anvictory.org » Интервью » Дмитрий Зубов. «Межрегиональное бюро судебных экспертиз» против государственного

Дмитрий Зубов. «Межрегиональное бюро судебных экспертиз» против государственного

Дмитрий Зубов правит ошибки Российского правосудия.


Начальник отдела экспертиз в сфере политического экстремизма «Межрегионального бюро судебных экспертиз» Дмитрий Зубов согласился дать интервью нашему журналу.


— Дмитрий расскажите, пожалуйста, где Вы работаете, чем занимается Ваше учреждение?

 

- «Я представляю Межрегиональное бюро судебных экспертиз. Формально наша организация действует на территории Москвы и Московской области. Но фактически мы помогаем людям по всей России. Бюро развивает многие экспертные направления: от экологического до информационного и криминалистического. Я лично координирую сектор, занимающийся предотвращением политического экстремизма. В этой связи по просьбе общественности или конкретных людей мы проводим лингвистические, психологические, религиоведческие и другие экспертизы. Занимаемся подбором научных материалов. Можно сказать, что данное направление было основано мной, и уже есть определённые наработки. Многие эксперты, которые согласились сотрудничать, готовят материалы, которые в ближайшем будущем лягут в основу научных работ, в том числе моей кандидатской диссертации».

 

- Эффективно ли, по Вашему мнению, государство борется с политическим экстремизмом?

 

-«Изучая последние громкие процессы по политическому экстремизму, приходишь к выводу, что данная категория дел принимает заказной характер. Кому-то выгодно, чтобы общественность постоянно содрогалась от пресловутой «коричневой угрозы». Очевидно искусственное нагнетание обстановки самими правоохранительными органами. Безусловно, бороться с экстремизмом необходимо, но чрезвычайно опасно доводить эту борьбу до абсурда. Так в 2007 году в г. Оби в отношении Новикова В.В. вобудили уголовное дело за распространение «стикеров». Зам.прокурора Кайраканова А.Т. сделала заключение о том, что в оформлении «стикеров» Новиков В.В. использовал цветопередачу, вызывающую у читающего их человека чувство злости и побуждающую его к активным действиям против инородцев. Вы вдумайтесь: всё свое обвинение прокуратура строила на основании того, что оформлении «стикеров» использовались черный, желтый, красный и белый цвета! Подобных примеров излишнего рвения в поисках «экстремистов» наберётся немало. В итоге возникает феномен, который я бы назвал «государственным экстремизмом».

 

- Дмитрий, как Вы оцениваете уровень Российского правосудия по «политическим» делам?

 

-«Современная судебная практика такова, что роль судьи в процессе по экстремизму носит номинальный характер. Центральной фигурой подобного рода делам является эксперт. Судья лишь оформляет выводы экспертизы в виде процессуального решения. Эдакая машина, в которую закладывают заключение эксперта, и она выдаёт приговор. Так недалёк тот день, когда для борьбы с нарастающими объёмами экстремизма будут изобретены судебные автоматы: подходит к этой железяке прокурор, вставляет бумажку с экспертизой, из трёх кнопок «кофе», «кофе с молоком» и «приговор по ст. 282 УК РФ» выбирает третью и дёргает за рычаг (как у «одноруких бандитов»). И умная машина, прекратив на секунду перемолку кофе, выстреливает приговор. Думаете абсурд? Добро пожаловать в реальность».

 

- Надеюсь, этим основные проблемы, связанные с право — применением, исчерпываются?

 

«Как раз наоборот эти проблемы подводят нас к основной беде: процедура проведения судебных экспертиз, связанных с анализом информации, недостаточно проработана. РЭто особенно касается экспертиз по т.н. «экстремистским» статьям. 280 – 282, 282 прим. УК РФ. Когда в ходе следствия встаёт вопрос о проведении экспертизы, специалисты и судьи сталкиваются с тем, что нет чётких критериев для проведения анализа тех или иных высказываний. Гражданину, который находится под подозрением, не могут чётко пояснить, за что именно и по каким критериям его хотят признать виновным, как собираются квалифицировать его высказывания. В пример можно привести следующий факт — два моих знакомых адвоката, работающие по делу «Тесака» — Марцинкевича — лидера группы скинхедов «Формат 18», так и не смогли опровергнуть результаты лингвистической экспертизы, на основании которой и был вынесен обвинительный приговор. Перед экспертом судья поставил ряд вопросов, общий смысл которых заключается в следующем: «Являются ли слова Марцинкевича разжигающими межнациональную рознь?». Высказывания были типа «Зиг — Хайль!» и «мы ненавидим либералов и 45-летних таджикских учёных» и сопровождались поднятием вверх правой руки. Эксперт Полтавцева из института Культурологии трактовала высказывания Марцинкевича своеобразно и так же своеобразно оформила результаты экспертизы. Точнее заставила задуматься: а проводилась ли она вообще, так как в экспертизе отсутствовала исследовательская часть. Просто вопросы следователя и сразу же ответ Полтавцевой. Адвокат Васильев, заметив подвох, заявил ходатайство, чтобы отменить данную экспертизу и признать её несостоятельной. Полтавцева на вопрос о местонахождении исследовательской части экспертизы ответила, что исследовательская часть заключена в самих ответах. Формально суд занял сторону эксперта, потому как в России нет единых требований к процессу проведения и оформления лингвистических экспертиз. Поэтому в Российской применительной практике возникает очередной парадокс. Достаточно человеку иметь диплом о филологическом образовании чтобы, грубо говоря, от «балды» составить любое заключение, в котором просто перечислить вопросы и дать ответы вроде – Да, Нет, Не знаю».

 

Дмитрий, Вы говорили о том, что пишете кандидатскую диссертацию. Что Вас к этому побудило?

 

-«Проведение экспертизы специалистом, исходя из сугубо личных убеждений не основываясь на научных методах и законодательных требованиях, является вопиющим нарушением прав человека. Поэтому я поставил перед собой цель провести исследования с написанием кандидатской диссертации о влиянии тех или иных высказываний текстов на человеческое восприятие. На мой взгляд, прежде чем принять решение в суде по делу о разжигании межнациональной розни, нужно провести исследование и убедиться в том, что данное высказывание действительно что-либо разожгло».

 

Какие Вами шаги будут предприняты в ближайшее будущее по устранению нарушения прав граждан?

 

«Нужно разработать методические рекомендации, с которыми работали бы эксперты, и форму экспертизы, которая стала бы обязательной для всех специалистов. Эксперт не должен полагаться на домыслы и мифы древних, а также отклики отдельных ангажированных лиц, выискивая материалы в интернете. В данный государством не доработана правоприменительная практика, отсутствуют необходимые подзаконные акты. Лично я своей целью поставил сформировать команду, которая бы исследовала близкие к социологии вопросы о влиянии речевой информации на сознание граждан, и на основании этого разработать методики проведения психолого-лингвистических экспертиз».

 

- Как Вы понимаете, Дмитрий, после введения ваших стандартов, многие дела нужно будет пересматривать по новой, и часть дел просто исчезнет из-за отсутствия состава преступления. Какова будет судьба дел, которые возбуждены сегодня?

 

-«Данные стандарты позволят пресечь лазейки, применяемые сегодня стороной обвинения и заинтересованными лицами, которые в корыстных целях пытаются повернуть дело в то или иное русло. Как только появятся рекомендации, у эксперта не будет возможности попасть под влияние той или иной стороны. На данный момент в этой теме работают несколько докторов филологических наук из института Мировой литературы имени Горького, сотрудники кафедры психологии Славянской академии и ряд других специалистов. В первую очередь данное пособие будет рассчитано для экспертов, которые назначены судом проводить экспертизу. Уже возникла парадоксальная ситуация, когда эксперт Полтавцева на вопрос: разжигает ли крик «Зиг — Хайль!» межнациональную рознь, утвердительно заявила, что разжигает. Она даже не удосужилась провести социологический опрос: а вызывает ли подобный крик и лозунг ненависть в отношении кого-то? Тогда можно и запретить фильмы о войне, чтобы вообще не показывать фашистов. Может данный человек неудачно спародировал фашиста? Я считаю, что большинство материалов, которые попали под обвинение разжигание межнациональной розни, на самом деле не могли её разжечь к кому либо, за исключением персоны самого «разжигателя». Только в России существует парадокс – статья, когда возбуждают уголовное дело в отсутствии пострадавших лиц».

 

- О чём будет написана Ваша диссертация ?

 

-«Моя диссертация будет состоять из теоретической части, где будет исследовать попытки, которые ранее принимались для решения этой проблемы и будет присутствовать большая исследовательская часть, на основании которой я планирую сделать единое пособие по вопросам проведения экспертиз в области экстремизма».

 

Думается, что совсем скоро данное пособие, которое будет исправлять ошибки Российского правосудия, появится на столах работников суда, прокуратуры, УБОПА, УВД и других исполнительных органов. Вполне вероятно и заслуженно, чтобы контроль за исполнением и недопущением ошибок исполнял отдел Дмитрия Зубова.

 

Интервью провёл Павел Харченко, журнал «Социальный вестник», Брянск

Комментарии

Оставьте комментарий