anvictory.org » Новости » Уголовно-правовая оценка роли А.Б.Чубайса в катастрофе на СШГЭС

Уголовно-правовая оценка роли А.Б.Чубайса в катастрофе на СШГЭС

Кроме того, в последующем не были разработаны и выполнены действенные и своевременные компенсирующие мероприятия по безопасной эксплуатации СШГЭС (в том числе не выполнено решение «в кратчайшие сроки приступить к работам по строительству дополнительного водосброса на Саяно-Шушенской ГЭС», не заменены рабочие колеса на гидроагрегатах, не разработана программа компенсирующих мероприятий по безопасной эксплуатации гидроагрегатов участвующих в регулировании мощности и в связи с этим имеющих повышенный износ)«.

 

Здесь необходимо отметить, что комиссия Ростехнадзора имеет официальный правительственный статус: она создана и проводила свое расследование в порядке, установленном ст.62 Градостроительного кодекса РФ. Выводы комиссии могут быть опровергнуты только в судебном порядке (ч.9 ст.62 ГрК РФ). Так как А.Б.Чубайс до сих пор не обжаловал Акт технического расследования, а трехмесячный срок, установленный для этого процессуальным законом (ч.4 ст.198 АПК РФ, ч.1 ст.256 ГПК РФ) — истек 11 января 2010, считаем вполне правомерным вывод: А.Б.Чубайс согласен с выдвинутыми против него обвинениями. Теперь попытаемся проанализировать инкриминируемые А.Б.Чубайсу деяния на наличие в них признаков состава преступления.

 

НАДЛЕЖАЩИЙ  ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ В ЭКСПЛУАТАЦИЮ СШГЭС

И в СССР, и  в новой России вплоть до 31.12.2005 (смотри справку*) порядок приемки в эксплуатацию вновь построенного промышленного объекта (что приравнивалось к выдаче разрешения на его ввод в эксплуатацию) регулировался следующими нормативно-правовыми актами СССР:

- Постановлением  Совета Министров СССР от 23.01.1981 N 105 «О приемке в эксплуатацию  законченных строительством объектов».

- Строительными  нормами и правилами (СНиП 3.01.04-87) «Приемка в эксплуатацию законченных  строительством объектов. Основные  положения» (утв. постановлением  Госстроя СССР от 21.04.1987 N84).

- Ведомственными  строительными нормами (ВСН 37-86) «Правила приемки в эксплуатацию отдельных пусковых комплексов и законченных строительством электростанций, объектов электрических и тепловых сетей» (утв. Минэнерго СССР 06.02.1987).

 

_____________________________________________

* Справка: согласно п.2 Части 2 (Переходные положения) Конституции РФ и п.2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 12.12.1991 N2014-I «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» до принятия российских законодательных актов правоотношения регулировались соответствующими нормативно-правовыми актами СССР. С 01.01.2005 вступил в силу новый Градостроительный кодекс РФ, согласно которому факт создания нового объекта капитального строительства подтверждается Разрешением на ввод в эксплуатацию, выдаваемым уполномоченным государственным органом.

_____________________________________________

Промышленные  объекты энергетики, подобные СШГЭС — (а) сметной стоимостью более 4 млн. руб., (б) сооружаемые на базе сложного отечественного оборудования и (в) разделенные на несколько пусковых комплексов, строящихся поэтапно — в соответствии с указанными выше нормативно-правовыми актами должны приниматься в эксплуатацию в следующем порядке.

Каждый вновь  построенный пусковой комплекс сначала  должен быть принят Рабочей комиссией (пункты 1.5, 1.6, 3, 6.2, 6.4 СНиП 3.01.04-87) с составлением Акта, который подлежал утверждению приказом заказчика строительства. После этого начинается пробная эксплуатация, в ходе которой выявляются и устраняются недостатки, производственная мощность оборудования постепенно доводится до проектной.

 

Приемка в целом  осуществляется Государственной приемочной комиссией (пункты 4.2, 4.9 СНиП 3.01.04-87), назначаемой приказом (распоряжением) профильного министерства СССР (РФ).

Только после  достижения устойчивой работы объект предъявляется для приемки Государственной приемочной комиссии (п.6.6 СНиП 3.01.04-87). В случае соответствия построенного промышленного объекта проектным требованиям Государственная комиссия подписывает (по установленной форме — приложение 5 к СНиП 3.01.04-87) Акт Государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта. При выявлении недостатков (в том числе нарушений требований безопасности для людей или окружающей природной среды) Государственная приемочная комиссия (вместо Акта) представляет мотивированное Заключение об этом (п.4.21 СНиП 3.01.04-87). «Закрыть глаза» и пропустить явные недостатки фактически означает для членов Государственной комиссии подписание собственного обвинительного приговора в случае, если произойдет ЧП с тяжелыми последствиями. Акт Государственной приемочной комиссии подлежит утверждению приказом (распоряжением) министерства, назначившего комиссию (п.4.27 СНиП 3.01.04-87).

 

Именно эти документы: Акт Государственной приемочной комиссии и приказ (распоряжение) органа исполнительной власти о его утверждении, подтверждают юридически значимое обстоятельство — создание нового объекта капитального строительства.

В советский  период приемка СШГЭС в эксплуатацию была в компетенции Минэнерго СССР, в новой России — Минтопэнерго (постановление правительства РФ от 16.10.1997 N1320 «Об организации государственного надзора за безопасностью гидротехнических сооружений»). Исключительно эти органы государственного управления были уполномочены (каждый в свое время) создать государственную приемочную комиссию и утвердить подписанный её членами акт госприемки СШГЭС в эксплуатацию.

 

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛА ПРИНЯТА СШГЭС В ЭКСПЛУАТАЦИЮ

 

Поэтапное принятие в эксплуатацию СШГЭС началось в  советский период по мере окончания строительства каждого пускового комплекса. Первый пусковой комплекс (в составе гидроагрегата N1) был предъявлен для приемки Рабочей комиссии в декабре 1978, последний 6-й (в составе гидроагрегатов N9 и N10)- в декабре 1985. Государственная комиссия для приемки СШГЭС в целом была создана Минэнерго СССР в 1988г. Однако из-за часто возникающих отказов оборудования и аварий (что отражалось в соответствующих актах и заключениях) в течение почти 15 лет не удавалось оформить надлежащие документы о приемке СШГЭС в эксплуатацию.

Таким образом, к началу 2000 года сложилась следующая ситуация.

- Несмотря на  отсутствие надлежащих документов  о приемке в эксплуатацию под видом временной (пробной) осуществляется незаконная полномасштабная промышленная эксплуатация СШГЭС.

- Системы автоматики и безопасности, смонтированные на станции более 20 лет назад, к 2000 году не только морально устарели, но и уже физически выработали весь свой ресурс. То есть без установки новых систем безопасная промышленная эксплуатация СШГЭС была невозможна (согласно п.1 ст.1079 ГК РФ эксплуатация объектов электроэнергетики является источником повышенной опасности).

Именно по этой причине ни один высокопоставленный чиновник (министр Минтопэнерго России или его заместители) не решился взять на себя ответственность и оформить надлежащие документы о государственной приемке СШГЭС в эксплуатацию. Признаем: ситуация абсурдная и тупиковая, решать проблему нужно было, что называется, «вчера». Выход попыталось найти правительство России под председательством Е.Примакова: постановлением от 27.02.1999 N 237 было утверждено «Положение об эксплуатации гидротехнического сооружения и обеспечении безопасности гидротехнического сооружения, разрешение на строительство и эксплуатацию которого аннулировано, а также гидротехнического сооружения, подлежащего консервации, ликвидации либо не имеющего собственника». Однако Е.Примаков был вскоре отправлен в отставку и руководивший в то время РАО ЕЭС России А.Б.Чубайс лихо решил проблему.

 

Вместо Государственной  приемочной комиссии своим приказом от 11.05.2000 N253 А.Б.Чубайс создает «Центральную» (с таким же успехом можно было обозвать эту комиссию «Главной» или, например, «Великой»), которая успешно с оценкой «хорошо» 13.06.2000 принимает СШГЭС в эксплуатацию. Через полгода А.Б.Чубайс своим приказом от 13.12.2000 N690 утверждает Акт Центральной комиссии о приемке в эксплуатацию СШГЭС.

 

ПРАВОВАЯ  КВАЛИФИКАЦИЯ ДЕЙСТВИЙ А.Б.ЧУБАЙСА

Здесь следует  внести ясность: РАО ЕЭС России — это обычное акционерное общество (около 52% акций в собственности государства), оно не было (и не могло быть) уполномочено выполнять функции органа государственного управления. То есть с правовой точки зрения данные действия А.Б.Чубайса не могут квалифицироваться иначе как самовольное присвоение полномочий, входящих в исключительную компетенцию конкретного государственного должностного лица — министра Минтопэнерго России. Проще говоря, это элементарная подделка документов, причем с точки зрения нормальной логики рассчитывать на успех этого «предприятия» довольно наивно: это примерно то же самое, если бы застройщики одиозного «Речника» попытались бы легализовать свои самовольно возведенные коттеджи приказами учрежденного ими же садового некоммерческого партнерства. В любом правоприменительном органе (что в суде, что в Росрегистрации), куда они бы представили эти документы в качестве правоустанавливающих, их бы подняли на смех. Почему А.Б.Чубайсу удалась эта, на первый взгляд, довольно примитивная афера — об этом чуть ниже. Пока же констатируем: А.Б.Чубайс грубо и крайне цинично нарушил Закон и все-таки осуществил свой замысел — легализовал незаконную промышленную эксплуатацию СШГЭС.

 

Бутафорский и чисто формальный характер работы Центральной комиссии демонстрируют 2 эпизода.

- 2-ой гидроагрегат (источник катастрофы на СШГЭС 17.08.2009) с 27 марта по 12 ноября 2000 находился в капитальном ремонте с полной разборкой, в связи с чем никак не мог быть принят в эксплуатацию 13.06.2000 (дата подписания Акта Центральной комиссией), тем более с оценкой «хорошо» (любая «приемка» предполагает обязательные «ходовые» испытания).

- В Акте Центральной  комиссии от 13.06.2000 в отношении автоматизированной системы управления технологическими процессами (АСУ ТП) — основы безопасной работы гидроагрегатов, дословно записано следующее: «АСУ-ТП… эксплуатируется более 20 лет, физически и морально устарела и не отвечает современным требованиям надежного и экономичного ведения режимов. Технические средства АСУ-ТП (ЭВМ-2 и ТА-100) выработали свой ресурс. По данным заводов-изготовителей срок службы СМ-2 и ТА-100 составляет 8-10 лет. Производство запасных частей к оборудованию СМ-2 и ТА-100 прекращено более 10 лет назад«. То есть без установки новых систем автоматики и безопасности (их модернизации) эксплуатация СШГЭС была в принципе невозможна.

 

Теперь предположим, чтобы произошло, если бы А.Б.Чубайс действовал в строгом соответствии с требованиями Закона? Единственно возможный ответ: эксплуатация СШГЭС должна была быть прекращена как минимум до того момента, пока ее системы безопасности не будут соответствовать установленным требованиям. Как следствие — катастрофы 17.08.2009 не произошло бы.

На протяжении всех последующих лет вплоть до ликвидации РАО ЕЭС России 30.06.2008 А.Б.Чубайс каждый день совершал правонарушение: как никто другой зная о незаконности и потенциальной опасности промышленной эксплуатации СШГЭС, он преступно бездействовал и не предпринимал исчерпывающих мер по ее прекращению. Наоборот, добросовестное исполнение А.Б.Чубайсом своих должностных обязанностей руководителя РАО ЕЭС России исключило бы катастрофу 17.08.2009, повлекшую тяжелейшие последствия.

 

Таким образом, причинная связь между противоправной деятельностью А.Б.Чубайса на посту председателя правления РАО ЕЭС России и катастрофой на СШГЭС, повлекшей тяжелейшие последствия — очевидна любому здравомыслящему человеку.

Полностью безосновательны  попытки некоторых депутатов Федерального Собрания РФ реабилитировать А.Б.Чубайса, применив к его деяниям ст.39 УК РФ (действия в условиях крайней необходимости) и ст.41 УК РФ (обычный предпринимательский риск).

Для этого «адвокатам» А.Б.Чубайса необходимо доказать, что его противоправные деяния были вынужденным поведением с целью предотвратить наступление неблагоприятных последствий, многократно превышающих реально причиненный вред. Даже если предположить, что добросовестные и правомерные действия А.Б.Чубайса привели бы к полной остановке работы станции НАВСЕГДА, все равно потенциальные убытки от этого никогда не превысили бы ущерба, возникшего в результате катастрофы 17.08.2009 (гибель 75 человек и до сих пор не поддающаяся оценке астрономическая сумма материального ущерба). То есть эта миссия (оговоримся — в условиях правового государства) явно невыполнима.

 

А.Б.ЧУБАЙС — ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЛУЖАЩИЙ

Пунктом 3 Указа Президента РФ от 05.11.1992 N1334 «О реализации в электроэнергетической промышленности Указа Президента РФ от 14.08.1992 г. N922 «Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений, организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества» (этот нормативный акт до настоящего времени не отменен, то есть действовал до ликвидации РАО ЕЭС России) установлено, что «представители государства в Совете директоров РАО «ЕЭС России» и его генеральный директор (президент) назначаются Правительством РФ«.

Пунктом 4 Указа Президента РФ от 10.06.1994 N 1200 «О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой» установлен порядок назначения представителей государства в органы управления хозяйственных обществ, в которых государство владеет контрольными пакетами акций (долей). Так, государственные служащие назначаются представителями государства в органах управления на основании решений Президента РФ и правительства РФ; иные же граждане — на основании заключенных с ними гражданско-правовых договоров, которые подлежат регистрации в Минюсте РФ.

 

В отношении  А.Б.Чубайса тогдашним Председателем  правительства России В.В.Путиным  было выпущено распоряжение от 24.12.1999 N2123-р. Приведем его дословно: «В соответствии с пунктом 3 Указа Президента РФ от 05.11.1992 № 1334 «О реализации в электроэнергетической промышленности Указа Президента РФ от 14.08.1992 N 922 «Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений, организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества» … согласиться с решением совета директоров Российского акционерного общества «ЕЭС России«о назначении Чубайса А.Б. председателем правления этого акционерного общества«. То есть А.Б.Чубайс, находясь на должности руководителя РАО ЕЭС России (с апреля 1998), не мог не быть одновременно представителем государства в органах управления этого акционерного общества, причем государственным служащим (в противном случае распоряжение правительства от 24.12.1999 N2123-р излишне). Это так же подтверждается следующим. Уже будучи председателем правления РАО ЕЭС России (с апреля 1998) А.Б.Чубайс в течение более 2 месяцев пользовался правами и полномочиями заместителя Председателя правительства России в соответствии с Указом Президента РФ от 17.06.1998 N 712 «О специальном представителе Президента РФ по связям с международными финансовыми организациями» (п.2 Указа).

Вполне возможно, что именно этим — статусом высокопоставленного государственного служащего (А.Б.Чубайс совсем недавно был начальником для руководителей Минтопэнерго России), объясняется феномен признания легитимными его явных противоправных деяний по самовольной приемке СШГЭС в эксплуатацию.

 

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ ДЕЯНИЙ А.Б.ЧУБАЙСА

Согласно ст.10 (пункты 1, 2, 3) Федерального закона от31.07.1995 N 119-ФЗ «Об основах государственной службы РФ» (действовал в 2000г.) «государственный служащий обязан … обеспечивать поддержку конституционного строя и соблюдение Конституции РФ, реализацию Федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, в том числе регулирующих сферу его полномочий; … добросовестно исполнять должностные обязанности; …  обеспечивать соблюдение и защиту прав и законных интересов граждан«. В соответствии с п.5 ст.14 этого закона «государственный служащий несет предусмотренную федеральным законом ответственность за действия или бездействие, ведущие к нарушению прав и законных интересов граждан«.

Реализуя замысел по незаконной легализации промышленной эксплуатации СШГЭС, А.Б.Чубайс присвоил себе полномочия другого должностного лица — министра Минтопэнерго России, что содержит признаки преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий). В последующие годы (вплоть до июня 2008) А.Б.Чубайс бездействовал и не принял необходимых мер по прекращению незаконной промышленной эксплуатации СШГЭС, что содержит признаки преступления, предусмотренного ст.293 УК РФ (халатность).

 

Таким образом, А.Б.Чубайс не надлежаще исполнял установленные  ст.10 Федерального закона от 31.07.1995 N119-ФЗ обязанности государственного служащего, что стало причиной нарушения прав и законных интересов граждан (в первую очередь — гибель 75 человек). Это является основанием для привлечения его к уголовной ответственности по статьям 286 и 293 УК РФ. Однако текущие события дают все основания предполагать, что органы предварительного следования пытаются исключить А.Б.Чубайса из числа обвиняемых.

 

Автор: Андрей Кузнецов, эксперт в области права и  управления

Комментарии

Оставьте комментарий