): на самом деле это проверка актива на поддержание способности в короткие сроки собрать и отправить в Москву большое количество молодого пушечного мяса. По результатам таких акций проводится награждение актива, который в отличие от массовки никто не разгонял и держат в рамках проектов, на которые разделили движение НАШИ. Активистам, выполнившим план по сбору массовки, выделяется финансирование на их проекты. Информация опять же из первоисточника, нашисты – люди не идейные, заказчиков своих не любят и внутреннюю информацию сливают охотно.

 

Есть ещё один интересный аспект использования нашистской массовки на случай совсем уж силового варианта: по словам комиссаров НАШИх, их заказчики исходят из того, что в случае перехода армии на сторону народа солдатам будет психологически тяжело стрелять в детей – а большинству участников подобных кремлинюгендов в среднем 20 и менее лет. Не стоит забывать о школе молодого полит провокатора как одной из важнейших функций прокремлёвских молодёжек – их провокаторы вдоволь засветились во время межэтнических беспорядков на Манежной и у Киевского вокзала, пытаясь выставить собравшихся русских граждан маргиналами и фашистами. Нельзя не заметить забавного сходства с деятельностью боевиков Чаушеску, которые открывали огонь по румынским солдатам в надежде, что те ответят огнём по мирным демонстрантам. Впрочем, в далёком 1989-м ставка на послушную массовку не оправдала себя: согнанные на постановочные митинги трудящиеся массово переходили на сторону протестующих, а солдаты вместо того, чтобы стрелять по демонстрантам, начали отстрел ГБшных террористов. Так что никто не даёт гарантий, что толпа, согнанная на праздничный митинг на Манежке в честь победы Самой Замечательной Партии в день выборов в декабре 2011, не начнёт скандировать “ваши выборы — фарс” или что-то такое прочее.

 

Второе, что можно противопоставить единству народа и армии (или шире — силовиков), это использование формирований из представителей нетитульной нации (выражаясь политкорректно), поскольку, как уже было сказано, у них нет такого психологического барьера при жёстком силовом разгоне мирных акций, какой есть у русских и комплиментарных им силовиков. Тот же подмосковный ОМОН, например, выходит на разгон акций как правило обдолбанный психостимуляторами. А в Приморье ОМОН в своё время и вовсе отказался разгонять своих сограждан на митинге против повышений пошлин на иномарки. В качестве аналога арабских боевиков Чаушеску политолог Владимир Голышев как-то назвал (http://www.apn-nn.ru/diskurs_s/997.html) кавказские формирования, укомплектованные, в частности, из бывших боевиков. При этом одним из оснований для такой гипотезы были высказывания “кремлёвского соловья” Леонтьева о том, что мол чеченцев нужно превратить в военную элиту так же, как англичане превратили непримиримых шотландцев в свои элитные формирования. С той лишь разницей, что Британия проводит военные операции по всему миру, а наших горцев если и можно использовать, то только внутри страны и разве что в карательных целях. Тем более мы все помним, что польза России от диких дивизий в начале 20 века была сомнительна, а вот на мирном славянском населении они отрывались вовсю.

 

Забавно, что тот же любитель диких дивизий Леонтьев, как выше говорилось, призывал стрелять в толпу во время русского восстания в Кондопоге. Не забудем упомянуть и неудержимое желание Рамзана Кадырова отправить тогда в Кондопогу амнистированных чеченских боевиков для усмирения русского населения. А уж участников акции протеста на Манежной солнцеликий Рамзан и вовсе пообещал подавить танками. Впрочем, до этого может не дойти, учитывая как беспомощность армейского руководства перед лицом этнического беспредела со стороны землячеств в Армии, так и постепенную замену русских офицеров (особенно служивших в горячих точках) в силовых структурах на выходцев из южных регионов.

 

 

Смерть диктатора

 

 

Вечером 22 декабря стране было сообщено, что во главе государства теперь стоит Национальный демократический комитет (само название не может не ласкать слух русских национал-демократов), позднее – Фронт национального спасения. Понимая тщетность сопротивления, Чаушеску покинул Бухарест на вертолете, но был задержан военными. Прилетевший из столицы прокурор со знаковой фамилией Попа вынес приговор и бывший диктатор был расстрелян вместе с женой Еленой. Что характерно, на суде чета Чаушеску утверждала, что не имеет никаких зарубежных счетов, но категорически отказались от предложения подписать документ о согласии перевода любых денег, которые там могут обнаружиться, в пользу государства.

 

Очень любопытно почитать выдержки из процесса над бывшим диктатором. Чаушеску: «Это ложь, что я морил людей голодом. Ложь, откровенная ложь в глаза. Это показывает, как у вас мало патриотизма»… Прокурор: «У вас отличные программы на бумаге. Но почему они не выполняются?». Воистину, патриотизм – последнее убежище негодяев и тиранов.

 

Стрельба в Бухаресте закончилась 27 декабря после штурма телецентра. Однако это был ещё не конец. Началась тотальная зачистка ГБшников. По всей стране сотрудников “Секуритате” вылавливали пачками по списку и сразу же ликвидировали. Как пишут со ссылкой на сотрудников советского посольства (http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/592/23.html), только в небольшом городке Клуже за сутки было уничтожено около 140 сотрудников и агентов "Секуритате": “их арестовывали, на грузовиках привозили к воинской части, ставили к забору, расстреливали из автоматов, затем трупы грузили в машины, куда-то увозили, а взамен привозили новую партию приговоренных. Аналогично было и в других городах Румынии.” В Бухаресте, где отдельные группы чекистов пытались сопротивляться, еще шла стрельба, ловили неизвестных снайперов (кстати навевает воспоминания о неизвестных снайперах у Белого дома в Москве в октябре 1993-го). Морги Бухареста были заполнены смуглыми парнями без документов – ближневосточными террористами из числа “Секуритате”.

 

Хватило всего шести дней, чтобы избавится от диктаторского режима, стоявшего у власти в Румынии 24 года.

 

Выводы, которые многим стоит сделать из румынской революции:

 

Во-первых, мировое сообщество не заметило "издержек" революции. И это при том, что Чаушеску был вполне лоялен США, а интересы западных партнёров демонстративно ставил выше интересов собственного народа. Даже эта лояльность ему не помогла, Запад одобрил его свержение. И если кто-то думает, что сможет свалить на благословенный Запад тратить сворованные миллиарды и западные союзники ему там что-то гарантируют, пусть подумает ещё раз, но уже получше. Кстати до заграницы можно не успеть долететь, Чаушеску вот недалеко улетел.

 

Во-вторых, безмерное усиление репрессивного аппарата вовсе не гарантирует удержание контроля над страной – чем сильнее сжимается пружина, тем сильнее она потом разжимается.

 

В-третьих, создание видимости народной поддержки – не панацея, не стоит переоценивать методы манипуляции массовым сознанием. Согнанная массовка легко может перейти на сторону протестующих.

 

В-четвёртых, опора на собственный народ гораздо эффективнее соглашений с иностранными державами или наращивания карательного аппарата. А вот опираться на народ может только власть, честно избранная этим народом и отстаивающая национальные интересы.

 

В-пятых, переход от диктатуры к демократическому правлению может происходить двумя путями: по-польски, мирно и добровольно, или по-румынски, с кровью и революцией. Право наций на самоопределение и восстание против угнетателей никто не отменял, оно признано на мировом уровне и многие нации им охотно пользуются и будут пользоваться.

 

И наконец, в-шестых, своевременный переход на сторону народа крайне полезен для здоровья.

 

 

Антон Сусов, АПН

 

Смотрите также по теме: 

 

И.Поморцев. НАКАНУНЕ РОЖДЕСТВА. РУМЫНИЯ — ГОД 1989…

 

Комментарии

2 комментариев на “Нация против диктатуры, к годовщине румынского восстания”
  1. Коляныч:

    «Опять же нельзя забывать о странной смерти оппозиционно настроенного
    полковника Полянского, который пользовался огромным авторитетом в Армии.»

    Да а еще о странных смертях бывших генералов и покушение на Шаманова

  2. Коляныч:

    Хорошая статья!

Оставьте комментарий