anvictory.org » Трибуна » Уйдём с Кавказа – станем свободней и крепче.

Уйдём с Кавказа – станем свободней и крепче.

 


 

И.В. Аверкиев

 

Уйдём с Кавказа — станем свободней и крепче


Россия — не идеальная страна. Совсем не идеальная, и даже не европейская. Но даже для нашей не европейской, не идеальной страны сегодняшняя Чечня — это уже слишком.


В Чечне у нас на глазах формируется то ли «исламская монархия», то ли «феодально-байский режим», то ли «родоплеменная теократия» — не знаю, как это правильно называть: любое честное название «кадыровской Чечни» будет либо дремуче научным, либо вопиюще неполиткорректным. Одно знаю точно: к современной России современная Чечня не имеет никакого отношения. Чечня — не российская земля. Чечня — не наша, она чужая: что при Дудаеве, что при Кадырове. А наша страна, даже при её нынешнем руководстве, не допотопная империя, чтобы из престижа цепляться за куски бесполезной, чужой и неимоверно затратной территории, с населением, которое Россию «своей страной» не считает.


Режим Кадырова — это чеченский выбор, что бы ни думали по этому поводу политические конспирологи, и как бы ни очевидно было участие Кремля в формировании этого режима.  Режим Кадырова — это режим, формирующийся самим чеченским народом, его признанными вождями, с его полного согласия, на основе его традиций, нравов, политической культуры. Но это чужие для России традиции, нравы, культура. Это ни плохо, ни хорошо — это факт. Мы просто принадлежим к разным цивилизациям. Видимо,  это настолько банально, что не принимается во внимание. А зря.  


Всё, что происходит сегодня в Чечне, не укладывается ни в какие общепринятые в России представления о норме, о нормальности. Список этих «чеченских ненормальностей» будет вполне ксенофобским: это и давно отжившее в России отношение к женщине как к низшему существу; и избыточная, фанатичная на российский вкус, религиозность; и чрезмерное, даже по российским меркам, преклонение перед властью; и тоталитарность клановых отношений; и многое другое.


В Чечне захват заложников — почти ремесло, рабский труд пленных — нормальное подспорье в хозяйстве, убийство женщин за «плохое поведение» — можно оправдывать традицией. Очень разная у нас и у них «общественная цена» человеческой жизни: в Чечне не может быть «солдатских матерей», в России не может быть шахидов. Смерть во имя идеалов в Чечне возможна, а иногда и желательна, в России — давно нежелательна и уже почти невозможна. Отвоевав, чеченские мужчины не страдают всякими там «поствьетнамскими» и «постафганскими» синдромами: личное участие в убийстве врагов своего народа для многих из них — всё ещё один из желаемых и престижных способов самореализации, а не ментальная катастрофа, как для большинства жителей Восточно-Европейской равнины, сибирских низменностей и плоскогорий. 


Когда в прошедшую войну чеченским воинам приходилось убивать российских военнопленных, они убивали их, как убивают скот — перерезали горло от уха до уха. Не потому, что особенно жестоки, а потому, что относятся к пленным иноверцам-инородцам как к нелюдям, как к скоту, как со скотом с ними и поступают. Российский солдат так уже не может, его ксенофобия не столь последовательна. Несмотря на разгильдяйское пренебрежение к чужой жизни, на приступы озлобленной жестокости — он всегда убивает человека, каким бы зверем и врагом он ни был. Отсюда и все эти «послевоенные синдромы».  


Конечно, сравнивая «нас» и «их», я говорю об абстракциях: о «среднестатистическом чеченце» и «среднестатистическом россиянине», но думаю, что при объяснении политической позиции такое допущение возможно — ведь всем понятно, о чём идет речь. Речь о нормальном, конвенциональном поведении тех и других. Речь об общепринятом, а не о моральных уродах и не о бандах закомплексованных подростков-садистов, которые были, есть и будут всегда и у всех народов, включая нас самих.  


Дело не в моей и не в чьей бы то ни было ещё ксенофобии. Сама по себе ксенофобия, как естественное неприятие чужих — всего лишь одна из стратегий выживания, один из способов обеспечить безопасность себе и близким. Кровожадной и фатальной ксенофобия становится в руках политиков, государств и юных бездельников, вроде наших «фашистов» и «антифашистов». Среди нормальных жителей «малой России» нет ненависти к чеченцам. Есть недоверие, подозрительность, желание отгородиться, не иметь ничего общего. У многих есть страх. Но смерти, гибели, «исчезновения с лица Земли» обычные россияне обычным чеченцам не желают. «Оставьте нас в покое, не имейте к нам никакого отношения» — вот и всё.


Нельзя не уважать этот чужой нам народ за пассионарную целостность и прочность духа, за  безоглядное следование «вере отцов», за упорство и стойкость «маленького горного народа», за профессионализм и отвагу его воинов. Но невозможно жить в одной стране таким разным людям, как мы и они. Таким разным людям нужно жить раздельно — это нормально и гуманно. А мы — не наивные «гуманитарные агрессоры», чтобы навязывать свои представления о политической норме чужому народу. И мы уже давно не «социалистическая империя», чтобы строить окружающий мир под себя.


В общем, тупо играть роль «старшего брата» при отсутствии к тебе братских чувств, да и со своей стороны ничего подобного не испытывая. Еще тупее содержать целый народ в обмен на бутафорскую лояльность. И уж совсем невыносимо взваливать на себя ответственность за чужой образ жизни — за то, что для нас несправедливо и ужасно, а для других нормально. Пока Чечня «записана за Россией» мы все, а не только Медведев с Путиным, несем ответственность за Кадырова с золотым пистолетом, за восточную деспотию под названием «Чеченская республика», за неиссякаемый источник религиозного фанатизма, за бандформирования в милицейской форме, за бесконечные политические убийства и за многое другое.


Зачем нам всё это? Нам и без чеченских «эксцессов» есть за что отвечать и что исправлять в собственной стране, в России. При этом в своей стране, именно потому, что она своя — нам многое подвластно, мы многое реально можем, было бы желание (которого пока мало). Но в Чечне от нашего желания ничего не зависит по определению, именно потому, что она — чужая страна. Зачем делать вид, что это не так?


Россия Чечне нужна больше, чем Чечня России. Чечня использует Россию с максимальной для себя выгодой, как неиссякаемый источник самых разных ресурсов. России в Чечне использовать нечего. Чечня России бесполезна, и, в общем-то, вредна. И так было всегда.


***


События последних 20 лет показали, как поверхностно было цивилизационное влияние «российско-советской империи» на этот горный народ. Если имперская авторитарная парадигма позволяла имперской элите не обращать внимание на избыточную чужеродность некоторых имперских территорий, то постимперская политическая логика, замешанная на электоральном популизме и «рынке административных ресурсов», не предполагает столь долгого существования «неинтегрированных территорий», которые без имперской рамки неизбежно превращаются в политические и экономические «чёрные дыры».


Ведь как странно завершилась, казалось бы, победоносная для России Вторая чеченская война. Победив Масхадова-Басаева, Россия в итоге Чечне проиграла. Чечня, временно уступив России поле боя, получила взамен не только мир, но и, по сути, долгожданную независимость + Россия продолжила выплачивать Чечне традиционную дань в виде бесконечных и безответных бюджетных вливаний.


В обмен на «невойну» и «несепаратизм» путинский режим передал Чечню в полное политическое ведение одному из чеченских кланов — «кадыровцам». В результате, находясь на полном российском обеспечении, Чечня ещё получила и «неформальную независимость». «Делай, что хочешь — мы всё оплатим. Только не бузи».


В Чечне де факто не действует российская Конституция. Да, проходят все необходимые электоральные ритуалы, формально действует уголовный, налоговый, административный и прочие кодексы, но действуют они лишь в той мере, в какой не противоречат обычаям, шариату, интересам «кадыровцев», клановым сговорам и т.п. 


Эта маленькая страна получила многое — а что взамен? Проблемы, проблемы и проблемы? Проблемы в прошлом, проблемы в будущем. Традиционную для Чечни «набеговую экономику» заменили на экономику дотационную. Чечня в плюсах — меньше чеченцев гибнет, добывая средства к существованию. А России-то это зачем? Российских солдат меньше гибнет? Так это только до следующей войны.


В общем, последняя чеченская война закончилась политическим абсурдом: «аннексиями и контрибуциями» в пользу проигравшей стороны.


Содержать Чечню — чужую страну — унизительно для России. Правда, существуют гуманитарные аргументы, обосновывающие эту унизительность: моральный долг за войну, за разрушения и т.п. Но эти аргументы работают только в рамках «бремени белого человека» и прочих имперских комплексов: имперского патернализма, ответственности «старшего брата» за беды, причинённые «младшему» и т.п. Так римляне после подавления в провинции мятежа иногда восстанавливали ими же разрушенные города.


Современная Россия — не империя именно потому, что может завоёвывать, но не может осваивать чужие территории, не может включать их в свой «народо-хозяйственный комплекс» на выгодных для себя условиях.


Если, уважая чеченский народ, рассматривать Чечню в качестве самостоятельного исторического субъекта, то всё выглядит совсем иначе. У Чечни было полное право добиваться независимости, у России было полное право отстаивать целостность своей территории. На этой почве случилась война — обычное дело на Земле. Обе стороны были жестоки, вероломны, лживы, обе не щадили мирных жителей, плевали на права человека, обе разжигали войну жадностью и коррупцией своих элит, а мы ещё и глупостью. Соревнование в степени понесённого ущерба — бессмысленно, ибо нет в мире независимого судьи. Всё остальное — пропаганда.


Да, война закончилась, но окончательной победы никто не одержал. Чеченский вопрос не решен. Но зачем ждать следующей войны для его решения. Никто никому ничего не должен — нужно просто расходиться, от нового греха подальше. Чечня без России с голода не умрёт. Или кто-то считает, что умрёт? Кто-то считает, что чеченцы сами, не находясь на российском обеспечении, не смогут построить свою государственность, свою экономику? Так пусть хотя бы попробуют, чтобы стать, наконец, самими собой.   


***


Теперь о главном: не в Чечне дело. Дело во всём «горском Кавказе». Всё, что сказано о Чечне, касается всех «горских земель»: Ингушетии, Дагестана и проч. (не берусь составлять исчерпывающий список, да он и невозможен: слишком много «переходных земель» на периферии «горской цивилизации»). Просто так получилось, что Чечню история поставила во главе «Горского Возрождения». Это традиционалистское Возрождение — естественный, уходящий и в глубь веков, и в будущее, процесс. Не нам его останавливать. Не нам отвечать за всё, что они творят на своих землях и друг с другом. Не нам переделывать горцев, их жизнь — их выбор. В России, слава богу, не возобладал ни исламский, ни либерально-демократический, никакой другой фундаментализм — для нормального российского человека ненормально навязывать другим народам свои представления о справедливом устройстве общества. «Не трогайте нас, уважайте — и живите, как хотите».


Сегодняшняя задача России на Горском Кавказе — минимизировать российский ущерб от «Горского Возрождения». Минимизировать ущерб — значит, уйти с Горского Кавказа. «Уйти» — значит, уйти с него «государственно», «имперски», снять с себя моральную, политическую и прямую бюджетную ответственность за горцев, сохранив и усилив рычаги дистанционного влияния.


Уйти с Кавказа геополитически, экономически и культурно не получится, да и не надо. Более того, именно обретение горскими народами «окончательной государственности» позволит во много раз повысить эффективность российского экономического и культурного присутствия на Кавказе. Народы, как и люди, обретая самостоятельность, вырабатывают и иной, более высокий уровень ответственности и вменяемости. Самостоятельный народ большим рискует, чем подвластный. 


Знаю, что политические и геополитические риски «ухода» очень высоки. Но ещё выше риски новой Кавказской войны. Предоставление независимости горским народам, даже принудительное — это реальный шанс избежать этой новой войны. Бандформирования могут воевать хоть с кем, хоть как и хоть когда. Государства же воюют редко и осмотрительно.  


Век «демонстративного политического гуманизма» в международных делах закачивается, миротворчество деградирует, ООН ничего не значит, «общечеловеческие ценности» растворяются в щелочи реальной политики. «Столкновение цивилизаций» гонит в наш мир новую волну безжалостности. С каждым годом будет расти экономическая, гео- и этнополитическая цена сепаратизма — главного инструмента цивилизационного передела. Может быть, спустя уже совсем небольшое время, в новом «постлиберальном мире» вполне обыденными и допустимыми будут ковровые бомбардировки мятежных территорий, геноцидные экономические блокады, государственные захваты заложников и т.п. Горский Кавказ — соблазн худшего в России. Зачем нам становиться хуже, чем мы есть?


Горский Кавказ — это бесконечная геополитическая провокация для нашей страны. Но всё в наших руках, именно в наших, а не в горских. Если же ничего не делать — война будет, будет обязательно. Даже скучно от этой предопределённости. Ведь всё будет, как всегда, только хуже.


Уйти с Горского Кавказа сегодня — это сильная позиция. Уйти, измучившись в очередной войне — это слабость. Уйти сегодня — значит принудить горские элиты к ответственному поведению, ответственному перед своими народами и перед миром. Уйти сегодня — значит поставить горские народы перед жёстким выбором — или они доказывают свою государственническую дееспособность, или окончательно отдаются кому-нибудь из «старших братьев». Если что, их примут и в России, но уже на совершенно иных условиях.


Чем будет Горский Кавказ в ближайшие годы, если ничего не менять? Как у всех обретающих себя народов: чудовищное социальное расслоение и зажравшиеся правящие режимы, социальный протест сковывается традиционалистской культурой, присутствие метрополии номинально. Россия, играя в империю, продолжает подкармливать «горскую цивилизацию». Той всё мало. Для горцев Россия по-прежнему — рыхлая дебелая баба, доступная и податливая. В горских селениях и российских городах подрастает вскормленное «дудаевско-басаевским эпосом» новое поколение «горских гопников»: юных, бедных, жадных и бесстрашных от всего этого. В английских и швейцарских университетах набирается ума и амбиций жаждущая самореализации «горская золотая молодёжь». В России процветает «горская пятая колонна», как и любая «пятая колонна» — зажиточная, социально трусливая и закомплексованная национальным долгом. Все три в положенное время сливаются в очередном национально-освободительном экстазе. От первозданной жадности, пассионарной злости и насмотревшись на запа

дные слабости,  «новые горцы» захотят независимости и «исконных земель» больше, чем смогут унести. Россия, не скованная ничем, кроме новой великой роли в обрушающемся западном мире, ответит жёстко (иначе уже будет нельзя) — каким-нибудь ковровым ракетным обстрелом и бомбометанием из сотен и сотен летающих и стреляющих устройств. В том мире это уже будет можно. Израиль, Европа, Америка уже пройдут сквозь горнило вполне варварской защиты своих изношенных интересов. Но зачем нам этот грех на душу? 


***


Думаю, мне известны все основные возражения, которые запустят в мой адрес: гуманитарно-человеческие, либерально-демократические, рационально-бюрократические, имперско-националистические. Возражения эти очень разные, многие из них очень разумны, но большинство из них объединяет одно — они за то, чтобы ничего радикально не менять: ни политического статуса горских земель, ни квазиметропольной роли России. Почти все контраргументы, в конечном счёте — за сегодняшний status-quo, с теми или иными оговорками. Но в том-то и дело, что не менять нельзя. Нельзя не «перейти Рубикон».


Нельзя не уйти с Горского Кавказа потому, что Горский Кавказ — это бесконечная война: то холодная, то горячая, это черная дыра нашей экономики, это наша ответственность за чужое мракобесие (своего хватает), это вечная провокация нашей «тёмной стороны», это самая чужая и неполезная часть нашей страны. Наконец, Горский Кавказ — это источник многих социальных и политических инфекций: от религиозного фанатизма до деспотии. Что в аулах хорошо, то в российских городах — беда.


Горский Кавказ — гиря на ногах России. Как можно от неё не избавиться?


***


Содержание чужой страны — это разврат её народа. Подкармливать чужую страну — цивилизационная неряшливость. Уйти с Горского Кавказа — наша цивилизационная ответственность.


***


Способность к самоограничению — главная способность стран и людей в XXI веке: слишком тесно стало на планете от разнообразных и мощных интересов, чтобы хотеть многого, чтобы следовать всем соблазнам. Уход с Горского Кавказа это — геополитическое самоограничение России во имя ее геополитического укрепления. Только страна, находящаяся на пике современности, способна на такое.


Как и в какие срочные сроки уходить с горского Кавказа — проектов и вариантов много. Ответственной, гражданской части российского общества просто нужно начать эти проекты-варианты публично обсуждать, оценивать и улучшать, а Медведеву с Путиным и прочим людям и институтам, способным принимать ответственные решения, нужно, оставив комплексы, скорее выбирать.


Уйти с Горского Кавказа сегодня — это честное, ответственное и сильное решение. Остаться — значит, в очередной раз проявить слабость, не принять исторического вызова.


***


Многое, что делает сегодня Россия на Кавказе — это политическое дурновкусие. Но объявленный, цивилизованный уход с Горского Кавказа на подготовленные прочные рубежи (не бегство, как в 1996-ом, и не отползание, как сегодня) — это совсем другое дело. Это возвращение Большого стиля в российскую политику. Это заявка на величие страны в Эпоху безимперского Мира.



Да, существует внутренняя чеченская оппозиция Кадырову, но это оппозиция именно Кадырову, его клану, а не тем национальным ценностям, которые за ним стоят. Что касается тончайшего слоя «чеченцев-западников», которые каким-то чудом уверовали в «североатлантические общечеловеческие ценности» или вынуждены были их освоить в целях выживания, то их влияние минимально в своей стране.

 

  Я не обзываюсь, а лишь перевожу на язык обыденных смыслов тот общеизвестный факт, что из-за ряда глобальных «социально-тектонических» сдвигов некоторые страты современной молодёжи обретают полноценную социализацию (семья, профессия, экономическая независимость) только к 25-30 годам, а до того времени естественным образом занимают нишу традиционного люмпен-пролетариата, со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе, осуществляя функцию «социальной деструкции»: в любом обществе кто-то должен играть роль «внутренних варваров», быть «пушечным мясом», «мыть полы для революции».

 

Совокупный ущерб России вполне сопоставим с ущербом Чечни от российских бомбардировок и артобстрелов. Достаточно вспомнить ущерб, причиненный дудаевским режимом при целенаправленном вытеснении русского населения из Чечни в начале 90-х; ущерб, причиненный акциями в Кизляре и Буденновске; ущерб от вторжения в Дагестан; совокупный ущерб от терактов; стоимость вооружений,  оставленных на территории Чечни, экспроприированных дудаевским режимом и использованных впоследствии против российских войск; наконец, многомиллионный ущерб от знаменитых афер с авизо, от кражи нефти и прочих массовых экономических преступлений, совершенных явно при содействии или с попустительства чеченских властей.

 

  См. И.В. Аверкиев. План прекращения чеченской войны: http://pgpalata.ru/page/persons/strana6

 

  Наиболее часто упоминаемый риск — превращение горских республик в фундаменталистские исламские государства. Но, во-первых, исламизация Горского Кавказа и так неподконтрольна российским властям, а, во-вторых, как уже говорилось, обретение государственности снижает для народов вероятность экстремальных сценариев развития.

 

Война как террористическо-партизанский хаос.

 

Есть, конечно, и другие гири — Дальний Восток, например. Но это своя гиря — своя земля. Надо заново научиться её носить, подтягивать к себе, брать в руки, набирать для этого силу.

 

 

 

Источник: http://www.pgpalata.ru/reaction/0012

 

 


 Очевидно, что пропагандистские усилия Кремля по поводу «единой и неделимой» России медленно , но уверенно сходят на нет. В ход идут «весомые» аргументы — возбуждение уголовных дел против здравого смысла. СССР тоже держал и не пущал. Надолго ли его хватило?


Смотрите также по теме:



Принципы «железной стены» для Руси.

 

Комментарии

9 комментариев на “Уйдём с Кавказа – станем свободней и крепче.”
  1. Guest:

    Вот как Игорь Аверкиев прокомментировал возбуждение уголовного дела: 

    «Борьбу с экстремизмом» нашим спецслужбам надо подкармливать, иначе завянет она, особенно в далёких от границ безмятежных провинциях. В России реальный экстремизм и «борьба с экстремизмом» существуют отдельно друг от друга и не часто пересекаются в руках российских правоохранителей. Чем сейчас занимаются пермская прокуратура и ФСБ применительно ко мне и к Пермской гражданской палате? Абсурдом. Обвиняют меня в расчленении родной страны. По сути же, они пытаются запретить нормальную честную дискуссию о кадыровском режиме, о будущем Горского Кавказа , о наших, российских, интересах на Большом Кавказе. Понятно, что попытка эта в сегодняшней России — пустая трата времени. Думаю, бессмысленность своих усилий осознают и сами «запретители», но таковы правила российской государственной игры «в борьбу с экстремизмом». Неважно, что в этой чиновничьей игре не бывает победителей, важно, что за государственный счёт в эту игру можно играть до бесконечности.

    Дискуссия о северо-кавказской политике путинско-медведевского режима сегодня актуальна как никогда со времён последнего чеченского замирения. Череда покушений на высокопоставленных чиновников, бесконечные вылазки боевиков в формально мирных, не воюющих территориях, убийство Натальи Эстемировой — все эти абсолютно нетерпимые для современного государства события с очевидностью говорят о том, что московская власть не справляется с Горским Кавказом, не может ввести ситуацию в хоть сколько-нибудь приемлемое для мирной гражданской жизни русло. И что делать? Опять рассчитывать на креативность Кремля — но там, судя по всему, всегда два одних и тех же рецепта: либо выращивать очередную войну, либо выращивать очередную марионетку. Надо помочь Кремлю, надо обсуждать варианты, надо предлагать. Нужна нормальная политическая дискуссия.

    Чечня — ядро Горского Кавказа. Но с ядром как раз всё хуже всего. Сделать из Рамзана Кадырова марионетку у Кремля не получилось. Скорее, наоборот: всё выглядит так, что сам путинско-медведевский режим стал политическим заложником кадыровского режима.
    Рамзан Кадыров ведёт себя почти как самодержец, а Дмитрий Медведев и Владимир Путин вынуждены закрывать глаза на его выходки и амбиции. По крайней мере, всё выглядит именно так для меня, простого российского гражданина, да, думаю, и для миллионов других. А в политике, как известно, истина — это не то, как есть, а то, как выглядит.

    Помимо прочего, эта политическая зависимость московской власти от грозненской позволяет оставаться безнаказанными конкретным убийцам и бандитам. Я абсолютно убеждён, что Рамзан Кадыров несёт личную моральную и политическую ответственность за убийство Натальи Эстемировой. Именно при его режиме демонстративные убийства женщин по политическим , а, возможно, и по этнокультурным мотивам стали реальностью чеченской жизни. Что касается обвинений Рамзана Кадырова в личной причастности к убийству Натальи Эстемировой, то ему, как президенту, солдату и мусульманину как-то странно, по-моему, обращаться за посредничеством в вопросах чести в смешные российские суды и, уж тем более, в милицию. Если для Рамзана Кадырова доказать свою невиновность — действительно дело чести, а не повод для политического демарша, то ни судебное решение, ни даже поимка убийцы ему не помогут (все знают, как «ловят» политических убийц, что в горах, что между небоскрёбами). Нужно просто публично поклясться своим богом перед своими единоверцами (я не знаю, как это называется и как это делается в исламе) — Рамзану поверят — думаю, никто не сомневается в истовости его веры. А то как-то суетно выглядит вся эта «жалобщическая» активность Президента Чеченской Республики.

    С уважением, Пермская гражданская палата, 614000, Пермь, ул. Большевистская, 120а-102
    тел. (342) 233-40-63 ,
    [email protected]
    http://www.pgpalata.ru/

     

  2. Guest:

    Полностью поддерживаю Игоря. ПОбольше бы таких правозащитников нам. Но людей, отваживающихся такое сказать публично — очень мало. В этом плане — Игорь вполне подойдёт на участие в конкурсе Имя России!

  3. Guest:

    Игорь, держитесь. Русские люди с вами!!!!

  4. Guest:

    Игорь, русские люди с вами. Дай Вам Бог сил!

  5. Guest:

    Необходимо продуманное предоставление независимости народам Кавказа в обмен на репатриацию их соотечественников с Русской земли.

  6. Guest:

    Не надо пмтать иллюзий на предмет того, что наш уход с кавказа решит проблему Нашей слабости. Мы уйдем, они придут к нам за данью, рабами ,территорией, ресурсами. Они уже сдесь, пятая колонна, будущие проводники. Это уже в Нашей истории было, Забыли!!! Решение прблемы в Нас самих.Русские объединяйтесь! Востанавливайте Воинские традиция, Дух победителей, воспитывайте воинов. Хочешь Мира готовся к Войне. Эта истина Стара как Мир, в котором за две тысячи лет от рождества Христова ничего не изменилось.Только сильный духом и телом может быть свободным и спреведливым. Решим свою проблему, ниоткуда уходить будет ненадо. Не реши уйдём в никуда.

     

  7. Guest:

    Написано хорошо. Кратко, выразительно, доказательно. Что ещё раз подтверждает, что в России есть интеллектуалы, способные предложить разумные решения проблем государства. Теперь посмотрим на Путина и Медведева, послушаем их глуповатые речи. Колоссальный диссонанс! Эта власть заведёт в пропасть! Надо бы быть готовыми к замене власти. Момент вот-вот подойдёт.

  8. AleksGrigoryev:

    Посмотрите, тут много материалла и по товарищам с Кавказа

    http://worldtv.com/rustv

  9. Guest:

    Хорошая статья. Целиком и полностью согласна. Давно придерживаюсь того же мнения. Они -»другие». И действительно нам чуждые во всё1м.Ужасной ошибкой было присоединять эти народы не имевшие ни государства(жили первобытно-общинным строем),ни собственной письменности,ни многотысячелетней культуры как Россия. Интересно,а есть вообще чеченские композиторы,математики, писатели(не считая Приставкина с его «тучкой золотой»),физики,химики,изобретатели.Где их Авицена,Низами,Наваи,Фирдоуси,Улугбек?И чем они отличаются по поведению от масаев,пигмеев или тасадай-манубе?И ислам они приняли не так давно.А их образ жизни до революции? Мужчины одного селения сговариваются между собой и идут красть что-нибудь(овец,коз,лошадей,утварь) в другое селение.Стащив что-нибудь,собираются и всем кагалом: с бабами ,детьми и стариками  уматывают подальше от преследователей. Никто там никогда не работал и работать не будет, а любят только паразитировать.Когда русские ушли из Грозного, у них сральни в многоэтажных домах перестали работать. Мы и все эти племена Кавказа совершенно разные и нет у нас с ними ничего общего.И нам не нужна ни политкорректность, ни толерантность.У нас она носит какой-то уродливый облик.Почему эти понятия навязывают только русским?Нет,ну вообще-то если среди россиянцев есть желающие жить там с ними,создавать семьи,то пусть едут туда и живут.Зачем же тащить за собой остальных и принуждать любить их и заставлять содержать их на свои налоговые отчисления.Почему русские работая,боятся рожать детей-не хотят плодить нищету(так и говорят не можем себе позволить второго ребёнка-выплачиваем ипотеку),а «эти» не боятся плодить свою сратву и строить дома у них откуда-то есть за что.

    Стаья правильная,хорошая.Удачи Вам Игорь!Пусть хранит Вас Всевышний!

Оставьте комментарий