anvictory.org » Новости » Аналитика. Военные действия в Афганистане и геополитика в регионе.

Аналитика. Военные действия в Афганистане и геополитика в регионе.

Тогда, впервые за всю современную историю, угроза овладения исламистами ядерным оружием и средствами ее доставки стала вполне реальной.

 

Casus belli для нынешней операции послужили захват талибами здания Генштаба ВС Пакистана (!), в ходе которого был убит глава военной разведки страны и ряд масштабных терактов в пакистанских городах, уничтоживший свыше 170 человек.

Контингент пакистанской армии, втянутый в бои в Южном Вазиристане насчитывает около 30 тыс. Для того, чтобы сконцентрировать силы, войска были отозваны даже с вечно проблемной границы с Индией (а 100 тысяч до сих пор вынуждены оставаться в СВАТе).

При этом боевые действия идут с переменным успехом. Талибы постоянно контратакуют, правительственные войска несут потери. Наибольшие проблемы военные ожидают после перехода географии наступления в горно-лесистую местность (пока бои идут на равнинах и предгорьях).

 

Напомним, что регулярные боевые действия против движения «Талибан» пакистанские вооруженные силы ведут с августа 2008 года (когда эта организация была официально запрещена в Пакистане). Особенную обеспокоенность вызывает тот факт, что три предыдущих масштабных операции против талибов завершились с весьма неопределенным успехом. В ряде случаев талибы даже увеличили зону влияния в результате выгодных соглашений с правительством.

Нынешняя ситуация отличается тем, что руководство Пакистана твердо заявляет о том, что перемирия не будет, а операция будет доведена до победного конца.

 

История вопроса

 

Пакистан представляет собой идеальный полигон для анализа кризисных тенденций современного мира. Государство, образованное волюнтаристским решением распадающейся Британской империи, границы которого были проведены по обнаженному клубку племен, верований и княжеств, и по-настоящему не удовлетворяют никого.

Наряду с серьезными инновационными успехами, вызванными крупномасштабной поддержкой правящей армейской корпоративной верхушки американцами (особенно усилившейся во времена советской афганской кампании), страна переживает перманентный внутренний кризис, связанный с очень серьезным гражданским противостоянием.

 

Конкретными выразителями очень пестрого спектра воззрений пакистанского населения выступают различные политические партии и движения, находящиеся в перманентном конфликте с правящей армейской корпоративной верхушкой и друг с другом. Политический кризис в стране фактически не прекращался никогда.

Значительная часть населения не воспринимает навязываемую им светскую либеральную капиталистическую и демократическую модель в той или иной форме, а часть — вообще отдает полное предпочтение местной исламской и племенной традиции.

 

У последней тенденции тоже есть конкретные выразители — боевики-исламисты, третий десяток лет, сражающиеся с «неверными» и имеющими в народе известную репутацию местных Робин Гудов.

В виду непрекращающейся войны в Афганистане, территория местного Шервудского леса постоянно расширяется, а сила и влияние исламистов выросли настолько, что Соединенным Штатам и их пакистанским друзьям вплотную приходится решать вопрос о самом продолжении существования нынешнего правящего пакистанского режима.

 

Новая стратегия Б.Обамы и ее последствия

 

Радикальное изменение обстановки в Пакистане и резкое обострение военно-политической обстановки в регионе воспоследовало аккуратно в связи с провозглашением американской администрацией так называемой «новой стратегии Б.Обамы по борьбе с терроризмом».

Во-первых, еще при президенте Дж.Буше в угоду «демократическим ценностям» американское руководство подтолкнуло к отставке предыдущего президента Пакистана П.Мушараффа — человека, который сделал очень много для борьбы с исламистами и довольно долгое время успешно сдерживал их. В начале августа 2008 года П.Мушарраф добровольно пошел в отставку под давлением пакистанской оппозиции. Он считался верным союзником США и управлял Пакистаном в течение 9 лет. Американцы имели все возможности помочь ему удержаться у власти, но «ради сохранения демократического процесса» дали зеленый свет оппозиции.

 

Но этого им оказалось мало. Сразу после инаугурации Б.Обамы была проведена презентация его «новой стратегии по борьбе с терроризмом».

Было объявлено о переносе основных усилий с Ирака на Афганистан, вместо термина «афганская война» был введен новый термин «афгано-пакистанский конфликт», известный американский дипломат Ричард Холбрук был назначен помощником госсекретаря США по Центральной и Южной Азии.

 

Немедленно вслед за этим, Соединенные Штаты надавили на нового президента Пакистана А.Зардари, с тем, чтобы он изменил вектор политики по отношению к талибам с вооруженной борьбы на гражданский компромисс — переговоры, уступки, проплаты.

Такой принципиальный поворот стратегии был пройден американцами в рекордно сжатые сроки. С августа 2008 года (запрещение «Талибана» на территории Пакистана) до февраля 2009 (введение в округе СВАТ норм шариата в обмен на сдачу оружия талибами, которые действовали на той территории). Таким образом, талибы, которые в феврале 2009 года фактически получили в свое распоряжение целую пакистанскую провинцию, — в предельно краткие сроки смогли организовать там мобилизационную базу и уже в конце апреля развернуть подготовленное наступление в направлении ИСЛАМАБАДА.

 

Теперь, видимо, ни правящая верхушка Пакистана, ни американцы не хотят повторять предыдущих ошибок. В течение одного года подход к решению исламистской проблемы в Пакистане сменяется третий раз.

Таким образом, так называемая «новая стратегия США», не успев начаться, уже вызывает ряд недоуменных вопросов. Принципиальная смена политической линии, которая происходит после каждого очередного крупного выступления пакистанских талибов, показывает, что антитеррористическая лодка управляется не вполне твердой рукой.

Американцы делают ставку на те малочисленные силы в обществе Пакистана, в первую очередь, в военно-политическом руководстве, которые пытаются противостоять талибам, и завоевывать «умы и сердца» жителей региона гремучей смесью материальной помощи, военных операций и дипломатических усилий, постоянно меняя текущие акценты на этих составляющих.

Насколько перспективна такая стратегия, читатель может оценить сам. Больше половины населения Афганистана и Пакистана — молодежь, которая не имеет образования и работы. За последними опросами общественного мнения в Пакистане — 58% опрошенных выступают за проведение диалога и достижение компромисса с талибами, 34% не считают их угрозой для страны, 41% не считает «Аль-Каиду» своим врагом. Бороться с исламской угрозой готовы лишь 19% опрошенных. Следует напомнить, что в Пакистане, кроме талибов, очень много иныхх радикальных исламистских организаций.

 

86% населения страны, в том числе — военнослужащие вооруженных сил, считает, что теракты 11 сентября 2001 года устроили сами американцы, чтобы получить повод вмешаться во внутренние дела их государства.

Но это было бы еще полбеды. Практика показывает, что серьезная материальная помощь всегда была весомым аргументом в регионе, а способность американцев покупать лояльность в национальных масштабах, несмотря на кризис, еще долго вряд ли будет оспорена.

Неприятность заключается во второй половине проблемы.

Американцы и их союзники сами испытывают многочисленные трудности в соседнем Афганистане. Шервудский лес имеет все основания превратиться в Тевтобургский.

 

Недавно командующий Объединенным Центральным Командованием (которое отвечает как раз за Ближний Восток и Центральную Азию) генерал Д.Петреус заявил, что война в Афганистане будет страшнее и масштабнее чем иракская, и, что победителей в ней не будет. Между Конгрессом и Пентагоном до сих пор продолжаются, начатые несколько недель назад прения относительно посылки в Афганистан дополнительных американских войск, а европейские союзники уже определились — президент Франции Н.Саркози сказал, что в Афганистан больше не поедет ни одного французского солдата.

Руководство государств НАТО сходится на том, что усилия необходимо сосредоточить на подготовке афганской армии. В тон им вторят командующие британским и французским военными контингентами в Афганистане генералы М-К. Смит и Ж-Л Жоршелен. Все признают, что победить талибов невозможно. В ответ министр обороны США Р.Гейтс почти в открытую обвиняет их в трусости, и это — классический пример расхождения во взглядах между руководством в высоких штабах и теми, кто непосредственно воюют на передовой.

 

Американская бюрократия на фоне мирового финансового кризиса вынуждена держать «хорошую мину при плохой игре». Но, даже президент Обама признает в своих заявлениях, что перспектив урегулирования пока не наблюдается, Пентагон не в состоянии добиться военной победы, а Соединенные Штаты в целом решить многочисленные общественно-экономический проблемы региона, которые служат питательным бульоном для сторонников «Талибана». Состояние дел ухудшается из года в год — увеличивается количество нападений, военные и гражданские потери, побиты все рекорды в производстве опиумного мака.

Согласно данным ООН, начиная с 2005 года в Афганистане его производилось до 90% от общего мирового объема. В массовом эквиваленте больше наркотиков производилось лишь в XIX столетии для Китая. Не только обычным американским гражданам, но и экспертам, не всегда понятно, что именно делают американцы в регионе.

 

Между тем, доставка галлона топлива (чуть меньше 4-х литров) для сил коалиции в Афганистане обходится в сумму… от 400 до 1000 долларов США. Годовое содержание в Афганистане 1000 американских солдат — в 1 млрд долларов (военные просят еще 40 тыс солдат), а убийство одного талиба — в 96 млн долларов США.

Самое главное — что афганская и пакистанская проблема тесно увязаны в один клубок.

16 октября, накануне пакистанской операции в Южном Вазиристане, Б.Обама подписал указ о выделении Пакистану очередного транша финансовой помощи общей суммой в 7,5 млрд долларов (должна поступить в течении пяти лет равными траншами).

 

Соглашение носит весьма жесткий характер и предусматривает, в частности, проведение пакистанской армией постоянных военных операций в зоне племен у афгано-пакистанской границы с целью окончательной ликвидации возможности талибов безнаказанно иметь там тыловую базу.

Без ликвидации баз талибов в Пакистане афганская победа представляется невозможной — и американцы с готовностью платят Пакистану за эту работу.

 

Прогноз

 

Изменения стратегической ситуации в Пакистане, немедленно и очень негативно отразились на положении вещей в Афганистане. Афганские талибы уже перешли от засадных методов войны к полуклассическим, то есть стали применять открытые фронтальные наступления, которые наносят войскам коалиции существенные потери (именно в ходе одной такой атаки в начале этого месяца в провинции Нуристан погибло восемь американских солдат).

Такой переход мог состояться лишь при одном условии — накоплении многочисленных человеческих резервов. Кроме того, оперативная ситуация в Афганистане кардинально отличается от ситуации в Ираке, опыт которого пытались копировать. Речь идет в первую очередь, о подкупе авторитетных племенных вождей, каковая политика в Афганистане и Пакистане имеет свою специфику.

 

В апреле этого года из подачи американцев в Саудовской Аравии брат афганского президента Х.Карзая пытался провести переговоры с так называемыми умеренными талибами при посредничестве короля Абдаллы и при участии бывшего премьер-министра Пакистана Н.Шарифа. Никаких результатов этой встречи, кроме резкого ухудшения обстановки одновременно в Афганистане и Пакистане, было не дано.

 

Эксперты уже не исключают что при условии углубления кризиса возможно введение американского контингента в Пакистан.

В настоящий момент можно констатировать неспособность коалиции эффективно обеспечивать снабжение своих и союзнических войск через границу Афганистана и Пакистана, что означает огромные проблемы для войск НАТО в этой стране (данным направлением поставляется 80 % грузов). А приход к власти в Пакистане радикальных исламистов и овладение ими ядерным оружием — кошмар не только для американцев, но и для всего мира.

Многие эксперты возлагают радужные надежды на обязательства правительства Пакистана оказывать отныне постоянное бескомпромиссное давление на талибов в самом Пакистане.

 

Мол, если удастся ликвидировать базы боевиков — это обстоятельство коренным образом подорвет политические и боевые возможности исламистского движения.

Но и в этом вопросе ситуация обстоит далеко неоднозначно.

 

И снова — углеводороды

 

Эта война не была бы настоящей американской войной, если бы и здесь не были бы замешаны углеводороды. Соглашение о строительстве газопровода Иран-Пакистан-Индия, было подписано еще в 2008 году, несмотря на сильное недовольство Белого дома.

В случае его реализации (а в перспективе там предполагается еще и выход газопровода в Западный Китай) Пакистан превращается в крупнейшую страну-транзитера газа, что способно дать серьезный толчок экономическому развитию страны. И как следствие этого — привести к положительной динамике в вопросе стабилизации внутриполитической обстановки.

 

И, казалось бы — это именно то, что нужно для победы, если бы это одновременно не означало значительное усиление позиций таких дорогих Соединенным Штатам Ирана и Китая, чего Белый Дом никак не может себе позволить.

Поводом для «ухода» П.Мушарафа, о котором мы уже упоминали, стали в значительной степени именно его стремления установить тесные контакты с Ираном и Китаем в энергетических проектах.

 

Альтернативой может послужить трубопровод из Туркмении (который американцы лоббируют), или постановка пакистанской трубы под строгий американский контроль.

Еще один нюанс заключается в том, что в проекте трасса газопровода проложена через земли влиятельных племен, тесно сотрудничающих с талибами.

В обоих случаях, газопроводу — похоже, быть (пройдет ли он афганской и пакистанской территорией с севера или запада), а это означает диалог с талибами, ибо полная военная победа над ними вряд ли возможна.

Недаром из администрации Б.Обамы уже раздаются голоса о необходимости переговоров с умеренными боевиками.

 

В противном случае, проигрыш американцев и уход коалиции из Афганистана немедленно превратит эту страну в огромный партизанский рай, активно продуцирующий отряды боевиков.

А дальше все обвалится по принципу домино — рухнет Пакистан, под удар попадут Иордания, Сирия, Ливан, Турция и особенно Израиль. Начнется открытая кровавая война за Хартленд между Саудовской Аравией и Ираном, Индией и Китаем, которая, вероятно, породит монстров пострашнее «Талибана».

 

Почти 100 % можно гарантировать проникновение исламистов в государства бывшей советской Средней Азии и втягивание в конфликт на этом направлении России и, опять же — Китая.

Таким образом, если коалиция во главе с США потерпит поражение, мало не покажется никому.

Возможно, именно поэтому в американской администрации, возобладала идея сведения конфликта «вничью» — нанесения поражения крайним исламистам, введения умеренных в национальное правительство Афганистана и структуры местной власти, с одновременным сохранением позиций нынешней правящей верхушки Пакистана.

 

История советской афганской эпопеи повторяется как под копирку. После каждой очередной масштабной операции казалось, что Сопротивление вот-вот будет задавлено, а Наджибулла точно так же строил правительство национального единства и вступал в соглашения с умеренными оппозиционерами.

Таким образом, ситуация сейчас находится в точке бифуркации, с сильным, однако, уклоном в пользу победы Талибана — пусть более кровавой и отдаленной, чем казалось до сих пор.

 

Очень многое зависит от результатов конкретных военных и специальных операций пакистанских союзников коалиции, от того — будут ли переброшены в Афганистан дополнительные американские войска, и от успеха их будущих возможных действий.

27 октября новая военная стратегия приобрела конкретные очертания. В Пентагоне состоялись командно-штабные учения на предмет ввода в Афганистан двух вариантов усиления — 40 или 15 тысячных контингентов. По их результатам, генерал МакКристал презентовал основные направления действий:

- занять оборону крупными отрядами в густонаселенных районах, прикрыть население от атак талибов,
- спровоцировать талибов, таким образом, перейти в наступление и выбить наиболее активных,
- обрабатывать с беспилотных ЛА отдаленные районы, неблагодарные для того, чтобы туда соваться живой силой.

 

Основной особенностью новой стратегии является произошедшая несколько месяцев назад ужесточение правил ведения боя — существенно снизилась доля авиации и артиллерии в огневом поражении противника и была сделана ставка на ближний бой силами самой пехоты во избежание излишних жертв среди прикрываемого населения.

Успехи предполагается закреплять усиленной поддержкой местных племенных вождей (в Афганистане всегда есть люди, которые очень любят оккупантов и особенно их финансовые отделы).

 

После несения поражения радикальным талибам, предполагается склонить к переговорам умеренных — с позиции изменившегося баланса сил (ы).

Пять тысяч американцев будут готовить афганскую армию и полицию.

Но, самая главная новость — переговоры предполагаются однозначно, все иллюзии про полную победу давно исчезли.

 

Опыт

 

На фоне этих апокалипсических прогнозов, в пристальном внимании нуждается практический опыт и организационный гений «Талибана». Исламистский мир переживает свой Ренессанс. Рожденная в медресе армия студентов, оказывается эффективнее западных высоких технологий и местных могущественных, но коррумпированных прозападных корпораций, таких как, например, пакистанские вооруженные силы и разведка.

Беспризорная молодежь, которая попадает в религиозные школы, приучается к жестокой дисциплине, пятикратному общему намазу, заучиванню огромных доктринальных текстов и комментариев, склоняется к идеалистическому восприятию мира и не имеет других авторитетов кроме учителя и Аллаха.

 

А тактические навыки добываются очень быстро. Еще и еще раз подтверждается мнение многих военных гениев, что главное — это мотивация, с которой боец идет в бой, а все остальное — быстротекущая вода.

Талибы не были бы талибами, если бы они, кроме военных успехов, не имели бы очень эффективной и четкой программы перестройки общества. На фоне тотальной коррумпированности официальной власти, шариатские нормы (суды), которые вводятся «Талибаном», воспринимаются обездоленным населением Афганистана и Пакистана с искренним одобрением.

 

Перестройка общества на приемлемые для него схемы, обеспечивает талибам не только огромную поддержку со стороны населения, но и широкую мобилизационную базу — т.е. в регионе успешно разрастается альтернативная глобализаторской общественно-политическая модель.

В этой волне напрямую проявляются приметы нового времени.

Большая Игра ведется не только государствами, но и корпорациями, негосударственными военно-политическими объединениями.

 

Мировая экономика стремительно криминализируется, прибыль извлекается из сомнительных операций сомнительными средствами с помощью сомнительных союзов.

Неоимперской либеральной доктрине противостоят региональные радикальные идеи, замешанные на местных традициях и вероучениях, с солидным привкусом национализма, а вчерашние враги сегодня становятся партнерами с тем, чтобы завтра быть снова проклятыми навеки.

 

При этом, эта Игра одновременно имеет все типичные приметы «конфликта цивилизаций».

Американская империя, как и в свое время — Римская, ведет на границах своего влияния тяжелые бои с новыми варварами, переживая одновременно и непростой внутренний кризис. Исход этой борьбы далеко еще не предрешен.

 

Алексей Арестович

Братство

Комментарии

2 комментариев на “Аналитика. Военные действия в Афганистане и геополитика в регионе.”
  1. Guest:

    Как мне кажется, в статье есть ряд ошибок: 1 — усиленное производство наркоты стало возможным благодаря именно силам коалиции, т.к. именно они в обмен на лояльность местных это допускают. 2 — как передают зарубежные СМИ — «Пресс-секретарь талибов сообщил, что провинция Нуристан, находящаяся на востоке страны полностью находится под контролем вооруженных сил Исламского Эмирата Афганистан и там введены законы Шариата. Пресс-секретарь талибов добавил, что в провинции нет ни одного иностранного оккупанта.»

    Я соглашусь с автором статьи, что в случае чего мало никому не покажется, но здесь есть ряд плюсов:1- Китай, являясь нашим врагом, который уже начал аннексировать земли в колониях россии благодаря грузину(?) Путину, получит неслабую головную боль в Восточном туркестане, что уже хорошо; 2- ускорится отторжение от «россии» Сев.Кавказа (ИК); 3- крах тоталитарных режимов в странах бывшего СССР, которые даже сейчас держаться на российских штыках (как пример — штурм здания с 2-4 бойцами местным спецназом ничего не дал, вызвали из россии); и, наконец, 4 — какая нам разница, что будет с Ираном и иже с ними?

  2. Болт:

    Всё это очень странно. Если считать американские потери в 8 человек за 1 день большими, то непонятно вообще само существование армии. Очень часто в локальных африканских войнах за 1 день погибают многие тысячи солдат и при этом никакой паники и никаких пораженческих настроений. Видимо, американское общество не готово к войне психологически. Тогда единственным выходом для Обамы является одновременный удар по 2-м направлениям: отвлечение внимания от кризиса и радикальное решение средневосточной проблемы. Для этого им может потребоваться ряд провокаций типа «11/09″. Нужно всколыхнуть американское общество, подготовить его к мысли о том, что любая война предполагает большие человеческие жертвы и умирать за идею не страшно. Но… Такая постановка вопроса невозможна без постановки вопроса глобального — вопроса о миссии белой расы вообще. Обама в принципе не может ставить вопрос таким образом. Значит, он превращается едва ли не в основную проблему англосакской цивилизации. Демократия, толерантность, права человека — всё это привело западный мир на грянь полного краха. Что-то надо делать срочно, но будет ли хоть что-то сделано???

Оставьте комментарий