anvictory.org » Сопротивление » Накануне Рождества. Румыния — год 1989.

Накануне Рождества. Румыния — год 1989.



 К концу 80-х годов социалистическая республика Румыния находилась в глубочайшем кризисе. Как впрочем и весь «социалистический лагерь» (вспомнился анекдот времён перестройки — почему у них «капиталистический мир», а у нас «социалистический лагерь»))). Только Румынии — было много тяжелее. Дело в том, что местный «отец нации» Николаэ Чаушеску — был личностью интересной и не совсем адекватной.

Стремясь построить «СУВЕРЕННЫЙ СОЦИАЛИЗМ» (ничего не напоминает???), товарищ Чаушеску всячески дистанцировался от Москвы и других стран «народной демократии» и откровенно заигрывал с Западом. Дошло до того, что румынская армия — единственная среди союзных СССР армий — имела на вооружении образцы западного оружия. Высокие цены на нефть, царившие в мире в 70-е годы позволяли «гению Карпат» брать крупные кредиты у западных банков в обмен на румынскую нефть и продукцию сельского хозяйства. Однако с началом 80-х годов цены на нефть резко пошли вниз и «гений Карпат» с удивлением, характерным для «суверенных диктаторов», увидел, что у Румынии колоссальный внешний долг и страны — кредиторы требуют платить по счетам.

Сообщив народу о «кознях врагов и кризисе капитализма», Николаэ Чаушеску заявил о необходимости подтянуть пояса и не позволить империалистам задушить «суверенную» Румынию. Был принят целый ряд «суверенных мер» для спасения (по меркам совков) местной экономики. Долги погашались за счет сокращения импорта и форсирования экспорта товаров, в том числе продовольствия и предметов потребления. Дабы выплатить займы, вся страна была призвана к экономии; с 1983 Румыния вообще перестала брать деньги за рубежом, сократила до необходимого минимума импорт и расширила экспорт — например, вывозила мясо в СССР при введении в Румынии карточек на него. В 1982-83 карточная система на продукты питания была введена всюду, кроме столицы, и в самые суровые дни в месяц полагалось 2 фунта сахара, 2 фунта муки, полфунта маргарина и пять яиц, перебои были даже с картофелем и хлебом, которые шли на экспорт.

С 1981 началась еще и борьба за экономию энергии. Владельцам автомобилей полагалось 30 литров бензина в месяц, нормальной температурой в офисах сочтены были +14 градусов, горячую воду давали в жилых домах один день в неделю, на комнату жилого фонда полагалось не более одной 60-ваттной лампочки, но при этом офис Чаушеску потреблял 85 тыс. ватт, т.е. как 450 4-комнатных квартир. Стремясь обрести экономическую независимость, режим Чаушеску приступил к ускоренному выплачиванию внешнего долга за счет «жесткой экономии» и «ограничения расходов». Румынии пришлось напрячь все силы, чтобы, во-первых, быстро расплатиться с Западом и, во-вторых, ослабить зависимость от торговли со странами советского блока (с которыми Чаушеску испортил отношения ещё раньше). Эти цели были достигнуты за 1987-89 годы, но ценой лишений для населения. В те годы по вечерам рано гасили свет на улицах и в домах, только 2-3 часа в день работало телевидение, горячая вода практически не подавалась. Обострилась продовольственная проблема.

Естественно, программа «жесткой экономии»не касалась самого Чаушеску, а также его «партии власти». Здесь у ребят было всё нормально. Отличные дома отдыха, здравницы, курорты, систематические выезды за рубеж, многочисленная охрана и прислуга — этим верные «чаушесковцы» были обеспечены в полном объёме. Толпы придворных лизоблюдов и «журношлюх» воспевали Никалаэ Чаушеску как «Основателя истории», «Нежный поцелуй Родной земли», «Провидца будущего», «Нашего мирового Бога», «Титана из титанов», «Сына Солнца», «Нашу Полярную звезду», «Священный Дуб Славы Румынии», «Символ Мира и Света», «Живой Огонь», «Князя Грации», «Сокровищницу мудрости», «Человека с Нравственностью Святого», «Чудесное Воплощение Добра», «Спасителя».. Однако народ был о «гении Карпат» немного другого мнения.

За народом присматривала мощная и вездесущая тайная полиция «Секуритате», которая вместе с легендарными КГБ и Штази считалась кошмаром любого недовольного «социализмом».Методы «сикуритате» не отличались оригинальностью. Недовольных политикой «партии и правительства» либо сажали, либо убивали руками «иностранных специалистов» из числа арабов и палестинцев (это тоже нам знакомо). Начиная с 1985 года, по мере распада советского блока и откровенного презрения Запада, Чаушеску обратил свои взоры на Ближний Восток и Азию…В Бухарест и обратно зачастили делегации из КНДР, Ливии, Сирии, Ирана и других стран «антиимпериалистического направления». Одновременно смуглые арабские хлопцы стали усиленно тренироваться на базах румынской госбезопасности. Однако после окончания тренировок арабы домой не уезжали, а оставались в Румынии на территории закрытых воинских частей вокруг Бухареста. Как и положено настоящему «суверенному лидеру», Чаушеску не сильно доверял своим землякам. И вскоре эти нукеры -Чаушеску потребовались.

В августе Чаушеску с гордостью заявил — что внешний долг Румынии полностью погашен и вообще — «жить стало лучше, жить стало веселее». Никаких перемен и реформ Чаушеску делать не собирался, ибо «Скорее Дунай потечёт назад чем в Румынии начнётся «перестройка»»… Здесь «титан из титанов» оказался прав…перестройки в Румынии не получилось.. получилась Революция. Хотя этого, казалось, ничто не предвещало. Всё было, как казалось Чаушеску, даже очень хорошо. Всю осень и начало последней для себя зимы 1989 Чаушеску вел насыщенный образ жизни — принимал делегации из разных концов мира, раздавал интервью газетам (КНДР, Кувейта, Кубы), посещал предприятия в разных концах Румынии, получал титулы от производственных коллективов, хотя ему известно было многое о положении дел в стране — после его казни в кабинете нашли выкладку официальных и реальных экономических показателей. 14 декабря он был, с пароксизмами восторга, с продолжительными апплодисментами (зал стоя аплодировал ему 62 раза), опять избран на все свои посты 14-м конгрессом партии, и 17-го поехал в Тегеран.

Революция 1989 началась с расстрела демонстрации в Тимишоаре. В принципе, город имел лучший стандарт жизни, чем страна в целом, и положение в самой житнице страны позволяло обеспечивать его продовольствием в куда большей степени, чем Румынию в целом, и только в октябре 1989 здесь были введены продовольственные карточки. 16 декабря там вышли протестовать против задуманной депортации диссидентски настроенного пастора Ласло Текеша (этнического венгра) по обвинению в разжигании межнациональной розни (тоже популярная статья в «суверенной Румынии»).

Пастор отличался на ниве диссидентства, писал статьи о преследованиях инакомыслящих в самиздат, был в проблемных отношениях с епископами местной церкви, выступал против кампании по «систематизации» деревень, передавал за рубеж данные о притеснениях венгерского меньшинства и вообще положении дел с правами человека в стране. Первым актом кампании по обузданию пастора стало выселение его в середине декабря из занимаемого им жилья на основании решения собранной угрозами ареста клерикальной комиссии. Прихожане, почти исключительно венгры, образовали живую цепь вокруг квартала, к ним примкнула масса прохожих, в основном студентов, к семи вечера первоначальный предлог собрания был окончательно задвинут на задний план. Толпа двинулась в центр города и начались массовые беспорядки с попытками сжечь районный комитет партии. После битья палками, поливания водой и применения слезоточивого газа демонстрацию удалось разогнать, но на следующий день протестующие сумели не только собраться снова пятитысячной толпой, но и ворваться все же в райком и повыкидывать идеологическую литературу из окон; на сей раз против них послали армию. Примерно в восемь вечера военные стали стрелять на поражение. С этого вечера и далее было запрещено собираться группами более двух человек, но напрасно — 20 декабря собралось около 100 тыс. человек; в ответ правительство сформировало в соседних городах отряды рабочих, вооружило их палками и послало в Тимишоару «бороться с хулиганами и венграми, опустошающими город». Идея эта оказалась не очень хорошей, поскольку вновь прибывшие в итоге присоединились к протестующим. На стороне оных сыграла и погода, видный участник дела Клаудиу Иордаче сказал о ней, что она помогла больше, чем пять дивизий, поскольку было тепло и эффект от водометов был совсем не таким.

В тот же день Чаушеску прервал свой визит в Иран и вернулся в страну, вышел в эфир из Бухареста, назвав участников демонстраций врагами революции. А 21 числа выступил перед собранной административными способами на пьята Республика толпой с балкона ЦК в том же духе, присовокупив популистские обещания, типа повысить зарплату на 100 лей (аж целых 4 бакса). Во время выступления, примерно на восьмой его минуте, толпа стала скандировать «Тимишоара! Тимишоара!» и началась стрельба. Предположительно, «секуритате» обстреляла толпу, или, по другой версии, противники Чаушеску в армии это сделали, чтобы разжечь страсти. Лидеры партии пытались было бестолковыми репликами утихомирить толпу, но в итоге сочли за лучшее попрятаться в здании. Толпа сконцентрировалась в прилегающем районе, скандируя антиправительственные лозунги и размахивая «порезанными» флагами (из флагов вырезали герб социалистической Румынии).

Спустя 50 минут после начала трансляции генерал Войня дал указание частям 1-й армии направляться в центр города с бронетехникой. Данные им инструкции не предусматривали, однако, стрельбы по демонстрантам, хотя офицеры нижнего звена в частном порядке разрешили стрелять по ногам. Ближе к вечеру начался разгром демонстрации, с применением спецсредств в широком спектре от водометов до танков, и к 3 часам ночи удалось ее разогнать. Однако Чаушеску — это уже не могло никак помочь. Терять румынам было уже нечего и Революция началась.

Тем не менее, в 7 утра стали поступать сообщения, что из промышленных пригородов Бухареста в центр города направляются огромные толпы рабочих, которые по ходу дела преодолели баррикады, воздвигнутые полицией . В 10 утра по радио объявили о введении военного положения и запрете собираться группами по 5 и более человек, но к тому времени полиция и армия стали присоединяться к гражданам. Однако армия не торопилась исполнять приказы «титана титанов». И здесь Чаушеску отдаёт пожалуй ДВА роковых приказа. Первый — ликвидировать министра обороны генерала Миля как предателя. И второй — запустить в дело чрезвычайный «План А» по уничтожению повстанцев руками иностранных «специалистов».

Генерал Миля был убит телохранителями Чаушеску и введённые в Бухарест войска потеряли управление и стали брататься с народом. Это подтолкнуло бывших соратников «гения Карпат» искать выход из сложившейся ситуации и спасать собственные жизни по принципу «Я всегда был с народом».Тем временем толпы народа захватили телецентр и вышли в эфир с сообщением «Диктатор свергнут». Образовался т.н. Фронт Национального спасения которому переходила вся власть на момент восстания.

Спустя несколько часов в бой вступили ближневосточные «коммандос Чаушеску», которые были вооружены и оснащены лучше, чем регулярная румынская армия (прямо на одну страну похоже очень). Мобильные отряды террористов облачённые в гражданскую одежду пользуясь разветвлённой сетью подземных коммуникаций внезапно наносили удары в разных концах города. Под обстрел помимо восставших попали румынские военнослужащие, от пуль погибло несколько офицеров. Видимо расчёт был на то, что армия разъяренная потерями, начнёт давить восставших танками. Но к чести румынских военных — они быстро поняли «откуда дует ветер» и принялись истреблять террористов «секуритате» всеми доступными способами. В городе вспыхнули уличные бои. Вечером 21 декабря толпы восставших рабочих и солдат блокировали Дом Правительства, где находился Чаушеску с супругой Еленой. Утром 22 декабря, поддавшись на уговоры нового министра обороны генерала Стэнкулеску, Чаушеску бежал на личном вертолёте прямо из здания правительства. Спустя пару часов здание было взято восставшими без сопротивления. Многочисленная стража из румын просто испарилась, а генералы армии и госбезопасности торжественно перешли на сторону ФНС, попутно отдав приказ на задержание беглого «хозяина Румынии».

Основные события произошли вечером 22 декабря и в ночь на 23 число. Вертолёт Чаушеску был перехвачен истребителями ВВС и вынужден был приземлится на окраине городка Тырговиште, откуда Чаушеску с женой и парой подручных ПЕШКОМ отправились в местный комитет правящей партии. Их узнали и не пустили туда))). Побродив вокруг, «гений Карпат» был задержан патрулём местного ГАИ. Опознав Чаушеску и с радостью накостыляв по шее его шестёркам, румынские «гайцы», сдали его на руки военным. Те тоже особо церемонится с «Живым огнём» не стали и заперли его в БТРе отослав шифровку в столицу о его задержании. Тем временем в Бухаресте арабские коммандос, исполняя приказ уже пойманного Чаушеску, предприняли ночной штурм телецентра, где находился штаб восстания. Трижды за ночь спецназ «секуритате» пытался прорваться в здание, но каждый раз был отброшен огнём танков и БТРов румынской армии. В ответ, многочисленные снайперы вели обстрел скоплений людей с крыш …Бои в столице продолжались не менее 3 суток было убито несколько сотен повстанцев, но и все морги Бухареста были забиты трупами смуглых парней без документов, но с оружием…

Кроме Бухареста яростные бои шли в городе Сибиу, где руководил будущий «преемник» Чаушеску -его старший сын Нику. Там местная полиция и секуритате убили в общей сложности более 50 человек. В ночь с 24 на 25 декабря неизвестными была атакована и воинская часть, где содержался Чаушеску. Но было уже слишком поздно. Прилетевший из столицы прокурор с характерной фамилией Попа уже вынес свой приговор.

На неформальном суде, «суверенный президент» явно находился в шоке и полной прострации: хамил обвинению и нёс откровенную пургу. Николае Чаушеску упорно заявлял, что будет выступать только перед Верховной ассамблеей, иногда выдавал пассажи про то, как он накормил всю страну, обеспечил ее жильем и сделал предметом зависти всего мира, Елена Чаушеску в основном отпускала замечания о том о сем («какой еще геноцид? В любом случае, не буду отвечать ни на какие вопросы!»). Совместными усилиями они изложили, что семья Чаушеску живет в обычнейшей квартире, никаких счетов в Швейцарии не имеет, но отринули предложение подписать документ о согласии перевода любых денег, которые там могут обнаружиться, в пользу государства, и отказались признать себя душевнобольными, дабы избежать приговора, как им предлагал прокурор. Все мероприятие снималось на пленку, причем судьи и обвинители в кадре не фигурировали. Суд не затянулся, итогом его стал смертный приговор с конфискацией, и сразу окончания мероприятия обоих Чаушеску расстреляли как собак у стены армейского склада. Елена перед строем кричала «подумайте, детки, я двадцать лет была вам как мать!», однако, по свидетельствам, расстрельная команда с исполнением своих задач не задержалась ни на миг, потратив более 200 патронов (так сильно любили вождя его солдаты). О факте казни сообщили официально только 25 числа.

На этом собственно и закончилась самая кровавая из восточноевропейских «бархатных революций». Имперасты всех мастей продолжают утверждать, что «гения Карпат» погубил совместный заговор спецслужб СССР, США Франции и Венгрии. Вот товарищ Кара-Мурза даже книжёнку состряпал про предтечу оранжевых революций. Ну что здесь сказать — имперасты всегда стараются собственную никчёмность и тупость свалить на мифических «внешних врагов и внутренних наймитов». А уж словосочетание «народное восстание» -вообще вызывает оторопь, близкую к истерике. Ибо, по мнению совков и федерастов (это нынешняя разновидность «имперастов» -они же «путирасты» они же «вертикальцы»), народ есть быдло, которое должно молчать и лизать барский сапожёк. А раз быдло восстало — значит это происки ЦРУ и Мосада. Такая вот логика…

СОВЕТУЮ ПРОЧИТАТЬ СТАТЬЮ ВСЕМ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ВЛАСТИ ОДНОЙ БОЛЬШОЙ СТРАНЫ, ОСОБЕННО ЕЁ СИЛОВИКАМ. ПОМНИТЕ СУДЬБУ ГЕНЕРАЛА МИЛЯ.

Иван Поморцев

 


 

Комментарии

Оставьте комментарий