anvictory.org » Новости » «Тюремный романс» по-приморски

«Тюремный романс» по-приморски

Познакомились благодаря ОМОНу

Как это ни странно, но влюбленные благодарны событиям 21 декабря 2008 года, когда на центральной площади Владивостока подмосковный отряд ОМОНа «Зубр» незаконно избил мирных жителей. Под пресс тогда попала и Олеся — ее среди других горожан доставили в отдел милиции и обвинили в «участии в незаконном митинге». Девушка судилась год, доказывая свою невиновность, перезнакомилась с многими интересными людьми и перелопатила тонны юридических документов.

- Тогда я поняла, что система правосудия в нашей стране далеко не идеальна, — рассказывает она. — При удачном стечении обстоятельств из невиновного человека можно сделать виновного. В марте 2009 года, едва я оклемалась от декабрьской истории, моя подруга рассказала мне историю еще одной несправедливости и попросила помочь абсолютно незнакомому мне человеку.

24-летнего Антона Шаршеева обвиняют в том, что он с сослуживцем избил задержанного так, что тот потом умер в больнице
24-летнего Антона Шаршеева обвиняют в том, что он с сослуживцем избил задержанного так, что тот потом умер в больнице

Им оказался 24-летний Антон Шаршеев, лейтенант милиции Океанского ОВД. Его обвиняли в том, что он с сослуживцем избил задержанного так, что тот потом умер в больнице. Прочитав все материалы дела, Олеся решила: обвинение довольно надуманное. И так считает не только она. 

Отдувается за преступление своего начальника?

История мытарств Антона по СИЗО и судам началась в августе 2008 года. Тогда на больничной койке умер 38-летний Вячеслав Волобуев. Днем он шел вместе с братьями по улице, когда рядом остановилась патрульная машина. Из нее выскочили трое милиционеров, один из них сразу ударил Вячеслава. Потом всех братьев отвезли в отделение. Там Вячеслава избивали дальше, а через некоторое время отпустили с миром. Вечером мужчине стало плохо — его отвезли в больницу. Перед тем как он умер, он успел рассказать, КТО именно его избивал.

Оказывается, жена Волобуева довольно долгое время была любовницей одного из офицеров Океанского ОВД. В очередной раз она пожаловалась возлюбленному на грубость мужа и тот, видимо, решил разобраться по-своему. Попросил подчиненных «организовать» задержание. Сам он, по изначальным (потом они изменились до неузнаваемости!) показаниям свидетелей, и избивал Волобуева.

Мотив есть, свидетели тоже, да и пострадавший успел назвать имена, среди которых, кстати, Антона Шаршеева и близко не было. Каким образом тогда за решеткой оказался лейтенант? Ему дали 12 лет строгого режима?! При этом основываясь на показаниях ранее подозреваемого?! Пытаясь найти ответы на все эти вопросы, Олеся решила стать общественной защитницей милиционера. 

Любимого видела лишь на фотографиях

Какое-то время Олеся лишь со стороны следила за делом. Но, чем больше она вникала в детали истории, тем больше убеждалась в мысли, что не может остаться в стороне, должна помочь парню.

Олеся стала общественной защитницей милиционера. А потом решила стать и женой
Олеся стала общественной защитницей милиционера. А потом решила стать и женой

- С Антоном первое время общались только через адвоката, — вспоминает Олеся. — Оказалось, что это замечательный человек. В милицию он пошел, чтобы защищать каждого, кто страдает от несправедливости. Он из категории правильных милиционеров. И еще он очень добрый. Патрульные гоняют старушек-дачниц, торгующих на улицах выращенными овощами. Причем делают это часто очень грубо. А Антон их жалел, как-то раз даже выкупил весь товар, чтобы помочь бабушке!

Целый год девушка общалась со своим подзащитным записками, встречаться им не разрешали. Олеся познакомилась с родителями Антона, они показали ей фотографии. Только на них она и видела Шаршеева.

А в мае этого года Антон передал Олесе очередную записку. Только в ней он не говорил о деле, а… просил Олесю выйти за него замуж.

- В ответ я написала лишь одно слово: «Да!» Зачем искать, если лучшего не найти? Если видишь в нем себя и чувствуешь, даже ни разу не видев…

«Свадьбу сыграем два раза»

Впервые встретились влюбленные только в августе. В совсем не располагавшем к романтике следственном кабинете, где нельзя ни пообщаться толком, ни просто взяться за руки.

- Увидев его, я окончательно поняла, что это мой человек и мое согласие ни в коем случае не ошибка. Мне казалось, что я знала этого человека всю жизнь. И все обвинения — просто нелепость, — вспоминает Олеся.

Разрешение на регистрацию брака девушке пришлось буквально выбивать. После долгих беганий по кабинетам, кучи потраченных нервов и моря слез добро на свадьбу наконец-то дали. Теперь влюбленные с нетерпением ждут заветной даты.

Конечно, свадьба будет более чем скромной: какие могут быть платья, лимузины и постановочные фото, когда жених сидит в СИЗО? Но Олеся уверена: когда они докажут невиновность Антона, они сыграют свадьбу заново: пышную и красивую.

- Теперь нас двое — и каждый готов бороться до конца, поддерживать друг друга, — убеждена Олеся. — И мы уже не жалеем о случившемся: ни он, что оказался не в то время не в том месте, ни я, что ввязалась в это дело. Ведь мы нашли друг друга. Мы дойдем до Верховного и Европейского судов, если понадобится. Вместе мы непобедимы!

 

Источник: KP.ru

Комментарии

2 комментариев на “«Тюремный романс» по-приморски”
  1. Guest:

    Мент должен сидеть в тюрьме!

    Не бывает невиновных ментов. Если мент не сидит — это не его заслуга, это наша небоработка

  2. Guest:

    «Есть женщины в русских селениях….». Да-с. Всё уже сказано и охарактеризовано до нас. Читайте Некрасова.

Оставьте комментарий