anvictory.org » Новости » «Удары не были опасны для здоровья»

«Удары не были опасны для здоровья»

«Убийца! — завидела конвой и задержанного одна из родственниц. — Как тебе не стыдно! Людей просто так на улицах убивают!»
Под крики возмущенных родственников и детский плач (сестра убитого привела с собой маленького сына, которого было не с кем оставить дома) Ибрагимова вели по коридорам суда. Его сопровождали восемь автоматчиков спецназа в масках и бывшие коллеги — милиционеры. Сам Ибрагимов натянул на глаза капюшон черной куртки, а нижнюю половину лица закрыл шерстяным шарфом, который не снимал, даже отвечая на вопросы судьи. «Мне жалко маму этого человека, что она воспитала такого», — говорила журналистам тетя убитого. Она же рассказала, что ее племянник собирался в ближайшее время уезжать к своей матери в Абхазию: женщина тяжело болеет, и сын хотел ее навестить. В Москве Гурцкая жил у сестры в Алтуфьево, а в Кузьминки в понедельник приехал к родственникам — семье Джомидава. «Они с Давидом, это тоже наш брат, чемодан пошли покупать», — рассказал «Газете.Ru» двоюродный брат убитого Эдуард Джомидава.

 

Пьяные милиционеры подошли к Эдуарду Гурцкая и Давиду Джомидава втроем. «Эти двое держали Давида, а третий бил Эдика. Он еще кричал ему: «Ну, ударь меня, давай, я уже отдежурил!» — а брат отказывался, зачем с милиционерами связываться», — рассказал Джомидава.
Давида Джомидава Ибрагимов не бил — его, как утверждают родственники и свидетели, держали, выкручивая руки, Виктор Кузнецов и Алексей Черников. Коллег Ибрагимова, которые тоже были пьяны в тот вечер, задержали во вторник утром, но потом отпустили: руководство ГУВД ограничилось увольнением сотрудников за пьянство. 26-летний Кузнецов и 22-летний Черников проходят свидетелями, с чем родственники убитого категорически не согласны. «Какими они могут быть свидетелями, если они тоже сотрудники милиции, были там, пьяные, и ничего не сделали, чтобы его остановить?» — возмущалась тетя убитого, заходя в зал суда.

 

Родственники заняли в зале заседаний целый ряд деревянных скамеек, они тихо перешептывались, глядя в сторону клетки. Ибрагимов сидел за решеткой в ботинках без шнурков, черных спортивных штанах и зимней куртке. Увидев зрителей, он еще сильнее наклонил голову и больше натянул капюшон. «1987 года рождения, среднее образование, холост, детей нет, не судим, безработный, уроженец Калмыкии», — зачитывал следователь. 22-летний обвиняемый работал в органах недолго — его приняли на службу в милицию только в начале 2009 года. В Москве он жил в общежитии МВД, потом снимал квартиру в Лыткарино. Отсутствие у Ибрагимова постоянной прописки следователь подчеркивал особенно, посвятив этому даже больше времени, чем перечислению травм, которые пьяный милиционер нанес своей жертве (сломанные ребра, ссадины грудной клетки, разрыв печени — Ибрагимов прыгнул на Гурцкая, когда тот упал на землю). «Я возражаю! — вступился за задержанного адвокат Сергей Шушпанов. — В Москве мой подзащитный живет вполне легально, и от следствия он скрываться не намерен. А вот от родственников убитого ему уже поступают угрозы».

 

- Мне сказать нечего, — сквозь шерстяной шарф прохрипел Ибрагимов, когда очередь говорить дошла до него.

- Но вы против ходатайства? — настаивал адвокат.

- Против, — еще тише сказал обвиняемый и сел на место.

 

У судьи сомнений не возникло: «Ходатайство следствия подлежит удовлетворению». Как минимум два месяца бывший милиционер Ибрагимов проведет в СИЗО.

После заседания адвокат обвиняемого пообещал обжаловать это постановление и заявил: драка Ибрагимова и Гурцкая бытовая, пьяны были оба, милиционер не собирался никого убивать.

«Для начала поясню, что драка была только между моим подзащитным и Гурцкая, больше никто в ней не участвовал. К тому же пока неясно, кто ее спровоцировал — может, сам потерпевший, знаете ведь как бывает: люди темпераментные, да еще согретые горячительными напитками, — рассуждал адвокат. — Мой подзащитный признает себя виновным частично. Когда он бил, он считал, что такие удары не были опасны для здоровья».

 

 

 

Обвинение Ибрагимову предъявлено по ч. 4 ст. 111 (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего) и по пп. «а», «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий) УК РФ. Максимальное наказание по этим статьям — 15 и 10 лет соответственно, — сообщает Газета.ру.

 

Комментарии

Оставьте комментарий