anvictory.org » Новости, Система образования » НЕВЕСЁЛЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОСЛЕДНЕГО ЗВОНКА

НЕВЕСЁЛЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОСЛЕДНЕГО ЗВОНКА

***

Слово «инженер», введенное в русский язык Феофаном Прокоповичем при Петре I, восходит к латинскому «ingenium» — «остроумное изобретение» — и по своей исходной сути означает творца новых жизненных благ и умений, новых орудий труда и нового оружия для войны и охоты, новых приспособлений и сооружений, средств транспорта и способов развлечения… Говоря более общо, инженер — это творец новых товаров и услуг. 

В свою очередь, слово «элита», ставшее у нас затасканно модным в последнее десятилетие, через французское «elite» восходит к латинскому «electus» и означает отборную, лучшую часть чего-то, рассматриваемого как коллектив, большая группа или совокупность предположительно функционально одинаковых сочленов.

Но позвольте обо всём по порядку. 

От лидеров официальной «оппозиции» нам то и дело приходится слышать, что народ, дескать, лишают полноценного образования — и высшего, и даже среднего, что под разглагольствования об инновациях, нанотехнологиях и технологическом прорыве путинское правительство всё делает для того, чтобы из средней школы дети выходили не грамотными и образованными людьми, а безграмотными недоучками. Обязательный минимум среднего образования будет сведен к объему знаний, даваемых в церковно-приходской школе: два часа русского языка в неделю, капелька математики и много-много религии.

Зачем это делается — вполне понятно и объяснимо, поскольку необразованной толпой управлять значительно проще, чем свободными образованными людьми, умеющими самостоятельно мыслить. Образование, оно ведь делает человека и значительно свободнее — если это действительно настоящее образование, а не муляж!

И вот в этом-то хотелось бы разобраться поподробнее! Ибо получить диплом и получить образование — две большие разницы…

Чем же характеризуется нынешняя система образования в доживающей последние месяцы эРэФии? Первое и главное — это всеобщая легальная продажность. Купленные результаты стали подавляющим и определяющим большинством. По всей стране расцветают организации, выполняющие любые учебные задания, а на прилавках совершенно открыто лежат решебники. Для тех, кто может заплатить сразу большую сумму — продают дипломы, в том числе и кандидатские.

Это не идёт ни в какое сравнение ни с дореволюционными митрофанушками (которым образование нужно было только для вида, они всё равно ничего не делали), ни с «блатными» при советской власти (которых было очень мало, да и которые опять же ничего не собирались делать). Сейчас выстроилась грандиозная и целенаправленная система неполучения знаний теми, кто должен будет их впоследствии применять на деле. При этом ни идеологически, ни экономически, ни культурно эта ситуация не подвергается санкциям, а напротив, приветствуется и развивается.

Вокруг образования как такового — то есть, получения знаний, умений, навыков, или, на худой конец, компетенций — закручивается сложная фигура двойной морали. Произошло объединение культа денег с презрением к образованию.

Это очень опасная штука, возникшая на стыке убеждений «Работают только лохи» и «Если ты такой умный, то почему такой бедный». Получение образования — это, очевидно, тяжелая и сложная работа, и поэтому те, кто его получает самостоятельно — лохи, неспособные заплатить. Это же вытекает из предыдущего пункта — образование получает статус формальности, и на человека, который подходит к формальности серьезно, смотрят как на идиота.

Простыми словами сегодня отношение к образованию формулируется так: купленное образование ничем не отличается от честно полученного. 

Теперь не нужно маскировать свои купленные экзамены, теперь человек прямо может сказать, что купил диплом или кандидатскую для соответствия должности — ведь он на самом деле Эффективный Специалист, но вот формальность проклятая, никуда не денешься… И окружающие будут сочувствовать, мол, да, да, вот ведь гадость удумали, дипломы эти дурацкие, вот я сразу ребенку плачу за весь семестр, а он у меня вместо этого дурацкого института работает в моей фирме, учится настоящей жизни…

Не менее главная проблема — это содержание образования. Чему именно в таких условиях начинают учить даже тех, кто учится?

Восемь из десяти абитуриентов идут на специальности экономического или юридического профиля. Могу заявить со всей ответственностью: это не образование!

Если вы писали когда-нибудь настоящую научную работу, то вы понимаете, что означает «разбираться в вопросе». Если я изучал некоторый процесс, то я могу сказать, что происходит в любой момент на любой её стадии, да плюс к тому, могу сказать, что происходит до этого процесса (в какой среде он зарождается) и что происходит после (какие последствия он вызывает). Это — нормальная ситуация, написание научной работы по любой теме — хоть курсовой, хоть дипломной, хоть кандидатской — предполагает именно такой подход. И именно тогда человек называется специалистом — он освоил такой подход, если он сядет и разберется в чем-то, то будет это понимать во всех аспектах.

Но современное образование низвело курсовые до уровня реферата, да и для рефератов устранили необходимость понимания автором проблемы. Фрагментарное восприятие заставляет людей просто говорить о чем-то, даже не задумываясь, насколько это между собой согласуется. Я уже приводил пример на эту тему, из доклада: «В СССР ежегодно обеспечивались жильем 10-11 миллионов человек бла-бла-бла… Конечно, в СССР социальная система была неразвита». И вот таких примеров — тьма тьмущая, начиная от Девочек с Работы TM и заканчивая кандидатскими диссертациями по гомеопатии. Образование больше не учит людей выстраивать какие-то взаимосвязи, закономерности, даже не учит грамотно описывать объекты. И это естественно, формальный характер образования означает формальный подход к оценке его результатов. Есть реферат на двадцать страниц? Есть. Ну зачОт, не читая.
Только вот эти люди, неспособные даже сложить два и два, начинают сначала Работать, а потом и Управлять, причем Эффективно. А эффективно в их понимании это как? Это значит — самой короткой и прямой дорогой к самому красивому и привлекательному. Отсюда берётся хищническое разрушение инфраструктуры и социальной сферы, отсюда же берётся вера в Стабильность и Поднимается Сколен, отсюда же возникает работа только с прибылью в 100% и не ниже — не получившие нормального образования просто не умеют думать, не видят связи между плевком в колодец и желанием напиться воды. Это может показаться удивительным для человека, который так всегда живёт. Поэтому люди не верят в тупость и жадность воробуржуев, ищут какие-то сложные далеко идущие планы… Им невдомёк, что Эффективный Манагер с купленным дипломом никогда не слышал про далеко идущие планы, а образование считает простой формальностью.

Опять же, простыми словами сегодня содержание образования выглядит так: соблюдение формальных критериев. Достаточно посидеть на любой межвузовской конференции, чтобы осознать это. А уж если почитать курсовые работы нынешних студентов…

Ну и третье, совсем небольшое. Воспроизведение образования.
Как это ни печально, но все вот эти люди, которые настроены на соблюдение формальных критериев во время покупки экзаменов — все они в массовом порядке идут во все сферы, в том числе и само образование. А чему может научить Эффективный Манагер? Правильно писать научные работы? Искать закономерности и описывать процессы? Нет, он может научить быть Активным, Инициативным, а ещё может научить учащихся давать взятки и покупать решебники — потому что и сам убеждён «Это не нужно».

То, что происходит в других сферах выглядит ещё страшнее. Ведь человек, для которого знания не важны, который никогда не слышал об описании процессов, начинает вдруг делать что-то реально. Скажем, электростанцию обслуживать. Да, его научат жать на кнопочку. Да, ему скажут « Положь колдобину со стороны загогулины и два раза дергани за пимпочки.». Он будет это делать. Но он не будет понимать, почему он так делает, откуда это берётся, куда это пойдет дальше — в конечном счете любая нестандартная ситуация закоротит ему мозг. Но когда он тоже станет начальником — ничего кроме колдобин и загогулин передать новому поколению он тоже не сможет. А пришедшие на работу молодые Эффективные и Активные — они будут уже с честно купленным образованием и тоже не будут себя утруждать пониманием, как оно всё работает.

По служебным делам автор этих строк имел много контактов с коллегами из разных вузов России и других стран, в частности, встречался с представителями Эколь Политекник — ведущего вуза Франции, кузнице по подготовке их национальной элиты. Меня поразило, но чтобы получить элитное экономическое или юридическое образование, во Франции необходимо сначала стать бакалавром в области естественных наук или инженерного дела. На мой взгляд, это единственно правильно. Без базового физико-математического, естественнонаучного или инженерного образования очень сложно сформировать необходимый кругозор и прежде всего — умение мыслить логически, решать нестандартные головоломки, разгадывать которые приходится постоянно политикам и руководителям самого разного уровня.

В 1795 г. Конвент Французской республики основал «L’Ecole Polytechnique» — знаменитую Политехническую школу, ставшую первой в ряду высших учебных заведений нового типа. Франция переживала тогда трагически трудное время. Только-только произошел термидорианский переворот, покончивший с ужасами якобинской диктатуры и вернувший Францию на путь национального развития. Страна была со всех сторон окружена врагом и казалась беззащитной. Она нуждалась во внутреннем порядке, в воодушевленной национальной идеей армии и военных инженерах. Именно для подготовки последних была создана Политехническая школа. 

В первые десять лет своего существования, во время первой республики, Директории, Консульства, в период Египетского похода Наполеона, школа, ее выпускники, профессора и ученые блестяще продемонстрировали, какой вклад они могут внести в обеспечение национальной безопасности Франции. В 1804 г. Наполеон присвоил школе статус военного учебного заведения, даровал ей знамя и полный высокого смысла девиз: «Pour la patrie, les sciences et gloire» — «Во имя Родины, наук и славы». 

В соответствии с современным законодательством Политехническая школа, управляемая на основе декретов президента республики совместными указаниями министров обороны, образования и науки, имеет своей задачей прививать студентам высокую общую и научную культуру, давать им специальное, как правило инженерное, образование, что должно позволить им выполнять работу, требующую высокой квалификации и ответственности в интересах нации. Выпускники-политехники становятся государственными служащими высокого ранга, крупными исследователями, инженерами высокой квалификации, директорами процветающих корпораций. Гордость школы составляют такие ее выпускники, как ученые Френель, Карно, Беккерель, Пуанкаре. Коши, Леверье, маршалы Франции Фош и Жофр, промышленник-бизнесмен Ситроен, президент Франции Валери Жискар д’Эстен. 

Довольно своеобразен учебный план школы. Первый год обучения посвящен военной службе, в ходе которой студенты-политехники получают лейтенантскую подготовку в войсках и обретают это звание. Став офицерами, они в течение двух лет осваивают мощный курс фундаментальных наук. В обязательное ядро учебного плана наряду с математикой, физикой, химией, биологией и компьютерными науками входят экономика и гуманитарные дисциплины — философия, политика, искусство, иностранные языки. Высокий уровень предварительной подготовки абитуриентов этой элитной институции французского высшего образования, первой по престижности и по трудности конкурсного зачисления, позволяет считать образование, полученное в Политехнической школе за два года, эквивалентным стандартному общеобразовательному уровню американского или британского магистра наук. 

Существенным является требование общего учебного плана школы после завершения двухлетней базовой подготовки выполнить в каком-либо национальном исследовательском центре или конструкторском бюро передовой индустриальной корпорации рабочий проект реального инженерно-исследовательского плана и публично защитить результаты. 

Самое замечательное состоит в том, что все это прямо отвечает и злободневным сиюминутным, и глубоким стратегическим потребностям Франции в создании и сохранении корпуса элитных инженеров, фундаментально подготовленных в естественно-научном плане и свободно владеющих современными техническими умениями. Нелишне заметить, что дух элитарной исключительности, тщательно культивируемый в «L’Ecole Polytechnique» и вызывающий, надо признать, завистливое раздражение во многих «Grandes Ecoles» («Больших школах») Франции, служит совершенствованию учебного процесса в этом замечательном учебном заведении, знаменитом детище Французской революции. 

Своеобразна и сложна история становления высшего образования в Новом Свете, на противоположном берегу Атлантики. В июле 1862 г. — в самый разгар Гражданской войны и на втором году президентства А. Линкольна — Конгресс США принял закон, дававший право администрациям штатов выделять (даровать) большие участки земли из федеральных резервных фондов для жизнеобеспечения высших учебных заведений. Благодаря этому на дарованных землях на новых территориях как по мановению волшебной палочки возникли и начали массовую подготовку специалистов, главным образом инженеров-аграриев и инженеров-механиков, 68 вузов (Land grant colleges). Так удалось дать ответ на острый вызов времени — агротехнический, лесотехнический, машиностроительный, вообще технологический и инженерный, и удовлетворить жгучую потребность молодой, грубой и в массе своего населения безграмотной страны в квалифицированных кадрах. Но бурно развивавшейся экономике этого было мало. 

В 1861 г. официально основан, а в 1865 г. начал функционировать получивший впоследствии мировую известность Массачусетсский технологический институт (МТИ). Столь длительный срок между объявлением решения о создании института и реальным началом его деятельности объясняется тем, что в течение нескольких лет массачусетсские янки истово участвовали в Гражданской войне. 

Политехнический институт с широким спектром факультетов, гибкая структура которых оперативно откликается на требования жизни, является хорошим решением. По самой своей сути такой институт эквивалентен университету, сам факт пребывания в котором в годы формирования личности молодого человека существенно расширяет его кругозор, придает ему общую культурность, делает его фундаментально образованным, дает возможность стать широко мыслящим и всесторонне развитым творцом новой техники, организатором и руководителем производства. 

Олицетворением остро актуальной для России идеи политехнического вуза стал основанный 101 год назад Петербургский политехнический институт, явивший собой новый тип высшего технического учебного заведения, новый как по фундаментальности общеинженерного образования, так и по составу факультетов (отделений). Институт с самого начала включал в себя коммерческий, кораблестроительный, металлургический и электромеханический факультеты. Элитный и, что особенно важно, находившийся вне сферы администрирования Министерства просвещения, подчинявшийся Министру финансов политехнический институт был нужен России, и он был создан. 

Учрежденный в 1899 г., институт принял первых студентов в 1902 г. Из него вышла плеяда выдающихся ученых и инженеров. Достаточно назвать имена академиков А.Н. Крылова, А.Ф. Иоффе, Д.В. Скобельцына, Н.Н. Семенова, П.Л. Капицы, И.В. Курчатова, Ю.Б. Харитона, Я.Б. Зельдовича, И.К. Кикоина. Здесь и инженер-механик, и физики-теоретики, и физики-экспериментаторы, и инженеры-физики. Последнее особенно важно. 

К концу XIX — началу XX в. физика все в большей мере превращалась в непосредственную основу новой техники. Возникла необходимость в элитных специалистах нового типа — инженерах-физиках. Далеко не все это понимали. В общественном мнении, среди педагогов и инженеров, да и среди ученых господствовало привычное мнение: наука — это одно, а инженерное дело, техника — совсем другое. Но был человек, который в полной мере понимал важность сочетания фундаментального научного знания с конкретными инженерными умениями. Это был профессор Петроградского политехнического института Абрам Федорович Иоффе. 

В России в 1918 г., в тяжелейшие годы гражданской войны, в голодном и холодном Петрограде профессор Иоффе организовал в составе Политехнического института физико-механический факультет для подготовки инженеров-физиков. Это был факультет нового типа, нового как для классического гумбольдтовского университета, так и для высшей технической школы. Принципиальная новизна обучения на факультете состояла прежде всего в том, что практическая подготовка студентов осуществлялась на базе физико-технического отдела Рентгенологического и радиологического института, то есть научно-исследовательского учреждения, отнюдь не призванного заниматься учебной деятельностью. Заметим, что Рентгенологический и радиологический институт был создан в том же 1918 г. декретом Совнаркома опять-таки по инициативе А.Ф. Иоффе, а физико-технический его отдел стал впоследствии (1921) Физико-техническим институтом Академии наук (ФТИАН). Участию студентов в научно-исследовательской работе творческих коллективов предшествовала серьезная математическая, естественно-научная и инженерная подготовка. 

Так идеи «L’Ecole Polytechnique» по подготовке национальной инженерно-технической элиты начали воплощаться в Советской России и тоже в революционное время. Для успеха факультета определяюще важным оказалось то обстоятельство, что должность заместителя декана в 1918-1921 гг. занимал П.Л. Капица, будущий основоположник Московского физтеха (вероятно — основатель — V.V.). 

Примерно тогда же, когда возник физико-механический факультет Петроградского политехнического института, в ноябре 1921 г. в США Совет попечителей провозгласил создание Калифорнийского технологического института (КТИ, Калтех). Выйдя из Первой мировой войны единственным реальным победителем, США на фоне, казалось бы, благоприятной экономической конъюнктуры столкнулись в 1920-1921 гг. с политическим и социальным кризисом — предтечей великой депрессии 1929-1930 гг. Обладая неслыханным финансовым могуществом и высочайшим экономическим потенциалом, наиболее прозорливые представители американского капитала и истеблишмента понимали необходимость «готовить ученых или инженеров творческого типа, остро необходимых для … образовательного, государственного и промышленного развития», инвестировать сегодня ради обеспечения неоспоримых технологических преимуществ завтра. Для этого существует только один способ — фундаментальное образование прикладной, инженерной направленности. 

Не рассматривая подробности учебного процесса в Калтехе, нужно отметить, что в этом небольшом элитном техническом университете на 2000 студентов приходится свыше 550 преподавателей. К тому же численность студентов, проходящих курс додипломной (undergraduate) подготовки (900 чел.), меньше, чем тех, кто прослушивает постдипломный (graduate) курс (1100 чел.). Принципиально важно, что обучение на всех уровнях ведется в атмосфере творческого исследования, в исследовательскую работу вовлечены все студенты без исключения. Именно этим обеспечивается жизнеспособность образовательной программы Калтеха. 

Калифорнийский технологический институт уже около 80 лет успешно следует декларации, подписанной его основателями 29 ноября 1921 г., дает своим студентам основательную подготовку «по инженерной и чистой науке на базе глубокого освоения фундаментальных дисциплин — математики, физики и химии, расширяя и обогащая учебный план такими предметами, как английский, история и экономика, активизируя деятельность института щедрым вливанием исследовательского духа». Выпускники и сотрудники Калтеха стали лауреатами 26 Нобелевских премий, что говорит о подлинной элитности этого учебного заведения. 

Итак, столкнувшись с форс-мажорными обстоятельствами, угрозой технологического отставания, правящие круги Великобритании, как ранее государственные деятели Франции, США и России, сочли необходимым создать элитное естественно-научное и инженерное высшее учебное заведение. Несмотря на особенности британского характера, на британский индивидуализм и любовь к независимости, традиционализм и снобизм, в цитадели британской элитарности Кембридже, первый колледж которого, Питерхауз, был основан в 1280 г., появился Черчилль-колледж, по замыслу и реализации очень напоминающий Московский физтех (с поправкой на то, что Англия — это не Россия, Черчилль — не Сталин, Кокрофт — не Капица, а Долгопрудный — не Кембридж). 

Закономерно, что именно в поворотные моменты исторического процесса возникали новые, элитные учебные заведения, призванные формировать когорты первопроходцев. Именно выпускники элитных инженерно-технических вузов, так уж получилось, смогли обеспечить выбору правильного направления национального прогрессивного развития, стали его главной движущей силой.

В наше время среди элитных учебных заведений своей народнохозяйственной полезностью, своей нужностью выделяются инженерно-технические. Необходимым условием их элитарности являются широта и глубина получаемого в них фундаментального образования, включая как естественно-научную, математическую, так и гуманитарную его составляющие. Подобная фундаментальность должна сопровождаться обучением конкретному делу путем включения студента в процесс добывания нового знания, поиска нетривиального инженерного или управленческого решения, разработки оригинальной производственной или социальной технологии. Начинать такое обучение следует как можно раньше — настоящая элита воспитывается с младых ногтей и в реальном деле.

Если где-то в нынешней России ещё и можно получить настоящее образование, то только на инженерных, естественнонаучных и физико-математических специальностях, где еще работают энтузиасты, истинные мастера своего дела. Причём в провинциальных университетах Рыбинска и Костромы, Ельца, Мурома и Шуи качество образования зачастую будет не хуже, чем в известных и раскрученных вузах прогнивших до мозга костей Москвы и Петербурга! Причём в этом году (по-видимому, последний раз, если РФ протянет до следующего года) практически всем желающим реально поступить на эти специальности на бюджетные, то есть бесплатные места!

Дорогие выпускники! Если вы не хотите оказаться лишними людьми на построссийском пространстве, если хотите внести свой вклад в дело национального возрождения — сделайте правильный выбор! Поступайте на физико-математические и инженерные специальности! Финансируя из родительского кошелька своё образование на новомодных финансово-экономических и юридических специальностях, вы лишь будете кормить мафию от образования, продлеваете агонию никчёмного обанкротившегося режима и обрекаете себя на судьбу чернорабочего в ближайшем будущем. Решать вам…

Алько Валдонь,
Котор Ош (Ярославль),
25 мая 2010

источник ktoreshit.ru

Комментарии

8 комментариев на “НЕВЕСЁЛЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОСЛЕДНЕГО ЗВОНКА”
  1. Guest:

    Бле-е-ее-ск! Автор молодец. Вместе победим. Победим и отстроим родную землю своими знаниями и умениями. А всю эту сволочь, умеющую только отнимать и делить на помойки и мусоросжигательные заводы. Смерть безграмотной Рашке! Да здравствует построссийская естественно-научная и инженерная цивилизация!

  2. Guest:

    Сюкпря, Алько! Уцяскав ды вадря эрямо!

    Остается лишь глубоко сожалеть, что не нашлось русского человека, способного написать столь яркую статью, бьющую не в бровь, а прямо в глаз!

  3. Snegovit:

    Я до этого додумался еще год назад. У меня первое образование  - экономист, вторым собрался получать физмат. В рашке людям, у кого есть средства, просто больше не во что вкладываться, кроме как в своё образование. Плюс к тому же гуманитарного образования у нас, как такового нет. Просто потому что не сформировалось. В экономике нет точных экономических моделей, из политологов и историков делают обслугу правящей «элите». На данный момент, что и осталось это только технические науки.

  4. Guest:

    спасибо за блестящую статью ! верю и надеюсь, что доживу до времени, когда Элитой будут считаться ученые, а не хитрожопые политиканы.

  5. Guest:

    Замечательно! Образование — это Труд над собой!

  6. Science:

    Перевожу с эрзянского часть комментария 2.

    Спасибо, Алько! Успехов Вам и всего наилучшего! Всё остальное, что хотел сказать, уже сказали до меня.

    Первое, что должна сделать национальная власть в сфере образования и науки — произвести нострификацию ученых степеней по экономическим и гуманитерным наукам (и даже по ряду технических, таких как «организация производства») . Вузов и учёных не должно быть много.

    Кроме того, нельзя забывать и о рабочих профессиях. Кто будет восстанавливать порушенное за последние десятилетия?

  7. Нордический Волк:

    Господин   мерянин  мыслит  как-то  однобоко.) Почему  он  считает, что  первей  всего  инженеры  и  физики? А  как  насчёт  гуманитарного  образования?! Или  врачи, учителя, юристы, экономисты никому  нахрен  не  нужны  в  будущем, так  следует  это  понимать???!!

  8. Георг:

    Я учился на инженера в Бауманке, а теперь вкалываю на рабочей специальности правда в Германии.  Фундаментальные знания очень помогают в жизни даже в сытой Европе. Особенно химии. Европу травят! В соль стали добавлять фториды и нитриды! В напитках аспартам, везде глютамат и т.д. Немцы ценят инженерные знания и навыки, но пока не засчитывают россиянское образование! Хотя у них тоже идёт мощная деградация начальной школы.

Оставьте комментарий