anvictory.org » Новости » Путинские тюрьмы. По ком звонит колокол?

Путинские тюрьмы. По ком звонит колокол?

В минувшее воскресенье во время проходившего в петербургском выставочном комплексе ЛЕНЭКСПО российско-финского Лесного саммита, в котором принимал участие Владимир Путин, возле него появились несколько человек с такими плакатами: «ГУФСИН СПБ = ГУЛАГ 2009», «Генерал Маленчук и его челябинская команда: Типпель, Бычков, Прутников и др. преступники-коррупционеры-садисты извращающие закон», «Генерал Маленчук и Ко — преступники в погонах». Премьер-министр об этом ничего не узнал, поскольку протестующих оперативно скрутила милиция. Но что заставило людей выйти к Ленэкспо требовать отставки начальника Федеральной Службы Исполнения Наказаний по Санкт-Петербургу генерала Владимира Маленчука?

 

«..еще в «этапке», при поступлении мне сунули на подпись заявление в СДиП (лагерная Секция Дисциплины и Порядка) и 106-ю (ст. 106 УИК РФ, обязательства работать бесплатно на благо лагеря не менее двух часов в неделю) на подпись. Я отказался. Тут же меня вывели в соседнюю комнату, пять или шесть сук-сдпшников меня скрутили и содрали с меня штаны. Привели «пинча» (осужденный, открыто занимающийся гомосексуальными связями в лагере) и сунули под нос заявления: — Пиши, а то сейчас в..бем и из этапки поедешь прямиком в «обиженку».

«.. меня вытащили из карцера к хозяину, который с ходу сказал, что я попал. Всех, кто вовремя не возвращается из отпуска, получает членом по лбу. Само собой, тебе перебьют режим с поселка на общий, но член придется подержать на лбу. Сам виноват».

 

Эти и еще многие подобные истории я неоднократно слышал от разных зэков. Меня лично во время отсидки неоднократно пугали СДПшники, что опустят, если буду упираться и не подписывать согласия на доносы. Что поздно будет думать, когда между членом «пинча» и моей задницей будет расстояние толщиной в папиросную бумагу. Кошмарили меня серьезно. И на фоне массы тех жутких историй, что рассказывали мне ранее, выглядело все убедительнее некуда.

В общем, много я слышал, пока сидел, о беспределе. Но вот увидеть все это на видео пришлось в первый раз. Эти жуткие кадры пришли по почте на адрес Союза Заключенных — правозащитной организации, созданной бывшими узниками российских тюрем.

 

То, что эти сцены регулярно снимают представители правоохранительных ведомств, — давно уже не секрет. Делают они это для того, чтобы потом показывать подследственным, или несговорчивым преступникам, или своим коллегам, которые тоже становятся преступниками, потому что не обращаются в прокуратуру, скрывая должностные преступления других. Теперь беспредел переполнил чашу до предела и вылился на глаза и на лицо общественности. Может, теперь мы очнемся и поймем, в какой стране мы живем. Как ведут себя и что делают блюстители закона и порядка в российских колониях.

 

Когда я показал и попросил прокомментировать эти кадры одному человеку, проведшему двенадцать лет в местах лишения свободы, половину срока отбывшему в лагерных тюрьмах, видавший многие виды зэк сказал мне:

- Максим, не спрашивай меня ни о чем. Тошнит.

Вместе с видео мы получили письмо — обращение к президенту РФ от Екатерины Устиновой — жены одного из изображенных на фотографиях и подвергавшегося этим жестоким пыткам, теперь уже бывшего осужденного. Бывшего потому, что его больше нет в живых. Он перерезал себе горло, что часто делают з/к, оказавшиеся в подобных ситуациях. Что творилось и творится у этой женщины на душе после того, как она увидела последние часы жизни своего мужа? Об этом даже догадываться тяжело. Но в обращении Медведеву она написала сухим языком, почти без эмоций:

 

В настоящее время Следственным Управлением по Санкт-Петербургу и ЛО Следственного Комитета при Прокуратуре РФ расследуется уголовное дело возбужденное 17.02.09. в отношении сотрудников ГУФСИН по СПб и ЛО. Данное уголовное дело на сегодняшний день включает в себя несколько эпизодов…

 

Вот некоторые эпизоды:

Заключенный Биязов совершил побег из колонии поселения Форносово. Мотивом побега послужило вымогательство денег за условно-досрочное освобождение со стороны сотрудников колонии. Биязова спустили в подвальное помещение, раздели догола, побрили волосы на голове и всём теле. После чего полковник Балоболко и майор Хачикян написали на груди и спине Биязова «петух». Затем избили его, в избиении принимал участие подполковник Тепель, пластиковой вешалкой целенаправленно били по половым органам (нанесли более 10 ударов). После этого Биязова «опустили» — черенок от швабры был введен в анальное отверстие, после чего этот кусок швабры был засунут ему в рот. Затем по приказу полковника Балоболко Р.Р. один из заключенных засунул Биязову член в рот, при этом все свои действия снимали на видеокамеру. Данное преступление по приказу и под непосредственным руководством начальника оперативного управления ГУФСИН Тепеля В.И. совершили: зам. начальника оперативного управления ГУФСИН полковник Балоболко Р.Р., начальник отдела розыска майор Берёзкин, начальник ИК47/6 подполковник Гаврилов, зам. начальника ИК47/6 майор Хачикян.

Аналогичная история произошла ранее в МОБ им. Ф.П. Газа, в декабре 2008 г. с осужденным Ниязовым, который прибыл в больницу с ИК-5 за девять дней до своего освобождения. Начальник отдела противодействия преступным группировкам ГУФСИН майор Петров по прямому приказу подполковника Тепеля В.И. прибыл в МОБ и под угрозой расправы заставил «активистов» избить и «опустить» Ниязова, также снимая все эти действия на видео. Данное видео приобщено в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела.

 

Однако, как пишет Устинова, целый ряд подобных преступлений, совершенных сотрудниками ГУФСИН, остались пока не раскрытыми. Она утверждает, что ее мужа Евгения Секачева избили и изнасиловали за вынужденный побег из все той же колонии — поселения Форносово Ленинградской области. Администрация в лице начальника колонии майора Прутникова А.В. со своим заместителем вымогала у него деньги на УДО. Секачев был пойман, после чего был помещен в ШИЗО, где был раздет, избит и «опущен». В избиении и «опускании» принимали участие непосредственно майор Прутников А.В. и майор Кашинцев С.Ю., подполковник Тепель В.И. присутствовал при этом. Секачеву ввели в анальное отверстие резиновую дубинку, а потом ее же засунули ему в рот. Затем майор Прутников А.В. держал Секачеву голову и приказал осужденному Тихомирову Николаю засунуть ему член в рот. Все это было снято ими на видеокамеру. После выхода из ШИЗО Секачев перерезал себе горло, т.к. не смог смириться с таким унижением. Умер в реанимации. До свободы ему оставалось менее шести месяцев.

 

Такими историями нашпиговано все письмо:

«В январе этого года в ИК-4 Форносово за один день были зверски избиты и «опущены» четыре человека — Самойлов (председатель СДПК), Чекин, Карпов Владимир, Докучаев Антон. Все они были пойманы за курением гашиша. Особенно сильно был избит Самойлов. Избивал лично майор Прутников А.В. с лейтенантом Беляковым и лейтенантом Остриковым (зам по БиОР), при этом майор Прутников А.В. кричал: «как я вас ненавижу питерские петухи!» После избиения их всех «опустили» и поместили в отряд к «опущенным».

 

«В кабинете полковника Бычкова Е.Г. приковали его наручниками к батарее и избивали его несколько часов резиновыми дубинками. В результате Лукину сломали два ребра, нанесли насколько рваных ран на голове, от этих ударов Лукин получил сотрясение головного мозга. Был доставлен в МОБ, где проходил длительное лечение».

«Довгополый А.С. и подполковник Тепель В.И. в следственном изоляторе 47-4 Лебедево, пытками вымогали из подследственного Гловацкого (проходит обвиняемым по делу о мошенничестве) крупную денежную сумму. Били его, вешали за руки в наручниках. Деньги передала жена Гловацкого. У Гловацкого до настоящего времени не восстановилась функция пальцев на руках».

 

В конце письма Устинова указывает, что генерал Владимир Маленчук, глава Ленинградского ФСИН, не просто не мог не знать о происходящем, но и сам отдавал приказы на совершение подобных преступлений. А теперь использует весь свой административный и оперативный ресурс для противодействия следствию по возбужденному в отношении извращенцев в погонах уголовному делу: «Любой русский офицер на месте генерала Маленчука должен подать в отставку. Но, видимо, генералу Маленчуку не известно, что такое офицерская честь».

Армия маньяков-извращенцев, носящих погоны с большими звездами, десятками насилует и убивает осужденных, сколотив для этого не одну банду из числа тех же осужденных. Евсюков по сравнению с этими маньяками просто ангел. Он тупо по пьянке расстрелял десяток человек, уйдя в виртуальный мир, думая, что сидит за компьютером. Лейтинант Мец из Омска тупо застрелил отвергнувшую его девушку, водителя такси, а потом себя. Это нервный срыв, исключение из правил.

 

Но система гораздо страшнее. Вот сосед, носящий шеврон Минюста (никогда не видел, чтобы работники ФСИН носили свои шевроны), отведя своего ребенка в детский сад, едет на машине на работу, где принуждает одних зэков насиловать других. Всех их суд приговорил к лишению свободы. И где? В колонии — поселении! Куда чаще всего отправляют осужденных за мелкие мошенничества или вообще дорожно-транспортные нарушения, там нет насильников и убийц, кем так любят пугать ФСИНовские офицеры.

 

И я не могу понять самого важного: а что думают и чувствуют наши офицеры — россияне, когда заставляют одну группу осужденных насиловать другую? Потом смотрят все это и снимают на видеокамеру. Удовольствие или удовлетворение? Может, мстят за свое несчастное детство? Фрейд, наверное, нашел бы им оправдание, свалив корень диагноза на отца, слесаря и пьяницу, или мать — уборщицу вокзала.

 

А, может, они думают, что делают благое дело. Борются с преступностью и во время изнасилования поют про себя известную песню:

Наша служба и опасна, и трудна. И на первый взгляд как будто не видна!

 

А, может, поют другую песню:

Офицеры, офицеры, ваше сердце под прицелом! Офицеры, россияне, пусть свобода воссияет!

Так, кажется, хрипит из года в год Газманов, на всех официозных праздниках. Будет петь свой шедевр он и 31 октября. Это не на Хэллоуин, это на День конвойного — ныне государственный праздник работников Следственных изоляторов и Исправительных колоний Российской Федерации. Празднуется аккурат на следующий день после Дня политзаключенного, отмечаемого с семидесятых годов советскими диссидентами 30 октября.

 

Но мне кажется, что они слышат голос свыше. Кто-то шепчет им ночью и днем на ухо, что делать с уже осужденными людьми, если они не хотят давать деньги на ремонт колонии:

- Что? Денег нет? Сейчас найдет! Не найдет этот, другим неповадно будет, но в итоге колонию отремонтируем. А этот мерзавец по УДО не хочет выходить? Так давай его…

 

Так вот и разговаривает голос с разными офицерами — россиянами, которые не просто присутствуют при изнасилованиях и избиениях, но и принимают в них активное участие.

Так вот и работают. Не за деньги, не за честь, а воистину — за совесть. Только у какого сатаны они позаимствовали эту совесть?

 

Максим Громов

Полный текст обращения к президенту и чудовищные кадры с видеозаписи размещены на сайте Союза Заключенных здесь

 


 

Комментарий АНП

Если правоохранители думают, что во времена народного гнева им удастся отсидеться за высоким забором под охраной, то они сильно ошибаются. Достаточно вспомнить 17-18-е годы, когда трупы жандармов валялись по улицам.

Комментарии

1 комментарий на “Путинские тюрьмы. По ком звонит колокол?”
  1. otv:

    Они бы думали. Когда бы было, чем.

Оставьте комментарий