anvictory.org » Крах империи » Закон Лоренца для Дальнего Востока

Закон Лоренца для Дальнего Востока

Уточним, что в данном контексте имеются в виду материально-энергетические оценки масштабов и воздействия, и его результатов. Результаты оказываются на много порядков (то есть в миллионы и миллиарды раз) больше, чем воздействия.

 

Осталось только определиться, действительно ли Россия находится в стольнеустойчивом состоянии, когда закон Лоренца становится применим к ней. И «Слово», сказанное о независимости от Москвы, сможет реально начать процесс обретения этой независимости.

 

Однако, коль скоро мы говорим о распаде большой системы под названием Россия, то было бы более корректно уточнить наши оценки применительно к конкретным регионам. И здесь лучше всего исследовать ситуацию на примерах, где объективные предпосылки для русского сепаратизма наиболее велики. В самом деле, чтобы порвать цепь, необходим разрыв всего одного звена. Так что если возможен обрыв хотя бы одного звена, можно говорить об актуальности исследования подобных вопросов. А если нет, то проблема остается сугубо теоретической.

 

Итак, на каком примере можно посмотреть, насколько вопрос русского сепаратизма актуален. Рассмотреть чисто аналитически, без пристрастий и сиюминутных эмоций.

 

Нам представляется, что это будет наиболее информативно на примере Дальнего Востока. Или даже сузим задачу, на примере Приморья.

 

Что можно сказать о Приморье в этом плане.

 

Ситуация там во многом аналогична ситуации в подавляющем большинстве регионов России. Львиную долю доходов забирает Москва. В среднем по России в федеральный бюджет изымается 80% налоговых поступлений, небольшая часть из которых потом возвращается в регионы в виде «дотаций».

 

Не будем забывать и о том, что Россия — страна до предела коррумпированная. Теневой «бюджет» сравним с бюджетом федеральным. Но и тут действует путинская «вертикаль». Кремль требует с губернаторов регулярно проплачивать сохранение должностей. Плюс способствует реализации в регионах проектов, доходы от которых идут московским структурам, а социальные и экологические издержки остаются регионам.

 

На Дальнем Востоке сейчас это проекты перекачки за рубеж нефти и газа. С чего регион почти ничего не имеет. К слову, если бы Дальний Восток был независимым, то получал бы за транзит гораздо больше. Как получают сейчас Украина и Белоруссия. Не по суммам, разумеется, но по порядку определения этих сумм и влияния на цену перекачки со стороны руководства региона транзита.

 

Но, это общая проблема всех российских регионов, где проходят нефте- и газопроводы. И в общем-то при всей ее остроте, проблема довольно частная, отраслевая. А вот что же является уникальной спецификой Дальнего Востока?

 

Спецификой является то, что регион начиная примерно с конца 1970-х годов почти во всем, а сейчас просто абсолютно во всем обеспечивает себя сам. Экономические связи с Центральной Россией и даже Сибирью минимальные. Вместе с тем регион является поставщиком высоколиквидной экспортной продукции — морепродуктов, леса, отчасти рудных концентратов и т.п. ценного сырья. Но львиная доля экспортной выручки забирается Москвой. И Москвой же регулируется добыча и продажа этого сырья за рубеж.

 

Чем отвечают люди, чтобы как-то прожить? Созданием различных схем обхода этих ограничений. Например, ввели должность государственного инспектора на всех рыболовных судах, чтобы своим присутствием эти господа предотвращали браконьерский лов. Инспектора эти местные (кстати об этом мы тоже скажем подробнее несколько ниже), они быстро нашли общий язык с капитанами и судовладельцами и сейчас почти поголовно перекуплены. Лов как был браконьерским, так и остается. Только ловят больше, чтобы на оплату инспекторов хватало.

 

Или внедрение «офицеров действующего резерва ФСБ» в правление рыболовецких компаний. Тоже якобы антикоррупционнаая мера. А на самом деле эти «государственные представители» сами стали заинтересованными членами правления соответствующих компаний. Получают со своих должностей большие зарплаты, участвуют в прибылях, делятся с теми, кто их назначал на эти хлебные должности, и, разумеется, «защищают» «свои» компании от любых атак других силовых и контрольных структур.

 

И так во всем. Милиция сопровождает лесовозы с краденным лесом. Пограничный генерал гибнет от огня в своем доме, потому что задержался, выгребая из тайника десятки тысяч долларов. И т.д., и т.п.

 

Конечно, в России коррупция и силовики везде в течении начала 2000-х вытеснили бандитов.

 

Но на Дальнем Востоке это предельно откровенно. Даже демонстративно.

 

И тут мы подходим к еще одной важной особенности дальневосточного региона. Большая часть представителей элит региона местная. Это уроженцы Дальнего Востока, которые, что тоже очень важно, получили здесь же образование. На Дальнем Востоке, особенно в Приморье, почти нет таких феноменов, как в остальной России, когда человек родился, например, в Смоленске, получил образование в Москве, а карьеру сделал в Волгогораде или Челябинске. То есть, человек по российским меркам был отчасти «чужаком» там, где учился и делал карьеру.

 

На Дальнем Востоке не так. При всех своих расстояниях Дальний Восток, условно говоря, компактен. И разница между отдельными городами не делает рожденного в поселке Смычка близ бухты Рудной «чужаком» в Находке.

 

Поэтому элита Дальнего Востока «своя». Выше мы говорили об образовании. Так вот, элита Дальнего Востока хорошо образована. Для примера, даже криминальный авторитет Леонид Ивлев имеет два диплома. Но подавляющее большинство представителей элиты закончили свои дальневосточные ВУЗы. И не горят желанием отдавать приоритет московским дипломам. Деталь вроде мелкая, но информативная. Кстати, Москве трудно проталкивать своих людей в руководство регионами Дальнего Востока. Гораздо труднее, чем в остальной России. Именно это «местное происхождение» региональной элиты в качестве субъективного фактора усиливало и усиливает политическое оформление объективных экономических тенденций к обособлению региона.

 

Так, например, в середине 1990-х Краевая дума Приморья приняла закон о приоритете краевых законов над федеральными на территоии края.

 

Это для тех лет, когда региональная фронда по всей России уже заканчивалась, было беспрецедентным шагом. Но не единственным. Так, губернатор Наздратенко, неоднократно конфликтовал с федеральными властями и по поводу добычи морепродуктов, и по поводу миграции из Китая, и по многим другим вопросам.

 

Не изменилось положение и теперь. Хотя перешло в несколько другие формы. Например, квоты на вырубку леса зачастую меньше квот на его вывоз. Такое несоответствие элементарным правилам арифметики и законам физики не смущает местное руководство. А Москва вынуждена на это закрывать глаза. Вынуждена по сей день. Хотя и отвечает «асимметрично», о чем мы скажем позднее.

 

Итак, что мы имеем в итоге?

 

Первое. Регион живет на полном самообеспечении и может в любой момент безболезненно с экономической точки зрения выйти из-под власти Москвы.

 

Второе. Москва только забирает. При этом забирает все больше и больше доходов, которые могли бы оставиться в регионе. Возникает впечатление, что регион не только грабится, но и намеренно истощается, чтобы не возникли «излишки», которые могут быть пущены на финансирование политики отделения. Да, да, именно так. Ибо многие московские запреты почти не имеют экономических обоснований. А ставят целью понизить благосостояние населения и экономический потенциал местных элит.

 

Третье. Население, причем все население, от рабочего на лесоповале до местного бизнесмена и прикрывающего этого бизнесмена местного милиционера и даже фээсбэшника едино в тактике отстаивания своих интересов — это нарушение законов Москвы и ее указаний. Нарушение массовое и повсеместное. Грабеж Москвы компенсируется усиленным разграблением ресурсов.

 

Подчеркнем, в этом регион един. Именно поэтому, когда возникла коллизия с запретом на ввоз праворульных японских машин, протестовали все. И власти не нашли среди местной милиции тех, кто пошел бы разгонять протестующих. Ибо милиция сама активно и массово участвует в этом бизнесе реэкспорта японских машин в другие регионы России. ОМОН прислали самолетами аж из Москвы.

 

Собственно, объективно, подчеркиваем ОБЪЕКТИВНО, в независимости Дальнего Востока заинтереованы почти все его жители. Ибо при этом выиграют все. От рабочего и рыбака до местного олигарха. А силовики, которые сейчас крышуют почти весь бизнес, тоже не останутся без приза. Борьба за независимость без них не обойдется. А они научились брать хорошую плату за свои «услуги». Тем более, что они избавятся от страха быть пойманными. Ведь сейчас закон, подчеркнем РОССИЙСКИЙ закон они нарушают повсеместно и постоянно.

 

Почему же этот назревший вопрос не поднимается? Боятся Китая?

 

Вряд ли. Так отдать Китаю контроль над этой территорией и обеспечить китайцам преференции, как это сделали Медведев и Путин прошлой осенью, вряд ли удастся. Так что Китаю территория уже отдана и в больших объемах отдана быть не сможет.

 

Патриотизм?

 

Тожже вряд ли, учитывая субъективный фактор реального отчуждения от остальной России, от Москвы как массы населения, так и элиты.

 

Позиция военных, и в частности, Тихоокеанского флота?

 

Возможно. Но тоже вряд ли. Военные в нынешней России замордованы до предела и подавляющему их большинству на все наплевать. А уж субъективная ненависть к Москве и московским начальникам есть у 99% военных, тем более в таких отдаленных гарнизонах, как на Дальнем Востоке.

 

И, кстати, в недавнем прошлом дальневосточным военным не раз из центра ограничивали возможности для бизнеса.

 

Бизнес не дело военных? Отнюдь. В нынешней РФ вся политика — это бизнес. И вопрос состоит лишь в том, в чью пользу этот бизнес. В данный момент только в пользу Москвы и ее ставленников. Везде и во всем.

 

Так почему бы другим «бизнесменам», когда это станет возможным, не перехватить эти «московские потоки»? Тем более в условиях кризиса, когда «на всех не хватает»?

 

Везде по России этого желают. Но на Дальнем Востоке еще и могут. МОГУТ по ОБЪЕКТИВНЫМ причинам.

 

Чего же не хватает? Слова?

 

Вероятно. А возможно «Слова» плюс некой очередной встряски.

 

Ну, и разумеется того, кто это «Слово» произнесет. Но гадать об этом вне нашей компетенции чистого аналитика, не обремененного связями с элитными группировками этого интереснейшего региона.

 

Блог Петра Хомякова на Folksland.net

Комментарии

2 комментариев на “Закон Лоренца для Дальнего Востока”
  1. Guest:

    Как же благостно звучит… Но, думаю, стоит кремляди отменить северный завоз и в момент все мечты о сепаратизме пропадут. Это гавгаз заставил с собою считаться т.к. создавал и создает проблемы для кремлян. А приморье, особенных проблем никогда не создавало и поэтому вряд ли создаст. С омоном подраться это фигня… а вот создать угрозу или иллюзию угрозы (как например татары) для кремлян, на это уже приморцы не способны.

    Увы славяне есть славяне, «своим» они доверяют безраздельно вплоть до самоубийства. Поэтому, пока славяне не начнут узнавать «чужие» народности и социальные группы (живет не по русски — значит не русский) кремляне могут спать спокойно.

  2. Guest:

    как в воду глядел! я уже собираю тревожный рюкзак, если чё за урал

Оставьте комментарий