anvictory.org » Дети в опасности, Новости » Россияне: дети есть, будущего нет

Россияне: дети есть, будущего нет

- лучшего оправдания собственным неудачам трудно отыскать. И даже если ты человек с весомым статусом и банковским счетом, все равно можешь проклясть хоть будущее, хоть все мироздание от сотворения, — в конце концов, кому не надоедает бесконечный успех, от которого только головные боли, импотенция и запоры? Разумеется, можно тешить свое сознание светлыми и радостными картинами будущего мироустройства и оставаться при этом полным неудачником и растяпой.

 

Но ведь тогда можно пребывать в светлом образе неунывающего мечтателя, — чем не занятие? Чем не спасение? Хотя бы от осознания того, что, ты, все же, как ни крути, – полный идиот. Но, какие бы картины мы ни рисовали, будущее нас не радует. Однозначно не радует. И дело совсем не в том, перебиваешься ли ты с хлеба на квас, или по примеру Романа Абрамовича спускаешь на воду самую дорогую в мире яхту.

 

(Кстати, как там у олигарха с картинами будущего порядка?). Без «апокалипсиса» наше сознание просто изнывает от безделья. Солнечные дни, Солнце как символ деятельного, активного преобразования мира – удел язычества или коммунистической идеологии. Это у них всякого рода свастики и солнечные гербы, нам же ближе ужасающие картины Страшного суда, на худой конец, — дефолта. Боюсь, именно солнечная сторона советской идеологии подкосила немало «думающих голов», — о чем же можно страдать, мечтать, терзаться, если впереди – «прекрасное далёко»?

 

К чему стремиться, если все уже продумано за тебя? Стоп. Такое отношение к футурологии оскорбительно. Мы привыкли серьезно относиться к своим планам и стремлениям, к собственным текстам и высказываниям о будущем.

 

Для нас, порой, смысл и цель жизни заключаются в том, чтобы начертить дороги грядущему, растолковать, каким ему быть, и почему оно никак не может стать совершенно другим. Тут не до шуток. Не до настоящего, с его проблемами, суетой, нервотрепкой. А зря. Бог с ним, с апокалипсисом и мрачными картинами грядущего. Василий Розанов воскликнул как-то, обращаясь ко всем страдальцам за будущим бессмертием, мол, о чем думаете?!

 

Вот, оглянитесь, — дети ваши, ваша плоть и кровь, вот и есть ваше бессмертие, ваше будущее в настоящем. Выходит, все гораздо проще устроено в нашем мире. Прежде чем размышлять бессонными ночами о том, что ждет Россию, посмотрите на поколение современных детей: школьников, студентов. Будущее – их рук дело. Какие дети, такой и мир создадут они на земле нашей. Но вот что парадоксально. Никто более так не подвергается критике, нападкам, как молодое поколение, которому и имя толком не придумали.

 

То ли «Next», то ли «Y», я, например, так и не разобрался. Не так давно один преподаватель из Томска предложил свое видение молодого поколения, — любопытные заметки, и самое главное – многими одобренные. Вкуса у деточек нет совершенно, — нельзя списать лишь на «молодёжную» («детскую») моду, вроде голого пуза или торчащих из пояса джинсов кружевных трусов». К тому же торчат в столовках и жрут бог знает что. «Карманных денег у них чёрт знает сколько, у меня иногда столько нет», — восклицает преподаватель со стажем.

 

В общем и в целом, растет, оказывается непьющее поколение, — старшеклассники давно забросили эту старинную русскую забаву. И наркотиков, оказывается, нет совершенно, нет такой проблемы. «Зато массово курят с какого-то смешного возраста, — с 12-13 лет, то есть «толпа за углом» реально ПОМОЛОДЕЛА, и выглядит очень смешно и живописно. Стоит эдакий писюн, в три раза больше сигареты, и дымит, и слюной истекает…». Но, девочки наши, оказывается, пьют больше и чаще мальчиков, да еще и курят поголовно, и не только после выпивки.

 

А потому, красавиц стало меньше. Ну, это дело вкуса, конечно. Но и мальчики, по мнению многих, ничем не лучше – «Мальчики же называются мальчиками только по формальным признакам. По внешнему виду, характеру и поведению они мало, чем отличаются от девочек. Раньше мы таких называли задротами, а теперь оказывается задротом быть модно». Да и очень рано деточки наши сексуально эмансипируются – «но это так искусственно, так безжизненно, что говорить об этом без раздражения невозможно… Дети младшие и среднего звена распущены, что ни месяц, — маленький «сексуальный скандал», да всё с какими-то перверсиями, тьфу, аж тошно… Куда только не суют…». Совершенно не читают, к образованию относятся потребительски, продвинутых детей мало, все свои накрученные девайсы используют на 10–15% (компьютерный бум в школах давно прошел), и, подытоживая, можно смело сказать, что нашей стране и культуре наступает, мягко выражаясь «конец».

 

Ну, в самом деле, чего можно ждать от детей с таким уровнем «дебилизации» и «оскотинивания» — «лексикон убогий, устная речь обычного старшеклассника соответствует уровню 7-8 класса «школы моего детства» (1972-1982)». К тому же, речь их «пересыпана всевозможной «нелитературной» лексикой, которая стала повседневностью. Дети удивляются, когда им делают замечания по поводу употребления в речи нецензурных слов. То есть они не замечают их произнесения, они, – абсолютная часть их сознания.

 

Причём речь не идёт только лишь о «трудновоспитуемых», «тяжёлых» детках, — процесс оскотинивания речи касается 90% учащихся». Ну и, понятное дело, много детей иммигрантов, неславян, классы не дружны, претензии родителей к школе растут, а школа на безденежье, но продолжает стоять, и образование бесплатное, и… словом, тушим, граждане, свет и разбегаемся кто куда. «И спасёт страну разве что, если нас захватят китайцы (ибо они более развитые, чем кавказцы или таджики) или, если человечество заменится человекоподобными роботами».

 

Знаете, что самое любопытное во всех этих заметках? По степени негативности, они на одном уровне суждений и мнений о молодом поколении… европейцев. И мы, и Европа с остервенением клеймим собственных детей. То есть, дело выходит, не в укладе, не в экономической политике, не в уровне социальной защиты, а… в чем? Оказывается, и в благополучной Европе, и в неблагополучной России отношения к новому поколению одно и то же. Более того, результаты социологических исследований, проведенных в Великобритании, обнаруживают удивительные факты.

 

Оказывается, две трети всех историй о молодежи в европейской печатной прессе – негативны. Да и вообще, цитируют поколение «Next» всего лишь 8% статей и обзоров. Не упоминают, а именно цитируют. Любопытно, как с этим делом обстоит в России. Ну, понятно, — что касается негатива, то мы на уровне цивилизованных и развитых стран. Похоже, и к ним, и к нам в полной мере относится замечание одного юноши, которое цитируется в международных обзорах: «Мы часто слышим, что мы будущее, но мы очень расстроены тем, что не можем в полной мере быть настоящим».

 

Пойдем дальше. Марк Тейлор, опытный педагог из США, который занимается исследованиями поколений студентов, предлагает следующие характерные черты «Next»: «Потребительское отношение к жизни», «Ориентация на развлечение», «Право потребителя», «Неверие в традиционные ценности» «Несдержанность желаний», «Жизненная близорукость», «Цинизм», «Приспособляемость и прагматизм». Не только предлагает, но и подробно разъясняет, что он подразумевает под каждым из пунктов «обвинения», приводит массу данных, наблюдений, сравнений.

 

Ничего не напоминает, а? Если бы я не знал, что автор – американец, я бы заподозрил, что статью написал какой-нибудь отечественный профессор. Или мы все скопом собрались и начертили такой вот безрадостный портрет. Теория поколений была создана в 1991 году американскими учеными Нейлом Хоувом и Уильямом Штраусом. Ну и мы, как водится, подхватили разработки и распространили на нашу действительность. Так вот, если посмотреть на характеристику поколения родившегося между 1900-1923 годами, то найдем такие характеристики этого Поколения Победителей (а как же иначе?): «трудолюбие, ответственность, почти религиозная вера в светлое будущее, приверженность идеологии, семья и семейные традиции, доминантность и категоричность суждений».

 

И с названием поколения проблем нет. И поколение беби-бумеров тоже ничего: «оптимизм, заинтересованность в личностном росте и вознаграждении, в то же время коллективизм и командный дух, культ молодости». А вот для поколения «Next», главное – совершенно другое, за что и поносим и клеймим его с утра и до вечера. Конечно, тема большая и больная.

 

Но я к чему? Зачем мне будущее, хоть мрачное, хоть светлое, если я ненавижу или презираю собственных сына и дочь? Детей, похожих на меня, с чертами и привычками моей родни. Зачем мне картинки с выставки моего задерганного сознания о будущих катаклизмах, если я в настоящем, по отношению к собственным детям не могу найти ничего, кроме слов раздражения, иронии, сарказма? Это вопрос ко всем нам: и русским, и европейцам, и американцам. Поскольку мы все-таки основные производители картин будущего, прогнозов, проектов, планов.

 

Для кого прогнозируем? Для чего? Для самих себя? Что, тоску заглушаем? Или расторговаться на ярмарке тщеславия больше нечем? Знаю, — у каждого готов свой ответ. Да, может, оно и к лучшему, — зачем в душах собственных копаться или ночами не спать. Лучше просто продолжать серьезно относиться к своим планам и стремлениям, к собственным текстам и высказываниям о будущем.

 

А то ведь все равно на собственных детях и отыграемся. Под горячую руку.

 

Автор Сергей Роганов

Комментарии

2 комментариев на “Россияне: дети есть, будущего нет”
  1. Guest:

    На самом деле проблема очень серьёзная. Особенно в ругании своих детей преуспевают родители из бедных слоёв населения. Именно отыгрываются на своих детях. Отрываются. На самых беззащитных. 

  2. Guest:

    Что же будет с Родиной и с нами??

Оставьте комментарий