anvictory.org » Главная тема, концепции и модели демократии, О национал-демократии, Трибуна » Настоящие либералы против либерастов и социалистов

Настоящие либералы против либерастов и социалистов

Мы продолжаем развивать чрезвычайно важную  тему, начатую в еще таких наших материалах как «Вектор духа Американской революции», Либерализм vs Социализм. Дихотомия Восток – Запад и других. Где писали о том, что всевозможные сторонники поощрения иждивенчества, сторонники государственного насилия и насильственного перераспределения материальных благ от одних групп населения к другим, то есть фактически левые   марксисты: социал-демократы и коммунисты и социалисты присвоили себе название «либерал», поэтому, чтобы отличать себя от  подобных  «либералов»,  классическим  либералам  пришлось называться себя либертарианцами.

В частности мы цитировали Фридриха Фон Хайека, который в   Предисловии к американскому (1956)   изданию его работы «Дорога к рабству» (посвященной «социалистам всех партий»): «Я использую термин «либеральный» в своем первоначальном смысле, в традиции употребления, сложившейся в Англии в XIX веке и сохранившейся там и поныне. В Америке словом «либерализм» сегодня часто называют нечто диаметрально противоположное. Оно стало частью камуфляжа американских левых движений (чему немало способствует бестолковость многих людей, действительно верящих в свободу) и стало означать поддержку любой формы государственного контроля. Меня до сих пор поражает, почему те американцы, которые искренне верят в либеральные ценности, позволили левым присвоить этот практически незаменимый термин, но даже помогли им сделать это, начав использовать его как позорное клеймо».

Другим камнем преткновения у многих современных русских националистов является все еще не до конца изжитый этатизм и вера в необходимость сильного государства для обеспечения безопасности граждан. Однако и он легко  разбивается о тот факт,  что именно так называемые «сильные государства» будь-то большевицкий СССР, национал-социалистическая Германия, полпотовская Камбоджа или маоистский Китай,  убили в 20 веке в сотни раз больше людей, чем погибло от рук всех «частных» террористов и бандитов и убийц. Не в этой связи не будет большим преувеличением сказать, что  государство на сегодняшний день является главным террористом и убийцей. Разумеется, это утверждение не является основанием для того, чтобы бросаться в другую крайность и утверждать, что необходим полный отказ от государства и полная анархия. Государство необходимо, но оно должно быть жестко ограничено в своих возможностях и общество должно иметь в своих руках все необходимые инструменты для предотвращения его ракового разрастания. Даже США, народ которых, казалось бы, имеет в своих руках универсальный инструмент, против такого явления, как великая американская конституция, шаг за шагом скатываются в сторону социализации экономики,  и как следствие усиления вмешательства государства в личную жизнь граждан и ограничения их свобод. Поэтому нашим читателям будет небезынтересна статья  Thanks to Ron Paul, We Are All Libertarians Now, перевод которой мы предлагаем вашему вниманию ниже. Американское либертарианское движение – является как раз возвратом в американский политический мейнстрим классического понятия либерализма, так как его понимали Основатели США, такие как Томас Джефферсон и Бенджамин Франклин, который, как мы помним как-то сказал, что «Демократия — это пространство договоренности вооруженных мужчин» (интересно, что бы он сказал об лево-либерастах или о   какой-нибудь ими изобретенной позитивной дискриминации и прочих либерастических придумках).

Благодаря Рону Полу, все мы теперь либертарианцы

Недавно меня спросили, правда ли, что  убеждения среднестатистического либертарианца состоят в том, что любое правительство — это зло.

Это и стало тем камнем преткновения, который, по словам спрашивающих, несмотря на некоторое согласие с мыслями либертарианцев, и стало той причиной, по которой они стали терять интерес к их идее.

Этот вопрос мне задали из-за поддержки мною идей либертарианства и недавней статьи о Роне Поле, которого, несмотря на довольно долгую службу в качестве конгрессмена от республиканцев, практически в каждом информационном интервью или дискуссии до сих пор называют либертарианцем.

Тонко, а иногда не очень, СМИ употребляют слово «либертарианец», так, что, сама мысль о том чтобы им быть — представляется как нечто не вполне правильное, возможно даже неприемлемое, и почти определенно — непригодное для выборов.

По данному пункту мне бы хотелось объяснить, что люди, которые задавали вопросы, казались по-настоящему заинтересованными в вопросе уменьшения размера государства, а не высмеивания либертаризма. По сути, они убедили меня, что им нравятся «большинство принципов либертарианцев», но отмена государственного контроля и «идеализация понятия свободного рынка» — не тот ответ, который они понимают, и это, как я полагаю, могло бы оказать влияние на их голос на выборах 2012. Тем не менее, их высказывания по заданному первым наболевшему вопросу показывает, как успешна была кампания против либертарианцев на протяжении последних лет. Присвоение ярлыка «либертарианец» какому-либо политическому деятелю современности подразумевает, что человек не только ратует за отсутствие государства как такового, но также жаждет наступления анархии и, как результата  кровавого хаоса. Часто в качестве примера того, к каким последствиям могут привести такие «чокнутые» либертарианские идеалы, предъявляют пример Сомали..

Как и у любого другого объединения, у либертарианцев довольно широкий и разнообразный спектр убеждений. Я не говорю, что знаю все, и не претендую на то, что провел глубокое или тщательное изучение данного вопроса. «Идеи либертарианцев похожи на камень, который бросили в воду, и в разные стороны по воде стали идти круги, и никто не может с точностью сказать, откуда же они исходят», говорит Лью Роквелл (Lew Rockwell) в Деле либертарианской мечты. Составить точный список того, во что либертарианцы верят, что они защищают, теоретически можно, но он вряд ли будет применяться защитниками идеи. Однако существуют, по меньшей мере, два понятия, которые могут быть названы основополагающими для либертаризма: свобода личности и не причинение вреда окружающим. Все остальное, как я считаю, является экстраполяцией и только приведет к общему беспорядку, который нанесет значительный вред их силе.

Свобода личности основывается на двух понятиях: жизни и собственности. Ваша жизнь и собственность — ваши и только ваши. И вы вольны делать с ними, что хотите, до тех пор, пока своими действиями вы не причиняете вреда другим. Мы делаем выбор, который касается жизни или собственности, руководствуясь идеалом, которым дорожат ВСЕ люди, вне зависимости от того, какой политический или религиозный ярлык к ним прикреплен: он делается по доброй воле. Мы выбираем что  нам есть и пить, где и как жить, что думать и во что верить, с кем дружить, а с кем нет, говорить правду или лгать, живем ли мы в соответствии с моралью, или же нет…. список может занять несколько увесистых томов. Все люди, вне зависимости от расы или пола, рождены с этим даром, при помощи которого они, по меньшей мере, могут думать, объяснять и создавать. Общепризнанный факт, что свобода воли диктуется только личностью, ее практикующей.  Если люди религиозны, они сами решают подчиняться божьим законам. Однако, на самом деле, я очень сильно сомневаюсь, что они на самом деле верят, что стрела молнии ударит из потолка в универмаге Walmart и убьет их насмерть, если вдруг они надумают украсть что-нибудь оттуда. Бог не принуждает человека следовать его законам, в отношении морали, помощи ближнему и пр, с помощью силы. Бог одарил человечество свободой личности и поощряет нас к использованию нашей доброй воли, следовать его указаниям и делать мудрый выбор. Если мы ошибаемся с выбором, то мы и только мы будем терпеть последствия — не наши родители, соседи, или те кто богаче нас. Считает ли государство себя более сильным и знающим, чем Бог? Должно быть, так и есть. При помощи законодательства, написанного Конгрессом и Федеральным правительством: оно отказывает нам в свободе проявлять нашу добрую волю и диктует нам за нас выбор, забирает наше богатство через налоги и раздает его другим, и заставляет нас следовать своим законам под угрозой тюрьмы и/или штрафов. Довольно претенциозно, если не сказать — самонадеянно. Как любит говорить Рон Пол – «в этом нет вообще никакого здравого смысла». Еще меньше оснований для того, чтобы навешивать на людей, верящих в  неотъемлемое право личности на свободу воли  —  ярлыков чокнутых анархистов и экстремистов.

Итак, поскольку государство у нас определенно не является Господом Богом, в чем же состоит цель государства? К счастью, у нас есть документ, который проливает свет как раз на эти факты. Глава 1, Раздел 8 Конституции США перечисляет 21 обязанность, которые государство призвано исполнять. К сожалению, законодательная власть игнорирует это, исполнительная – искажает, судебная – подрывает, власти штатов пренебрегают своим долгом охранять от всех предыдущих, а народ забыл, что ОН и является правительством. Так что, вместо Конституционной Республики, которая обуздывала бы бюрократию, защищала свободу, и утверждала законность, мы сейчас имеем “демократию”, разъевшуюся до размеров Гаргантюа, и при этом совершенно несостоятельную. Можно тронуться умом, пытаясь сосчитать количество департаментов, программ, управлений, отделов, филиалов и министерств, придуманных антиконституционным законодательством, сочиненным за последнюю сотню лет, чтобы ограничивать и отнимать права людей. Но может ли Конгресс прекратить это? Нет, и люди не настаивают – большинство до сих пор не понимает, что действия правительства в основном не приносят пользы, а по факту – вредят благосостоянию народа и наносит ущерб общему достатку их республики.

Малейшее упоминание о том, чтобы вернуть правительство к Конституционному строю, а значит более подходящему размеру, немедленно дает повод для криков о мраке, гибели и разрушении. Нам сообщают, что без благостного воздействия любого «священного» департамента или программы, намеченных для сокращения: старики будут гибнуть как мухи на улице; все станут бездомными; наши дети будут голодать; страна утонет в грязи; все начнут умирать от ядовитой еды и плохих лекарств; и так на протяжении долгого времени.

Используемые для того, чтобы подогревать людские страхи и поддерживать статус-кво, репортеры очень редко интересуются, на самом ли деле эти программы или службы действительно являются эффективными, или даже вообще стоят налогов. Возьмем, к примеру, Службу по Защите Окружающей среды (EPA). Эта чуть ли не сакральная организация якобы стремится защитить нас от загрязняющего производства при помощи жестких регулятивных рамок, без которых, скорее всего, Америка потонет в невероятном количестве токсичных отходов и вся жизнь исчезнет. На самом же деле, ее же политика и стимулирует производство продолжать загрязнение. Если заплатить штраф обходится дешевле, чем провести реконструкцию производства, направленное на соответствие стандартам, то корпорациям легче заплатить и продолжать загрязнение атмосферы. Правительство собирает штрафы, никаких реформ не происходит, а загрязнение среды продолжается годами. Какая замечательная защита! Если бы EPA действительно хотела защитить окружающую среду посредством навязывания жестких нормативов, то вариантов с уплатой штрафа не было бы,  или они бы превышали затраты на реконструкцию. И вообще, зачем нам нужна такая служба? Согласно Конституции, для этого существует судебная система… защитить собственность от загрязнений или любого другого вреда, и вынести справедливое решение о компенсации и наказании. Строго и правильно вынесенные судебные решения вскоре заставили бы промышленные предприятия завязать с вредными привычками, которые в данный момент поощряются той самой службой, которая  предположительно должна защищать нас.

Другим отличным примером «мастерства» правительства, Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA). Оно должно обеспечивать нам безопасные медикаменты и пищу. Правильно? Естественно, защита нас от смерти и травм стоит потраченных денег. Экономист Рэндалл Холком (Randall Holcombe) клянется в обратном. «Политические эксперты, которые проводили оценку стоимости и выгоду от контроля над оборотом лекарств, пришли к практически одному и тому же мнению – что затраты на регулирование не окупаются», цитирует Томас Вудс (Thomas Woods) в своей книге «Откат» (Rollback).  Не стоит ли нам хотя бы прислушаться к словам экспертов об FDA?  Это не так, как говорит мистер Вудс: Люди будут… стоять и чесать затылки… [удивляясь] что же делать с безопасностью [питания] и лекарств. Он предлагает, и, кстати, правильно, чтобы частные фирмы, как, к примеру, Underwriters Laboratories, могли взять на себя работу об информировании потребителей о безопасных продуктах, но не за счет налогоплательщиков. Хотелось бы добавить, что на недавних слушаниях в Конгрессе высказывалась критика усложнения бюрократией Министерства питания и здравоохранения процесса одобрения медицинского оборудования, что тормозит внедрение новых технологий. И снова, мы считаем, что правительство не всегда является эффективным. Зачем тратить налоговые доллары на то, что частные компании и рынок наверняка могли бы сделать лучше?

Даже без общего согласия в причинах, в свете того факта, что денег на дальнейшее финансирование просто нет, необходимость в сокращении многих регулирующих структур быстро становится нормой. Тем не менее, так как ответом на вопрос «Но как же, как мы сможем защитить каждого?» часто становится свободный рынок, средствами массовой информации сразу же выставляется новое препятствие, на которое наталкиваются люди. Ужасно! Свободный рынок – это предвестник всех бед, которые сваливаются на нас, старых и новых. Раз так, то мы, понятное дело, не можем доверять ему контролировать что-то. Вздор! «Свободный рынок» перестал быть свободным, начиная с 1913 года, когда Федеральное правительство стало осуществлять централизованное планирование нашей экономики и вмешательство в сферу рынка. Любое вмешательство в рынок нарушает природный баланс между спросом и предложением. Если рынок функционирует без особых ограничений, он отражает реальные требования товаров и услуг. Это, в свою очередь, может быть использовано для установления цен на товары, основанных на легком и быстром производстве. Если понять, что экономическая ценность может применяться к любому предмету только на основании того, что потребитель нуждается в нем или желает в достаточной мере для того, чтобы заплатить, а это требует оценки, соответствующей социальной ситуации, и не может быть точно предугадано, тогда мысль, что любая регулирующая структура может превзойти естественный баланс, достигаемый рынком — смехотворна. Как только на рынок начинает накладываться какое-либо ограничение, или при помощи законодательных инструкций, или через организацию централизованного планирования, весы баланса начинают перевешивать с чаши потребителя на чашу производителя. Такое нарушение баланса ведет к быстрому появлению большого бизнеса и организаций, которые быстро протаптывают тропинку в Конгресс, чтобы обеспечить выгоду для себя, но не для потребителей. Нет ничего удивительного в том, что правительство так резво запрыгнуло в машину, заправленную Кейнсом, с его научным обоснованием для централизованного экономического планирования. Это помогло им крепко занять место у руля, крупным производителям – на заднем сидении и оплачивать проезд, а потребителям, если им крупно повезет, в багажнике. Однако гораздо чаще потребители остаются глотать дорожную пыль на обочине. «Свободный рынок защищает потребителей, и ограничивает правительство  и большой бизнес», объясняет Рон Пол, когда его спрашивают, как свободная рыночная система может нас защитить. А крупные защитники правительства были бы рады отбросить все ограничения, чтобы взять своих близких друзей с собой на эту прогулку.

Роль федерального правительства на рынке состоит в том, чтобы гарантировать регулярную и неограниченную торговлю производимыми товарами между любыми сторонами, которые желают сотрудничать и поддерживать соблюдение соглашений между этими сторонами. Оно не должно законодательно контролировать, что можно производить, с целью регулирования коммерции. И никогда не должно было юридически превращаться в структуру, планирующую экономику ради общего благосостояния людей. Вмешательство правительственных регулирующих структур, основанных на теории централизованного планирования Кейнса, и является действительной предпосылкой и реальным источником всех наших настоящих бед. До людей доходит понимание этого факта, и оно подтверждается растущим развеиванием веры в идею, что большее правительство означает лучшее правительство. Не нужно верить в какую-либо одну политическую теорию, чтобы понять привлекательность идеи сокращения правительства. На самом же деле консерваторы, республиканцы, конституционалисты, борцы за независимость и даже Tea Party, так же, как и большинство либертарианцев, которыми нас пугают, легко находят общий язык при защите идеи небольшого правительства. Когда Рона Пола недавно спросили на шоу Дианы Рем о размере правительства, он ответил: «[Оно должно быть] как можно меньше». В течение интервью он позже объяснил: «Нет ничего неправильного, когда говорят, что консерватизм защищает Конституцию, защищает все вещи, которые могут ограничивать правительство. Правительство – враг свободы. Правительство должно очень сильно сдерживаться». Рост поддержки доктора Пола, согласно опросам, показывает, что люди не находят его идеи защиты свободы и маленького правительства настолько уж неприемлемыми, несмотря на то, что средства массовой информации повесили на него ярлык либертарианца. На самом же деле, судя по тому, как часто мы слышим сейчас похожие изречения из уст многих политиков, которые раньше высмеивали Рона Пола из-за его позиции, я бы сказал, что его идеи очень хорошо воспринимаются большинством людей.  Их так много, что можно с полной уверенностью заключить, что «Если мы верим, что обладаем свободой, чтобы действовать по нашей доброй воле, и если мы верим в возможность небольшого правительства, то, скорее всего теперь, мы все – либертарианцы».

Источник: http://www.infowars.com/thanks-to-ron-paul-we-are-all-libertarians-now/

Перевод:  anvictory.org при полном или частичном цитировании гиперссылка на anvictory.org обязательна

Комментарии

3 комментариев на “Настоящие либералы против либерастов и социалистов”
  1. баюн:

    Все сказанное верно, если подразумевать ЧЕСТНЫХ людей. В реальности же не имеет значения, под какой вывеской(демократия, гос-во, свободный рынок, независимые эксперты) прячется жулье. Пока оно рулит миром, все разглагольствования — пустое.

  2. Ответ баюну:

    Ваш комментарий -  классический комментарий человека не берущего на себя ответственность. У таких вечно всякое жулье виновато…

  3. Русский патриот:

    А ведь Баюн в принципе прав. Основной глупостью, присущей либералам (да и либерастам, которые являются просто квинтэссенцией либеральных взглядов, как фашисты- квинтэссенция консерваторов) является мнение, что якобы в обществе между его членами может быть честная конкуренция, которая выявляет лучших. Полный бред. Для понимания этого момента достаточно вспомнить известный афоризм, что «Честность-прекрасная вещь, когда кругом все честные, а один ты среди них-жулик». Поэтому в соревновании между членами общества выигрывает не самый лучший, а самый наглый, нахрапистый, оборотистый, жуликоватый и подлый. А таким моцарты, лобачевские, пушкины не нужны- им важно нахапать денег, набить брюхо жратвой и жить припеваючи. Поэтому как ни странно, но государство ( при всех его минусах в виде бюрократии, непотизма, некомпетентности и прочих всяких «…измов»)- это единственный гарант хоть мало мальски справедливого распределения общественного пирога и развития науки, культуры, образования. Обратите внимание, что любая страна (да те же США) делала рывок в своём развитии только тогда, когда в нём усиливалась роль государства. В XIX веке США (цитадель либерализма) были по мировым меркам заштатной провинцией, а существовавшие там порядки описывались фразой «анархия плюс констебль». Хоть одного учёного из США XIX века вспомните, кроме Гиббса? Поэтому, как ни печально для доморощенной либерастии- но только государство способно сплотить нацию и сделать страну сильнее и только либерализм способен страну раздербанить (классический пример- либеральные 90-е годы в России). А что касается ответственности за свою судьбу- то ответственность на себя берёт каждый сам столько, сколько может унести и никакого отношения к либерализьме это не имеет. Но это-моё мнение.

Оставьте комментарий