anvictory.org » Новости » Сердюков: мебельщик на воеводстве

Сердюков: мебельщик на воеводстве

По разным данным, на ремонт здания Генерального Штаба было потрачено до ПОЛМИЛЛИАРДА (!!!) долларов. Уникальные наборные паркеты, карельский гранит, белый мрамор, дубовые подоконники, раритетные авторские каменные панно, созданные известными советскими художниками, — всё это было безжалостно уничтожено, ободрано и вывезено в неизвестном направлении. Вместо них теперь царят унылый пластиковый сайдинг, гипсокартон, дешёвая напольная плитка, линолеум и мебель в стиле соцминимализма от «ИКЕА».

 

При этом, потратив такие деньги на ремонт, в самом его конце вдруг вспомнили, что забыли про связь и защиту здания по линии РЭБ, без которых функционирование такого государственного объекта просто невозможно. И теперь нужно где-то срочно изыскать ещё несколько десятков миллионов долларов на закупку и установку этого оборудования. А ведь всего два года назад в здании ГШ была полностью закончена установка новейшей системы защиты от радиоэлектронного проникновения и создана единая защищённая сеть на оптоволокне.

 

Связисты буквально со слезами на глазах вспоминают, как сразу после приказа Сердюкова о начале ремонта орава таджиков-гастарбайтеров, запущенная фирмой-подрядчиком, буквально крушила ломами и кувалдами многомиллионное оборудование, уничтожала всё на своём пути, расчищая «стройплощадку». Несоответствие суммы затраченных на ремонт денег убогому результату таково, что даже у видавших виды депутатов Государственной Думы глаза на лоб полезли, и сейчас целая группа депутатов готовится выступить с требованием финансовой проверки и прокурорского расследования проведённого ремонта.

 

Зачем был нужен ремонт здания, где всего за год до этого был проведен аналогичный ремонт, в ходе которого оно было оборудовано самыми новейшими системами жизнеобеспечения и работы? И во что реально обошёлся такой «ремонт» российской казне? Это не праздные вопросы. Сегодня точная цифра известна разве что паре лиц из ближайшего окружения Сердюкова и тщательно скрывается от посторонних глаз, так как никакого чётко оговоренного бюджета и отработанного архитектурного и дизайнерского проекта просто не существовало, и ремонт велся, что называется, «на глаз».

 

Достаточно вспомнить, как в течении двух месяцев ПЯТЬ(!!!) раз переделывался свет в входных холлах здания. Менялись системы освещения, дорогие люстры сменялись на галогеновые светильники, те в свою очередь меняли на подвесные системы искусственного света и снова подвешивали люстры. При этом спешка была такой, что повешенные утром светильники уже на следующий день после визита Сердюкова с грохотом срывались и грудой скидывались в ящики, после чего исчезали в неизвестном направлении, а на их месте появлялись новые, чтобы через неделю повторить судьбу предыдущих.

 

Апофеозом «перестроек» стала истерика Сердюкова, который два месяца назад пришёл принимать ремонт четвёртого и восьмого этажей и вдруг увидел, что вместо милых его сердцу «бизнес-румов», где в метровых клетушках должны работать офицеры под неусыпным наблюдением сидящего к ним лицом в отдельной клетушке начальника, строители возвели полагающиеся по требованиям секретности помещения. Ярость питерского мебельщика просто не знала границ! Видимо, это задело самые чувствительные струны его тонкой души, и когда робкие прорабы заикнулись о том, что они «нарезали» помещения согласно специальному приказу министра обороны об обеспечении секретности, Сердюков просто взорвался. — Кто здесь министр? — громыхал он — Я здесь министр обороны! Какой ещё приказ? Я здесь приказы пишу!.. …О том, что существуют приказы, которые были подписаны ещё до него и продолжают действовать, министр Сердюков, видимо, не догадывается… — Немедленно всё переделать так, как я сказал!

 

И снова коридоры Генштаба наполнились гастарбайтерами с кувалдами… Теперь всё переделано так, как мечталось Сердюкову. Отделы и управления Генштаба запихнуты в «курятники» по 15-20 человек, где плечом к плечу, как школяры или «бизнесвокеры», офицеры должны «функционировать». О том, что в этих условиях понятие «военной тайны» становится пустым звуком,

- никто старается не думать.

— О каких секретах вы тут мне рассказываете?

- раздражённо бросил Сердюков одному из генералов, попытавшемуся вступиться за строителей. Впрочем, волюнтаризм и вера в собственную непогрешимость Сердюкова уже давно никого не удивляют. Помнится, буквально за пару недель до нападения Грузии на Южную Осетию, в ответ на попытку исполняющего обязанности начальника ГОУ приостановить переезд ГОУ из здания Генерального Штаба в здание ШОВСа, которое было абсолютно не готово к приёму ключевых управлений и не имело не то что линий спецсвязи с войсками, но даже достаточного количества номеров обычной городской телефонной сети, Сердюков точно так же бросил: мол, чего вы тут мне рассказываете об угрозах. Какая ещё война? С кем вы воевать собрались? Выметайтесь! И день нападения Грузии на Южную Осетию Главное Оперативное Управление Генерального Штаба встретило на улице, загружая грузовики с имуществом.

 

А ввод войск по степени неорганизованности и хаоса мало чем отличался от печально знаменитого ввода войск в Грозный 31 декабря 1994 года… После ремонта каждому офицеру будет полагаться небольшой офисный стол, шкафчик для вещей — примерно такой же, как в общественных бассейнах, и небольшой, с женский саквояжик, сейф. Размеры его министр оговорил лично: «Чтобы бутылку водки нельзя было поставить!..» О том, что её можно положить горизонтально, министр не догадался… С водкой проблему министр решил, а вот о том, где офицеру хранить полевую форму и «тревожный чемодан» на случай срочной командировки, он за другими стратегическими решениями не подумал.

 

Зато обзавёлся собственным закрытым от всех глаз бункером для въезда в здание. Страх министра перед собственными подчинёнными оказался таков, что его апартаменты превращены в настоящую крепость. Даже на окнах, выходящих во внутренний двор здания Генштаба, установлены специальные противогранатные сетки, и офицеры теперь в курилках гадают, от кого же должны защитить они вельможное тело? Впрочем, поводов избегать прямых контактов с подчинёнными у господина Сердюкова более чем достаточно.

 

Так, по всем видам и родам войск разослано секретное указание, где расширяется список кандидатов на увольнение без денег и жилья. Теперь туда попадут даже те, кто давным-давно заслужил все льготы и право на квартиру.

 

По этому указанию под проведение аттестации на предмет увольнения по несоблюдению контракта отныне попадают и те, кто продлил контракт сверх предельного срока. Обычно это лучшие специалисты, которых обычно уговаривают ещё на год-два задержаться на службе. Теперь любой начальник может совершенно спокойно потребовать от такого офицера сдать, к примеру, норматив по «физо», и если тот не уложится в него, уволить человека без выходного пособия и жилья, как не выполнившего пункт контракта.

 

Сейчас поговаривают, что под этот же приказ подведут и тысячи тех офицеров, кто служит, не заключая контракт, — это фактически уже уволенные офицеры, которые не могут уволиться и продолжают служить по причине того, что не получили квартиру. Этот приказ должен будет их подстегнуть увольняться с переводом в гражданскую очередь — т. е. фактически «в никуда»… С удовольствием посмотрели бы в глаза господину Сердюкову и его правой руке Макарову так же те офицеры, которых сейчас почти пинками загоняют под приказ о ротации, по которому любого офицера могут без всякого его согласия назначить в глухомань, да ещё и на нижестоящую должность. А если он не согласится, то выгнать из армии без выходного пособия и жилья.

 

Этот приказ делает офицеров фактически рабами, отнимая у них какие-либо права вообще! Зато теперь офицером Генерального Штаба может стать любой выпускник военного училища. С подачи всё того же Сердюкова господин Макаров подписал директиву по новым штатам Генштаба, согласно которой должность офицера-оператора — одна из основных в Генеральном Штабе — отныне становится майорской категорией. Т.е. занимать её можно с должности командира взвода, максимум — роты! Причём без всякой академии, без которой раньше попасть на эту должность было невозможно. Можно представить стратегический и оперативный уровень будущего российского Генерального Штаба, наполненного «стратегами» с погонами «старлеев» и капитанов, которые, к тому же, дольше трёх лет здесь (по приказу о ротации) просто не прослужат. Т.е. даже толком войти в свои должности не успеют! Может быть, господину Макарову правильнее Генеральный Штаб переименовать в Главный Проходной Двор Вооружённых Бригад Российской Федерации, а самому из НГШ стать НПД — Начальником Проходного Двора?»

 

Источник nenovosty

Комментарии

1 комментарий на “Сердюков: мебельщик на воеводстве”
  1. Александр:

    В развале Вооруженных Сил непосредственно виноват Начальник ГШ — генерал армии Н.Макаров. Только с молчаливого согласия его лично и его ближайшего окружения осуществляется планомерное уничтожение Армии и Флота.

Оставьте комментарий